Издательство «МИФ»

Василий Акимов: в жизни важна своя фишка

Интернет-журнал "Глагол. Иркутское обозрение" одним из первых написал о гастролях в США известного музыканта, уроженца Ангарска Василия Акимова в составе музыкального коллектива Leonid & Friends. По возвращению в Россию журналист газеты "Время" Ирина Сергеева взяла интервью у Василия. "Глагол" с большим удовольствием публикует интервью с незначительными сокращениями. 

Для ангарчан имя Василия Акимова не пустой звук. Мы гордились нашим земляком, вокалистом, когда он стал дипломантом конкурса молодых исполнителей "Юрмала-89" и лауреатом конкурса "Ступень к Парнасу". Когда начал работать солистом рок-группы "Мономах", бывшей в 90-х едва ли не единственной командой, исполнявшей христианский рок, и первой рок-группой, которая удостоилась чести выпустить компакт-диск на фирме "Мелодия". Некоторое время Василий Акимов и группа "Мономах" работали в составе театра песни Аллы Пугачевой, принимали участие в ее "Рождественских встречах", но в 1994 году "Мономах" прекратил свое существование. Практически все участники команды остались в Москве, в том числе и Василий, начавший сольную карьеру. В конце 2000-х вышел сборник из 16 лучших песен. Легендарный хеви-вокалист Ронни Джеймс Дио, услышав пение, охарактеризовал его просто: It’s real rock! ("Это настоящий рок!").
Два года назад в жизни Василия произошло настоящее чудо. Именно так он оценивает свое участие в коллективе Leonid & Friends ("Леонид и друзья"), ставший самой признанной в США российской супергруппой, о которой американский музыкальный критик Фил Трейнор сказал: "Я никогда не ожидал, что эти русские могут исполнять американскую музыку лучше, чем наши музыканты!"
В январе Leonid & Friends побывали на гастролях в Соединенных Штатах, а на прошлой неделе Василий на пару дней приезжал в Ангарск. 
 

- Вася, почему ты называешь проект Leonid & Friends чудом?
- Потому что это не было просчитано, выверено, в проект на первоначальном этапе не вкладывались никакие деньги, никто не занимался его раскруткой, все случилось как бы само собой. В Москве работает уроженец Читы, музыкант Леонид Воробьев. Ему исполнялось 60 лет, и он сказал своим друзьям: "Ребята, не надо подарков, пусть каждый сыграет по одной песне из репертуара моей любимой американской группы Chicago". Мы так и сделали. Пока записывали песни, появились ребята, которые так же в виде подарка для Леонида снимали студийный материал о нашей записи и собрали простецкий видеоряд. В итоге получилась неплохая съемка, хорошая музыка и отличное настроение. Все это именинник выложил на Ютуб, и неожиданно пошел огромный отклик: "Ребята, вы молодцы! Классно! Круто!"
Поначалу мы не восприняли это серьезно, прекрасно понимая, что играли музыку группы, которой уже пятьдесят лет, да еще и с русским акцентом. Но тут пошли отзывы из США, Канады, Латинской Америки! Смотрим, уже 10 млн просмотров, потом 15! А это уже мировой уровень, и с этим надо что-то делать. Мы провели презентацию в одном из московских клубов, стали обкатывать программу, а потом появился спонсор, который уже конкретно помог с поездкой в Штаты.
 

- Вы поняли, чем так понравились американцам?
- Я тоже задавался этим вопросом. У них полно хороших команд, которые классно играют ту же самую музыку, что и мы. А у нас и акцент, и плохие записывающие студии, и отсутствие опыта мировой работы. Но знаешь, что нам сказали? "Парни, вы все это делаете с таким удовольствием, драйвом, с такой яркой отдачей, что это дорогого стоит".
 

