Московский блогер доехал до Байкала на электричках

"Глагол" уже сообщал о выходе книги известного московского журналиста и блогера Алексея Абанина "На электричках до Байкала", а также опубликовал два отрывка из записок путешественника. Первый отрывок был посвящен городу Нижнеудинску, второй - Иркутску. Сегодня мы публикуем третий, заключительный, отрывок. 

Примерно через час большинство пассажиров вышли из электрички и разошлись по своим деревням и лесам, в основном лесам, так как после Иркутска и пригородов населенных пунктов до Байкала почти нет. Мы с тем самым мужиком, у которого руки были в  чем-то наподобие копоти, решили сесть в вагон, который стал совсем пустым. Примерно в это же время туман за мгновение рассосался, и перед нами возникли золотые просторы осенней сибирской горной тайги, чего я так долго ждал.

После станции Большой Луг электричка начала продираться как раз сквозь эти горы, что означало появление серпантинов, которые простираются в течение полутора часов - примерно до самого озера. Оставшиеся пассажиры открыли все верхние форточки окон и  начали по очереди высовывать головы: если поезд поворачивал влево, попутчики бежали к левой стороне вагона, если электричка держала путь правее, то все бежали на противоположную сторону. Самое важное в этом направлении - садиться в задние вагоны, чтобы, высовывая голову из окон, был виден весь поезд, резко сворачивающий в ту или иную сторону.

Так мы и слонялись долгое время по вагону, не прекращая фотографировать необычное зрелище, как вдруг по левую сторону из деревьев начала появляться голубая и блестящая от солнца гладь. Кто-то заорал в вагоне: «Байкал!»

Подъезжая к Байкалу, туман рассосался сам собой. В тот момент, когда озеро только-только появилось в поле зрения, я просто вскочил моментально и выбежал в тамбур, где (наверное, не очень сильно - не помню) заорал. И еще минут десять я ходил по тамбуру из стороны в сторону и бубнил себе под нос: «Б..ь, б..ь, б..ь». Других слов у меня просто не было. Да и не хотелось их искать.

Между мной и Байкалом тогда была лишь стандартная надпись «Не прислоняться», к  которой я  уже дав-но привык и в какой-то момент перестал замечать. Но тогда я просто плюнул на этот запрет и прислонялся чуть ли не всем телом, лишь бы быть ближе и не иметь глупых перегородок. Даже спустя четыре года все описание тех чувств, хотя, казалось бы, вода и  вода, что я  воду не видел, сводится к  мату и  несвязным отрывкам слов и словосочетаний.

Был ли тот момент катарсисом? Безусловно. Видел ли я что-то настолько же красивое, как Байкал, в России? Кажется, нет, хотя путешествовал по родным краям достаточно часто. По силе природы эти виды вставали в один ряд с просторами Исландии и Шотландии.

Чуть позже я  сформировал даже для себя (сейчас будет максимально пафосно, но очень искренне) принципы моментов, ради которых и  стоит жить, точнее даже - после которых хочется умереть (от счастья). Так вот, до Байкала у меня такое было лишь однажды, как раз в Исландии. Сейчас попробую сформулировать, что я имею в виду. Представьте полное единение и слияние с природой, когда вы ощущаете себя не просто человеком или даже частью этого мира, а вы четко понимаете, что вы и есть природа, словно прорастаете в траву и исчезаете в ней. Именно тогда исчезает малейший намек на страх смерти, который сидит в  нас всегда, просто редко вылезает наружу. Потому что не может умереть то, что бесконечно. А  в  такие моменты вы и  есть бесконечность. И  вот тогда я  и  понял, что хочу такие моменты коллекционировать, ради них и путешествовать, быть всегда в их поиске. И Байкал помог как раз сформировать эту копилку.

