Издательство «МИФ»

Владимир Демчиков: «Измены» и «Спасение»

21 сентября на канале ТНТ прошла премьера одного из самых громких сериалов – «Измены». Сериал снят маститым кинорежиссером Вадимом Перельманом, в главной роли снялась прекрасная Елена Лядова. Амплуа неверной жены, успешно обкатанное Лядовой в «Географе…» и «Левиафане», в сериале доведено почти до абсурда: тут у ее героини муж-врач и три любовника: партнер по бизнесу, гаишник и мальчик-мажор. Телеканал ТНТ презентовал сериал в Иркутске с помпой, как киноблокбастер. На вечерней премьере в лучшем кинотеатре города были целых два фуршета, до и после показа. Кроме этого, в Иркутск прилетели два актера, Александр Клюквин и Ольга Хохлова, сыгравшие хоть и не главных персонажей, но все-таки. Кроме того, гостям премьеры раздавали подарочные пакеты с альбомом (!), посвященным сериалу. В общем, все было по-взрослому. 

Премьера «Спасения», последнего фильма нашего земляка Ивана Вырыпаева, была практически день в день с «Изменами», 24 сентября. Правда, премьерный показ «Спасения» устроили в отдаленном кинотеатре, да еще и не в обычном кинозале, а в зале для 4D-развлечений, находящемся посреди пустующего в утреннее время развлекательного комплекса. Никакого фуршета, конечно, не было, и голодные журналисты и журналистки, посетившие мероприятие, имели в качестве десерта разве что аскетический стук аэрохоккея за стеной прямо по темечку.

Разница в форматах премьер понятна: «Измены» - коммерческий продукт развлекательного канала, поэтому тут не грех и налить, и покормить. «Спасение» же – духовный и малобюджетный арт-хаус, здесь зрителю можно и поголодать и вообще как-то телесно пострадать.

Отличались и рекламные постеры: на постере грешных «Измен» в центре в сиянии фотошопа - обнаженная Лядова со всеми своими богатыми бедрами, а на постере «Спасения», естественно, серая мышка, упакованная в строгое католическое «ай-яй-яй».

Теперь о фильмах. «Измены» - это неплохая попытка, не сказав ничего нового и не придумав для героев никакой «внутренней истории», меняющей их по ходу фильма, просто пройтись с подробным пересказом по самой животрепещущей житейской проблеме – проблеме любовных отношений. Это такой новый телевизионный «Декамерон», вереница эротических сюжетов в комической аранжировке. Наверное, создатели хотели выдержать достаточно высокий уровень драматического напряжения, но содержательно сериал забуксовал уже на второй серии, где все более-менее стало ясно. Героиня Лядовой просто хотела прожить свою жизнь так, чтобы не было мучительно скучно. И грешила: с партнером по дизайнерскому бизнесу – из желания как-то разнообразить ту часть жизни, которая приносит ей деньги, с гаишником – просто потому что понравился простой и веселый парень, к тому же гаишник в хозяйстве вещь не лишняя, а с пацаном-мажором – просто из спортивного интереса и из желания напоследок тряхнуть уходящей девичьей красой. Муж ее – конечно, человек хороший, но не просто нудный, а, как говорят продвинутые девушки, никакой. Ни денег, ни радости, ни хотя бы адреналина от него уже не дождешься. То есть для героини измены – это чуть ли не единственный способ ее существования в огромном городе, в котором надо по возможности не помереть с голоду и не умереть от тоски. «Изменяю – следовательно, существую,» - в эту спасительную формулу помещается вся экранная жизнь ее героини. И финальный ее уход к гаишнику если и не читался в первых сериях, то только потому, что все ждали чего-то большего.

