Издательство «МИФ»

Алексей Петров: К Александре Викторовне-1

К Александре Викторовне. Так, по-домашнему, называется проект Иркутской городской общественной организации «Клуб молодых ученых «Альянс». К Александре Викторовне. Это небольшой краеведческий проект по маршруту Иркутск – Улан-Удэ – Кяхта, который состоялся благодаря гранту Иркутского областного отделения Русского географического общества и Иркутскому масложиркомбинату.

Иркутск. Здесь мы живем, здесь имя Потаниной носит центральная городская библиотека. О ней «Альянс» делал специальную «Прогулку по старому Иркутску», установил информационную доску на библиотеку, что по улице Трилиссера, издал календарик маленький, но тиражом в 1 000 экз. и здесь проходят Потанинские чтения.

Улан-Удэ. Ну как можно не побывать в столице Бурятии, если ты знаешь, что Александра Викторовна написала специальный труд о бурятах как об отдельном народе, за что получила первой среди женщин Золотую медаль Русского географического общества.

Кяхта. Здесь в январе 1894 года, несколько месяцев спустя после смерти в далеких краях, Александра Потанина была захоронена в ограде Успенской церкви. И здесь в 1956 году кяхтинцы установили ей памятник.

Родилась она в 1843 году в самой обыкновенной семье священника. До тридцати лет вела обычную и скучную жизнь, постоянно думая о том, что до конца своих дней ничего не поменяется. Однако, ее жизнь заиграла новыми красками после знакомства с Григорием Потаниным, будущим мужем. Она стала его верным спутником во всех экспедициях. В 1876 году Александра Викторовна с Григорием Николаевичем отправилась в свою первую экспедицию, которая ставила своей основной задачей изучение природы и населения Северо-Западной Монголии. Десять дней экспедиция продвигалась на восток по широкой долине Черного Иртыша, пересекавшего границу России и Китая. Александра Викторовна во всех экспедициях изучала природу, делала зарисовки и писала записи, которые впоследствии опубликовала. 

В 1879 году у Потаниных была вторая экспедиция, направленная в центральную часть Северной Монголии. Экспедиция исследовала ряд больших озер северо-запада, прошла по верхнему течению Енисея и прибыла в Иркутск, оставив животных на зиму вблизи западного берега озера Косогол.  Завершив вторую экспедицию в Иркутске, они прошли 1 800 верст, определили шесть астрономических пунктов, нанесли на карты территории от Кошагача до северной оконечности озера Косогол, составили гербарий из 400 видов растений, 1 000 экземпляров насекомых, 80 чучел птиц, 120 образцов горных пород.

Александра Викторовна всегда помогала мужу составлять отчеты по экспедициям, но ей удавалось находить время и для собственных литературных опытов. 

Третья экспедиция состоялась в 1884-1886 годах  в Тибет благодаря финансовой поддержке Владимира Платновича Сукачева, недаром Григорий Потанин написал позднее, что «Иркутск первый в Сибири перестал выбирать в городские головы купцов-толстосумов и выбрал Сукачёва, эстета, составившего первую картинную галерею в Сибири, человека с университетским образованием». Затраты Сукачева на экспедицию превысили 17 тысяч рублей. Кроме того, все ценные материалы, которые привезли Потанины, были переданы в музей ВСОИРГО.  Потанин писал письма В. П. Сукачеву из экспедиции с подробностями об остановках путешественников и их здоровье. Так, Сукачев на заседании распорядительного комитета ВСОИРГО прочитал письмо от 19\31 июля 1884 года, в котором сообщалось, что здоровье Потанина с супругой, Скасси и Березовского «находилось в удовлетворительном состоянии».   

Заключительная, четвертая, экспедиция началась в 1892 году и закончилась трагедией осенью 1893 года.

Отметим, что после третьей экспедиции Потанины поселились в Иркутске, приняли активное участие в деятельности ВСОИРГО, Григорий Потанин стал правителем дел Общества и вместе со священником И. А. Подгорбунским организовал выставку принадлежностей буддийского культа, впервые познакомившую иркутян с внешней стороной буддизма. В Иркутске она заинтересовалась бурятами, завела себе немало друзей среди них, ходила к ним в гости. В беседах за чаепитием она постепенно накапливала ценный этнографический материал. Она написала рассказ «Дорджи, бурятский мальчик» (о жизни Донжи Банзарова, одного из немногих ученых-бурят, автора научного труда «Черная вера, или Шамамство у монголов»), а также этнографический очерк «Рассказы о бурятах, их вере и обычаях», в котором проявилась ее наблюдательность и научный подход к пониманию этнографических вопросов. 

Участники экспедиции-2019 не просто побывали в двух бурятских городах. Они побывали в местах, связанных с Александрой Викторовной, и попытались поставить себя на место тех, кто открывал для нас восточные территории, людей и природные явления. Кстати, экспедиция была семейной и состояла из политолога, историка, будущего географа и юного школьника, который только определяется со своими предстоящими исследованиями - пристрастиями. Может быть экспедиция помогла ему разобраться в этом.

Из Иркутска экспедиция двинулась в Верхнеудинск. Так как Александра Викторовна изучала бурят, то и мы отправились в этнографический музей. Бурятские юрты остались только в музеях, в которых представлена их повседневная жизнь, культура и вероисповедование.  Александра Викторовна отметила, что несмотря на близость с русскими, буряты предпочитали китайские ткани. Она писала: «В одежде верхнеудинские буряты также крепко держатся своего старого обычая. Все они носят монгольские халаты, монгольские сапоги, которые шьют дома их женщины, и островерхие шапки домашней работы, непременно украшенные красной шелковой кистью на верхушке. В настоящее время все буряты под халатом, кроме штанов, носят рубаху. Сверх этого монгольского костюма в дурную погоду буряты непременно на себя надевают русскую шинель. Женщины еще менее заимствовали у русских. Из русского у них только ситец на рубахах».  Также она отметила, что осень для бурят самое веселое время года и досуга у них словно больше, чем у русских.

Вечером все погрузились в автобус и направились по отправлению в Кяхту. Кяхта встретила группу теплым ночным воздухом. Однако нам сразу же повезло – один из местных жителей, выпускник медицинского колледжа, предложил прогуляться до гостиницы и провел первую экскурсию по небольшому городу, который в середине XIX века называли «сибирской Венецией».

О том, что было в Кяхте, и знают ли там Александру Викторовну, читайте во второй части заметок.

                                                         Алексей Петров, историк

При поддержке Иркутского областного отделения Русского географического общества

На фото: Улан-Удэ, этнографический музей народов Забайкалья

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

25.09.2019


Новости партнеров