08 декабря 2022
08:31

Владимир Демчиков: Баллада о профессионалах и приравненных к ним категориях граждан

Владимир Демчиков
Владимир Демчиков
28 апреля 2016

После публикации текста на любую тему с удовольствием читаю комментарии типа: да кто он по жизни? Да почему он об этом берется судить? Да что он в этом понимает? Да он что, специалист, что ли? Мы, мы специалисты! Мы лучше знаем! Мы – профессионалы!

Напишешь про покойного рок-музыканта – тут же обижаются его соратники, облезлые ветераны иркутского рока, готовые на последние деньги закупать золотую краску для покраски дорогих сердцу рок-обломков.

Напишешь про бессмысленность употребления понятий «большинство» и «меньшинство» в политике – обязательно с шумом прилипнет к потолку какой-нибудь политический специалист зауженного профиля, который «лучше знает», потому что «этим занимается».

Напишешь про тяжелую немоту местной исторической публицистики, объясняющей, например, возведение вокруг Иркутска в 1726 году палисада (крепостной стены) тем, что «у России осложнились отношения с Китаем» (так прямо и пишут наши тов. профессионалы) – и тут же подтягиваются профессиональные историки, предлагающие не трогать национальную тему, потому что «мы сидим на пороховой бочке».

Напишешь про катастрофическое разрушение исторической части Иркутска – непременно появятся знатоки проблемы, точно знающие, что в нынешних условиях сохранить исторический город возможно только путем строительства муляжей домов в натуральную величину.

И попутно еще непременно сунется кто-то умный с сакраментально-сочувственным: «Ты что, специалист во всем?»

Мне кажется, проблема в том, что людям не всегда понятно, для чего же на самом деле нужны профессионалы, а для чего они не нужны совершенно. В чем они сильны, а в чем – слабы и даже смешны.

Например, не стоит ждать от историков или архитекторов каких-то суждений и мнений по поводу гибели исторического центра Иркутска. Историки и архитекторы – люди служивые, зависимые, они все где-то работают, находятся в сложных и запутанных отношениях с властями и чиновниками, иногда не менее сложных, чем отношения интимные. А иногда и более сложных. Им всем еще работать и жить в этом городе, и они на всякий случай будут молчать, даже когда творится откровенное зло – они же умные люди. А если и будут говорить откровенно – то только друг с другом, только со своими, внутри своих маленьких корпораций историков и архитекторов. Публично же они будут, за редкими исключениями, высказываться обтекаемо и аккуратно, чтобы никого не обидеть. А ведь им надо же еще кого-то и похвалить – они же люди служивые. Поэтому про уничтожающийся на наших глазах центр города профессионалы либо скажут что-то завуалированно-аккуратное, либо промолчат, либо вообще убедительно разъяснят, что так и надо.

Не нужно быть специалистом по межнациональным отношениям, чтобы знать и писать о том, что палисад вокруг Иркутска в 1726 году (ставший потом нынешней улицей К.Маркса) был построен вовсе не из-за ухудшения отношений с Китаем, а из-за того, что в те годы была жестокая борьба двигающихся на восток российских государевых людей с местными народами, прежде всего бурятами. Буряты защищали свои земли и свой жизненный уклад, с оружием в руках отстаивали свои интересы. Но говорить об этом профессионалы не будут – они лучше наврут «для массового читателя» про Китай и объяснят свое вранье тем, что мы тут все на пороховой бочке, и не надо будить лихо, пока оно тихо. То, что в этой борьбе с захватчиками (да-да, мы в те годы были захватчиками, и это было совсем не «мирное присоединение») буряты отважно сражались, как полагается настоящим воинам – делает им честь. А нашим профессионалам, старательно умалчивающим об этом – наверное, не очень делает, но мы же всё понимаем.

Конечно, закрытые местные корпорации профессионалов и вообще «умных людей» – явление для города очень важное. Именно профессионалы и приравненные к ним категории граждан задают высокую планку, именно они пишут умные и серьезные книжки, ведут в своем очень узком кругу серьезные разговоры и, вообще говоря, несут на своих плечах тяжкое бремя местной культуры. Именно профессионалы и приравненные к ним граждане составляют впоследствии гордость и славу родного города. Именно их одухотворенные лица с плотно сжатыми губами потом украшают мемориальные доски и портретные галереи почетных граждан.

Но есть нюанс. Все усилия профессионалов и все их важные труды – как правило, носят отложенный характер. Когда-нибудь потом, через месяцы, годы и десятилетия, мы прочтем в их долго вынашиваемых статьях и книгах, а то и в посмертно опубликованных воспоминаниях и письмах, что они думали о каком-то происшедшем сегодня событии. Как прекрасно и точно они все понимали, как блестяще между собой все формулировали и как были непримиримы и бескомпромиссны – в меру своих возможностей. Но это все будет потом, не сегодня.

А жизнь происходит сейчас. И для того, чтобы иметь суждение о том, что происходит сейчас – совсем не обязательно быть профессионалом. Не обязательно иметь длинный послужной список заслуг и наград, который настоящий профессионал гордо влачит за собой на манер шлейфа в невестином платье, не снимаемом даже ночью. Для того, чтобы видеть и судить о том, что происходит в городе сегодня, сейчас, что творится в языке, что вообще витает в воздухе – достаточно просто быть наблюдателем.

А профессионалы и приравненные к ним категории граждан, выслушивая мнения наблюдателей, конечно, пусть на здоровье прилипают к потолку от возмущения и вопят как резанные – это тоже часть их важной работы.  

Возрастное ограничение: 16+

Все статьи автора
В наших соцсетях всё самое интересное!
Ссылка на telegram Ссылка на vk
Читайте также