Героиня вырыпаевского «Спасения», 25-летняя польская монашка Анна, не знает всех этих проблем. Полжизни прожив в монастыре, она отправляется в Тибет служить в местной католической миссии. В дороге ей приходится на несколько дней задержаться в тибетской гостинице, и она оказывается в совершенно чужом мире. Она гуляет, заходит в храмы, слушает местную музыку, забирается в горы, наблюдает прилет инопланетян (которые, впрочем, прилетели и улетели, никак не повлияв на происходящее в фильме). Контакты героини с людьми минимальны: в начале фильма она встречает туристку, в середине – американского рок-музыканта, а в конце – фотографа. Со всеми ними героиня разговаривает в общей сложности минут 10 - и в конце фильма сообщает фотографу, что бог есть. То есть чувство некоторого ступора и удивления перед незнакомым, но притягательным миром, которое героиня испытывала в начале картины, сменилось чувством полного его, этого мира, приятия. Не особенно понятно, с чего бы вдруг, но – приняла так приняла, что уж тут поделаешь. Согласимся с автором, заметив, впрочем, что он не особенно и старался нас в чем-то убедить, бегая за молчаливой и аутичной героиней с трясущейся камерой. Так что если бы она, например, заявила фотографу в конце картины, что бога нет – я бы нисколько не удивился. Ну, нет, так нет.

Фильм «Спасение» в своей безыскусности напоминает одновременно несколько известных всем вещей. Во-первых, каким-то неуловимо туристическим взглядом на Тибет он напоминает передачу «Непутевые заметки». Во-вторых, вдруг вспомнился фильм «Трудности перевода», в котором юная героиня в чужом городе, терзаясь смутными переживаниями, тоже выразительно и трогательно катается в номере отеля по кровати в одних трусах. В-третьих, фильм назойливо походит на любительское видео со скачущей картинкой, снятое с помощью селфи-палки. В четвертых, на память приходят советские школьные девичьи тетрадки с графоманскими рассказами о «хороших мальчиках»: об этом вспоминаешь, когда молодой американец, живущий в этой же гостинице, зазывает героиню в свой номер - и там долго поет ей слащавую песенку (тут-то, судя по ее восторженному лицу, снятому крупным планом, она и начинает подозревать, что бог есть, хотя от таких песенок впору, наоборот, разувериться в его существовании).

Вообще воспринимать фильм Вырыпаева всерьез, конечно, можно, но для этого надо как минимум следить за творчеством нашего талантливого земляка и – очень желательно – относиться к этому творчеству с сочувствием и пониманием. А поскольку Вырыпаев вполне успешный театральный драматург и режиссер, работающий в России и в Европе, и к тому же имеющий опыт участия в крупнейших кинофестивалях, то не приходится сомневаться, что и фильм «Спасение» найдет и своего зрителя, и своих поклонников. Все рассуждения Вырыпаева в многочисленных интервью о теме фильма, о коммуникации, взаимодействии культур, о России, поиске боге и так далее – хоть и слегка напоминают стебный треп, но в дополнение вот к такому кино вполне уместны. Иван Вырыпаев, судя по фильму, разрабатывает перспективную нишу, которую можно определить как «наивная духовность», духовность-light. Она существует на стыке культуры и других нишевых модных развлечений. В «наивной духовности» нет ничего тяжело-серьезного, здесь все может одновременно быть обращено и в хохму, и в проповедь о высоком. И в хохму о высоком, и в проповедь о хохме. Молодой человек, попавший на фильм «Спасение», может с радостным удивлением увидеть, что поиск бога – это прикольно, разноцветно, связано c путешествиями – и, кстати, работать не надо. И изменять, соответственно, тоже особо незачем, да и некому. 

Фильм, кстати, снят на английском языке. Видимо, подобно тому, как путь к сердцу мужчины лежит через известно что, путь к богу с той же неумолимостью лежит через английский язык. Впрочем, почему бы и нет. Пути господни, как известно, неисповедимы, хотя иногда и предсказуемо неисповедимы. Единственное, чего немного жаль, так это того, что героиня в поисках бога избежала даже самых невинных искушений: все-таки в «Декамероне» и его переделках именно монахи и монашки были излюбленными персонажами эротических историй.


Aliexpress WW

24.10.2015

Киноразговоры