Кстати, я  же почти не рассказал о  том, какой станет финальная точка - не просто же увидеть Байкал и обратно поехать, это было бы слишком скучно. Пока я организовывал маршрут всего путешествия, я узнал, что, оказывается, от города Слюдянка, объезжая озеро с  севера, до станции Порт Байкал ходят поезда по тупиковой дороге. Это Кругобайкальская железная дорога длиной 89 километров, проходящая по берегу Байкала вдоль подножия Олхинского плато в  течение пяти часов. И  это настолько уникальная вещь, что весь маршрут признан памятником инженерного искусства, так как состоит из 38 тоннелей, 15 каменных галерей, 248 мостов и  виадуков, бесчисленного множества памятников природы. Там столько разных инженерных сооружений на небольшом отрезке, что Кругобайкалка не имеет равных и  похожих мест не только в  России, но и  во всем мире, причем, что важно, все эти тоннели и виадуки строились по нетиповым проектам и никогда не перестраивались. Так что, как инженеры с архитекторами придумали первоначально больше ста лет назад, так все и осталось. Плюс добавьте сюда все пять часов наблюдения за Байкалом и  нетронутой горной природой. И  это даже на словах звучит как исключительная редкость, попробуйте представить, каково это видеть вживую. Естественно, я загорелся идеей закончить путешествие именно таким образом.

Обычно все доезжают до станции Слюдянка и там пересаживаются на Кругобайкальскую железную дорогу. Я решил выйти заранее - на станции Земляничный, чтобы спуститься по серпантинам, пройти через поселок Култук и уже там сесть на поезд, проходящий 89 километров почти за пять часов.

Я вышел на Земляничной один и пошел вниз сквозь высокую траву к  Байкалу, видя его перед собой так близко, что хотелось обнять его руками. Чтобы усилить ощущение эпичности и катарсиса, я надел наушники и включил альбом Hoppipolla группы Sigur Ros. Ну и  тут меня уже физически должно было разорвать на куски, по крайней мере слезы точно появились на глазах. Я спускался по почти не видимой тропинке, периодически фотографируя встречающихся коз, коров, цапель и  даже ястреба. Хотелось лечь и  буквально умереть от счастья, но я  понимал, что если не пообедаю сейчас, то уже никогда.

До поезда оставалось два часа, поэтому я решил подняться вверх по автомобильному серпантину до специальной смотровой площадки - вид там, кстати, незабываемый - и кафе «Байкальский серпантин», откуда вид из панорамных окон также хорош. Вообще там везде, куда ни посмотришь, отличный вид на озеро и  горы. Закинув в себя кофе и омлет, я начал спускаться через рабочий поселок Култук к воде. Кстати, это первое поселение на юге Байкала, которое было основано еще в 1647 году. Сейчас, конечно, тут делать особо нечего, но можно купить у  местных жителей локальную рыбу и  клубнику. Дойдя до озера, я  умылся холодной и  такой кристально чистой водой и сел на деревяшку, которую тут кто-то оставил специально для созерцания. Так и сидел минут тридцать, пока не пришло время идти на железнодорожную станцию встречать поезд.

Состав поезда, который идет по Кругобайкалке, небольшой - всего два вагона. И если вы захотите занять лучшие места, то нужно садиться все-таки на Слюдянке, чтобы была возможность занять места справа. Когда же поезд подъехал к Култуку, один вагон был забит уже целиком - там сидели исключительно китайцы, кажется, у них была экскурсионная группа, так что мне объяснили, что надо перейти в другой вагон. Там свободных мест с правой стороны не было, но кресло я себе нашел. В любом случае я все равно фотографировал каждую минуту виды за окнами и выбегал в тамбур для лучшего обзора.

Пять часов чистейшего созерцания. Поезд на этом пути периодически останавливался, причем не на четко регламентированное время. Потому что на каждой станции вагоны пустеют, так как все выбегают поглазеть на непрекращающийся Байкал и пофотографировать себя на его фоне. Машинист просто ждал, когда все насмотрятся, зазывал обратно и  ехал дальше. Если кто-то медлил, поезд все равно начинал ехать, но так медленно, что оставшиеся успевали запрыгнуть на ходу.

