Сергей Язев: Виновата ли Пересильд в очереди в космос?

Еще один длинный текст на прежнюю тему. Тема космического полета киноэкипажа меня не отпускает – громко всё получилось, острые дебаты развернулись, зацеплены многие темы, о которых никто раньше и не думал.

Пожалуй, наиболее распространенным раньше (до старта «Союза МС-19») было такое мнение:

1. Космонавты – молодцы. Они уже не такие герои, как шестьдесят – пятьдесят лет тому назад, поскольку техника стала надежнее. Тем не менее, это уважаемые и замечательные люди.

2. Космонавты летают в космос, чтобы заниматься научными экспериментами. Там, в невесомости, создаются новые технологии, которые нам предстоит использовать в будущем, и без сегодняшних исследований ничего не получится.

Оговорка: так думали, конечно, не все, но большинство. Я давно знаю людей, кто выступает против полетов человека в космос принципе (считая это зряшной тратой денег) и против награждения космонавтов (считая, что они никакие не герои). Но эту точку зрения я обсуждать сейчас не буду.

Когда выяснилось, что в созданный на деньги федеральной космической программы космический корабль «Союз МС-19» вместо двоих космонавтов усядутся двое кинематографистов для съемок фрагментов художественного фильма на орбите, довольно быстро оформилась критическая позиция, которую высказали (в том числе) и некоторые космонавты, и работники космической отрасли, а вслед за ними – многие непрофессиональные наблюдатели. 

Споры развернулись нешуточные. Я тоже в них поучаствовал, и мне тут же прилетело – комментаторы сообщили, что я поддерживаю полет кинематографистов (а я его поддерживаю) потому, что всегда выступаю за решения власти, а также потому, что мне за мои тексты платят деньги. Эти странные утверждения, которые ни к разряду умных, ни к разряду адекватных я отнести не могу. Обсуждать здесь не буду ввиду явной бессмысленности такого обсуждения. Кто верит в то, что я всегда за власть и в то, что мне за мои тексты платят деньги – пусть верит, потому что поколебать настоящую веру, как известно, невозможно. А те, кто меня хорошо знает, знает правду, и мне этого достаточно. Но я хочу сказать не об этом. 

По поводу споров хочу еще заметить, что многие критики проекта ругали космический кинопроект еще и потому, что в их глазах авторы проекта – Рогозин и Эрнст – персонажи сугубо токсичные, и уже поэтому то, что они предлагают, априори поддерживать нельзя. Эта позиция либо прямо, либо косвенно проявлялась в критических доводах. 

К сожалению, перепало и самим кинематографистам. Юлию Пересильд как только не обзывали, и ее личную жизнь вспомнили, и фамилию поковеркали, чтобы подчеркнуть свое негативное к ней (к актрисе) отношение. А Клим Шипенко, конечно, оказался никудышным режиссером (даром что его фильмы в прокате показали себя очень неплохо). В общем, критики космического кинопроекта продемонстрировали высокую степень доброжелательности, интеллигентности, корректности, объективности, воздерживались от перехода на личности – впрочем, как и всегда. 

Если отвлечься от формы выражения интереса к кинопроекту, я бы признал, что по большому счету обсуждение полезно. Пожалуй, впервые за многие годы пилотируемая космонавтика оказалась на острие общественного интереса. И в этих дискуссиях (которые в большинстве случаев, конечно, превратились в привычный для нынешних времен срач в соцсетях и публичную арену для ботов и дерьмометов залпового огня), тем не менее, выкристаллизовались действительно важные и интересные вопросы. 

Попробуем сформулировать основные положения критиков. Насколько мне представляется, они сводятся к следующему:

1. На наших глазах творятся волюнтаризм, произвол и нецелевое расходование государственных средств. Построенный на деньги налогоплательщиков (огромные бюджетные деньги!) космический корабль повез в космос не космонавтов, чтобы они занимались наукой, а каких-то киношников снимать никому не нужный фильм. Если кому-то приспичило снимать кино в космосе – пусть сам и оплачивает полет, включая изготовление корабля и ракеты. 

2. Полет киношников – проявление пренебрежения интересами космонавтов, которые (космонавты) ждут полета по десять лет. И вот теперь их отодвинули из-за полета непрофессионалов (кого-то, возможно, навсегда) из-за нелепой идеи Рогозина и Эрнста. 