- В Нью-Йорке у вас состоялось выступление в знаменитом зале Нью-Йорка Сити Холл. Как вы, неизвестная команда, туда вообще попали?!
- Действительно, Сити Холл - пафосное заведение, в которое мало кого из исполнителей пускают. Тут нужно отдать должное нашему импресарио Роману, сыну Леонида Воробьева. Он учился в США, долго там работал, оброс связями, у него настоящая нью-йоркская школа. Я заметил, что в Нью-Йорке люди ходят быстро, говорят быстро, делают все быстро, движуха ни на минуту не прекращается! Пожив в Нью-Йорке, ты можешь спокойно работать в Москве, твоя моторика увеличивается раза в два. Именно Роман вышел на Сити Холл, оговорил все условия, провел огромнейшую работу. Все билеты были проданы еще до нашего приезда в Штаты! Старожилы говорят, что не помнят, чтобы Сити Холл был бы забит полностью. А у нас был!
 

- Что за публика посещала ваши концерты? 
- Русских на них практически не было, одни американцы. Причем нашим друзьям, живущим в Штатах, было странно видеть чопорных американцев, которые на наших концертах вскакивали с мест, хлопали и оттягивались по полной. Для американцев группа Chicago - это как для нас российская дискотека 70-х, знают слова и подпевают. 
 

- Любопытно, что о ваших гастролях был сюжет в новостях на федеральном телеканале NBC. Там сказали, что группа "Леонид и друзья" была замечена и бывшими участниками группы Chicago. Кто из них приходил к вам на концерты?
- Первым пришел барабанщик Дэн Сирефайн. На концерте он сыграл с нами три песни. Ему уже за 70, но он бодрый, подвижный человек. Такой же и клавишник Роберт Лэмм, побывавший у нас на репетиции. Еще на одном из концертов у нас был Джефф Коффи, спел несколько песен. После их визитов я понял, почему мы так понравились американцам. Мы играем с радостью, на сцене веселье, есть и девушка в коллективе - замечательная вокалистка Ксения Бузина. А главное, в наших голосах есть некий эмоциональный надрыв, мы более темпераментно все делаем, с настроением. Вот эта своя фишка пришлась по душе в Штатах.
 

- Думаю, что звезд вам хватает и среди членов команды «Леонид и друзья». Так, на нескольких видео с вами играет саксофонист Игорь Бутман. Как он попал в коллектив?
- Мы выступали у него в клубе и предложили поучаствовать в записи нескольких песен. А еще у нас работает знаменитый валторнист Аркадий Шилклопер, во втором альбоме принимает участие легенда мирового джаза - трубач Артуро Сандовал, игравший еще с Диззи Гиллеспи. 
 

- Я знаю, что в планах весенние и летние концерты в Штатах, запись винила в Америке. Насколько это реально?
- Судя по тому, как прошел наш первый тур, это вполне реально. 
 

- Участие в этом проекте изменило твою жизнь?
- Я довольно давно ушел из Гнесинки, где преподавал, и перед самыми гастролями устроился на работу к Леониду Агутину, в его частную музыкальную школу. Но успел лишь немного поработать - началась подготовка к США. Кстати, Агутин поздравил нас с успехом в Америке. Вообще поздравлений от россиян было не так уж и много. Иностранцы больше реагируют на наш успех, чем свои.
 

- В Ангарск ты приехал на 40 дней смерти мамы Тамары Андреевны. Как родители повлияли на твой выбор профессии?
- Моя мама работала в столовой. И все, кто ее знал, отмечали ее безбрежную доброту и стойкость. Она долго болела, но не плакала и нам не позволяла. Родителям нравилось, что я хорошо пою, они в меня верили, папа верит до сих пор. Но мы сами, когда идем в эту профессию, не знаем, что нас ждет на самом деле. А ждет постоянный нервный напряг, поиск работы, умение гасить в себе амбиции. Жизнь артиста - это всегда качели, от очень хорошо до очень плохо. Но я ни о чем не жалею. Думаю: то, что случилось со мной, - это фарт, это чудо! Я в нужное время оказался в нужном месте. Причем среди друзей, которые тебя любят и ценят!

Ирина Сергеева, газета "Время"


Aliexpress WW

23.02.2019

Бывших иркутян не бывает