Друзья, которые были здесь несколько лет назад, рассказывали, что самый кайф - ехать либо в кабине машиниста, либо прям на носу локомотива (он  имеет непривычную для головных вагонов электричек форму и  огорожен со всех сторон так, что несколько людей могут спокойно стоять и ехать). При таком раскладе открывается панорама на 360 градусов, но нужно дать взятку машинисту, рублей 500. Я долго сидел на своем месте и никак не мог решиться подойти, но наличные были наготове. На третьей остановке я  все-таки смог взять всю волю в кулак и обратился:

- Здравствуйте. Мои друзья рассказывали, что можно прокатиться у вас в локомотиве. Пустите?

- Нет, нельзя.

Тут я немного замялся, но продолжил:

- И даже рядом с вами нельзя постоять? Может, мы как-то договоримся? Может, можно как-то заплатить?

- Парень, я ж не против. Мы так возили всех желающих, а  потом менты увидели, и  двоих уволили. Ты  ж не хочешь, чтобы машинистов тут не осталось?

- Не хочу.

- Вот и я не хочу. Так что извиняй.

Немного расстроенный, я вернулся в вагон к себе на место. В целом мое сознание после трех часов бесперебойного поглощения окружающего мира немного утомилось и уже перестало вырабатывать счастье, все-таки для этого нужен ресурс. Поэтому я расположился поудобнее и уснул.

Когда я проснулся, за окном уже ставший привычным пейзаж исчез. Снова вернулся утренний туман и край земли. В вагоне громко играла какая-то китайская музыка. Выйдя на конечной, надо было дойти до порта, чтобы уже на пароме переплыть Ангару, добраться до Листвянки и там заночевать.

Конечная станция Кругобайкальской железной дороги - Порт Байкал, это такой грузопассажирский порт у истока Ангары. Я вышел из поезда последним, не понимая, где я нахожусь и что происходит. Вокруг был небольшой вокзал, я дернул дверь - вход был закрыт. Напротив несколько деревянных домов и редкие деревья.

Дальше за ними, кажется, была гора, но из-за тумана было не разглядеть. Группы людей шли по деревянному настилу вдоль фонарных столбов, которые пытались хоть немного осветить путь. Карту я заранее не изучал, поэтому решил пойти за всеми.

Среди заброшенных судов с надписью «Север» и работающих грузовых кранов, ремонтных мастерских и плавучих доков мы пробирались к  пристани. Там нас уже ждал паром «Байкальские воды» с  одним горящим фонарем посередине, который стоял среди пустоты, даже воду почти не было видно. На паром зашли около сорока человек и задом заехал легковой автомобиль с прицепом. Местные мужики громко переговаривались между собой неизвестными словами и начали готовиться к отплытию. Бородатый дед в камуфляжном костюме размотал канат, на котором все держалось, и закинул какие-то вещи на платформу. Мы постепенно начали отплывать.

Дед выглядел так, словно ему стыдно было прощаться, поэтому он стоял боком и  просто ждал, когда мы скроемся с горизонта. Он становился все меньше и меньше. Стойкое ощущение, что самого путешествия и не было, не покидало. Туман создавал иллюзорность всего происходящего. Мы отплыли уже в полной темноте. Паром настойчиво включил сирену, чтобы нас было видно в тумане, все пассажиры резко замолчали, школьницы запели, будто готовились к этому моменту с самого рождения:

«Ай брусничный цвет, алый да рассвет,

Али есть то место али его нет».

Али нет этого места. Было ли путешествие?

Сойдя с парома, я спрятал под большой камень блокнот и билеты со всех электричек, которые я хранил в заднем кармане. Теперь я точно не буду знать наверняка, проехал ли я больше пяти тысяч километров на электричках или нет.

Пора домой. Занавес.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

26.04.2021


Новости партнеров