Оставим пока первый тезис (я к нему вернусь как-нибудь попозже), а обратимся ко второму. Действительно, подготовка космонавта стоит очень дорого, людей отбирают чрезвычайно жестко, их подготовка – нечто непосильное для человека обычного. Космонавты (я так думаю) – люди особенные. Сверхлюди. Почему же получается, что очередь на полет сравнительно быстро движется в Америке, но еле продвигается в России? Десять лет ожидания при отсутствии гарантии, что космонавта включат в экипаж – это очень тяжело. Есть космонавты, которые переживали неоднократные откладывания своих стартов. В чем же дело?

Давайте посмотрим на полеты российских космонавтов на МКС – от момента начала эксплуатации МКС до полета «Союза МС-18» - вся история до старта киноэкипажа. Это богатая история. Не будем рассматривать полеты «шаттлов» и «Дрэгонов» – только «Союзы».

Итак, к МКС до полета киноэкипажа слетали четыре «Союза ТМ», двадцать два «Союза ТМА», двадцать «Союзов ТМА-М» и восемнадцать «Союзов МС». Всего, таким образом, шестьдесят четыре корабля (вычитая беспилотный «Союз МС-14» – шестьдесят три). В каждом «Союзе» обычно три кресла, стало быть, всего сто восемьдесят девять мест. Но три корабля были двухместными, минус три – сто восемьдесят шесть кресел. Как они распределились?

На «Союзах» слетали 86 российских космонавта, 92 астронавта (из США, Европы, Японии, Канады, Арабских Эмиратов). Кроме того, восемь кресел заняли космические туристы. Решение продать кресла туристам и арабскому астронавту – это собственное решение «Роскосмоса», в том смысле, что могли бы и не продавать. А вот 91 кресло для астронавтов – это сотрудничество в рамках проекта МКС.

У американцев летать подолгу (в течение многих месяцев), начиная с 1975 года было не на чем. До 2011 года эксплуатировались шаттлы, но и в их эпоху американцы стартовали на наших «Союзах». Дело было в том, что ни один шаттл не летал дольше 17 суток, и во время длительной (многомесячной) смены нероссийского астронавта на борту либо станции «Мир», либо МКС в случае необходимости срочного покидания станции его просто не на чем было бы возвращать на Землю. Так что даже иностранцы в длительные экспедиции летали исключительно на «Союзах». 

После прекращения эксплуатации шаттлов в 2011 году оказалось, что США не могут выполнить свои обязательства перед европейцами, японцами и канадцами – Америка должна была возить их на борт МКС. Оставались только российские «Союзы», и американцы выкупали на них места для партнеров.
Всё сложилось хорошо, Россия спасла проект МКС, «Союзы» возили астронавтов в космос как рабочие лошадки. В 2014 году в США заговорили про санкции против «Роскосмоса», и Рогозин (с моей точки зрения, совершенно справедливо) тогда намекнул – ребята, если вы так, тогда вы как-нибудь сами, на батуте….». И те отыграли назад….

В итоге американцы и их компаньоны до сих пор летают на «Союзах», хотя в 2020 году США обрели, наконец, современный Дрэгон». И что же? Все равно весной 2021 года на борту «Союза МС-18» вместо россиянина снова полетел американец. Критиков этого решения слышно не было (хотя они, конечно, есть).

Если посмотреть на серию самых современных кораблей «Союз МС» – тут диспропорция наибольшая. Начиная с первого корабля МС вплоть до «Союза МС-18» минус «Союз МС-14» (испытательный полет впервые в комплекте с обновленной ракетой) - 17 кораблей. Так вот, на 11 кораблях из 17 было по два иностранца и по одному космонавту. 

Итак, на протяжении двадцати лет более половины кресел в наших «Союзах» занимали не российские космонавты, даже с учетом туристов. В этом и заключается главная причина «долгой очереди».

Молодые космонавты действительно ждут по восемь - десять лет, пока их не включат в экипаж. И кто-то не дожидается. Да, такие печальные случаи были. Кроме того молодых космонавтов редко (почти никогда) не включают в экипаж в качестве командира – командиром «Союза» должен быть только россиянин, причем уже с опытом полета. А если в экипаже только один космонавт и двое астронавтов? Значит, молодой космонавт отодвигается еще на полгода, пока не сформируется экипаж из двух россиян и одного иностранца. А как я уже сказал выше, из 17 первых кораблей серии «Союз МС» 11 были с двумя астронавтами на борту, и поэтому во всех этих полетах последних лет молодые космонавты в принципе участвовать не могли.

Впервые за много лет в состав экипажей недавно, наконец, попали поочередно Иван Вагнер и Петр Дубров (Дубров сейчас выполняет на орбите годовой полет).

И молодые космонавты давно ожидали - когда же, наконец, полетят американские «Дрэгоны», а иностранцы освободят места в «Союзах» для российских космонавтов. Но Илон Маск смог сертифицировать свой красивый новый корабль для пилотируемых полетов на четыре года позднее, чем планировал. Поэтому летать на МКС всей международной коллаборации можно было до сих пор только на «Союзах», -- других вариантов не было.

Но критики, которые радеют за судьбы молодых космонавтов, почему-то молчали двадцать лет, считая, что отдавать кресло в «Союзе» (например) канадцу или японцу – это нормально и хорошо, молодые космонавты пусть подождут, ничего с ними не сделается. А вот выполнить раз за двадцать лет один чисто пропагандистский полет в интересах рекламы российской пилотируемой космонавтики – это, конечно, очень плохо. 

Мне кажется, это явное нарушение логики и проявление двойных стандартов. Американский политолог Николай Злобин утверждает, что в политике двойные стандарты – обычное дело и норма. Но мы же не про политику, верно?

Конечно, критики могут возразить, что за каждое продаваемое кресло в «Союзах» Россия получала неплохие деньги – до 90 миллионов долларов за место! Да, конечно, это так. Другими словами, если деньги платят, то космонавты, оказывается, могут и подождать десять лет, ничего с ними не сделается.
В принципе это тоже возможный подход: типа, ребята, вы же понимаете – если ты полетишь вместо американца, «Роскосмос» потеряет сто лимонов баксов… Давай ты уже лучше на Земле посидишь? 

Вполне рыночная логика. Россия умеет оказывать уникальную услугу, которую потребители готовы покупать за большие деньги. Отлично. Но при таком подходе странно слышать, что критики, оказывается, заботятся о судьбе космонавтов.

Специалисты расскажут, что вариантов не было – МКС не может жить без американцев на борту (это абсолютная правда). Тем не менее, я считаю, что варианты всё-таки были: МКС прекрасно могла обойтись, хотя бы иногда, без присутствия некоторых нероссиян, и на их креслах вполне могли оказаться россияне. Но это не обсуждалось, в том числе критиками полета киноэкипажа, которые скромно молчали, пока на российских креслах двадцать лет летали нероссияне, не пуская на орбиту наших молодых космонавтов. Да что там говорить – и немолодых тоже, просто у них шансов было чуть побольше. 

Поэтому мне и кажется, что рассматриваемый критический тезис нелогичен. Не киноэкипаж, летавший всего 12 суток, виноват в том, что наши космонавты ждут полета по десять лет. Напомню, кроме того, что командир «кино-Союза МС-19» Антон Шкаплеров вообще-то полетел на полугодовую вахту выполнять штатную программу. А вернувший на Землю кинематографистов «Союз МС-18» вообще-то привез после полугодовой вахты на МКС Олега Новицкого, так что эти корабли отчасти сработали по плану.

А как же космонавты, которые, как утверждают критики, серьезно пострадали? Андрей Бабкин, который должен был лететь, в начале года был выведен из состава экипажа по здоровью. В этом году он точно не полетел бы, вне зависимости от кинопроекта.

Первый за двадцать лет полностью российский экипаж из троих космонавтов, включая новичков Сергея Корсакова и Дениса Матвеева, полетит в марте. Старт следующего экипажа, в составе которого еще два новичка – Дмитрий Петелин и Анна Кикина, – намечен на сентябрь. От всей души желаю им удачи. «Очередь на орбиту», наконец, начинает двигаться после десяти лет ожидания в отряде.
Но в этом ожидании виновата не Пересильд.

Получился лонгрид – пора заканчивать. Что я думаю про то, стоило ли тратить госресурсы на этот кинополет, я уже писал. Может быть, напишу еще раз. Напишу не потому, что я всегда за власть, и не потому, что мне кто-то за это заплатит – просто я так думаю. Как думаю, так и пишу. Так бывает.

Автор: Сергей Язев, доктор физико-математических наук. профессор ИГУ, директор астрономической обсерватории ИГУ

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

25.10.2021


Новости партнеров