Издательство «МИФ»

Тридцать пять лет назад на зданиях Иркутска установили мемориальные доски по местам военных госпиталей

Тридцать пять лет назад страна готовилась отмечать 40-летие Победы. К юбилею был составлен большой план мероприятий, в том числе, и поднят вопрос об установке мемориальных досок на зданиях, где располагались тыловые госпитали. Иркутский горисполком принял решение об этом 29 августа 1983 года. Мемориальные доски были установлены до 28 апреля 1985 года. 

Определить точное местонахождение госпиталей помогли архивы Военно-медицинского музея в Ленинграде. Иркутским исследователям удалось выявить 28 военных госпиталей. Первая партия раненых поступила в Иркутск в январе 1942 года. Далекий от фронта сибирский город стал местом, где солдаты и офицеры, окруженные вниманием, восстанавливали свое здоровье. Под госпитали в Иркутске были выделены самые лучшие здания: школы, корпуса учебных заведений, гостиницы. Так, госпиталь № 1218 располагался в средней школе № 8 по улице Баррикад, 34, а госпиталь № 1834 в средней школе № 11 в переулке Богданова, 6. Факультетские клиники Иркутского медицинского института приняли госпиталь № 3906, в учебном корпусе Института народного хозяйства (ныне Байкальского государственного университета) по улице Ленина, 11 разместился госпиталь № 869, а в гостинице «Сибирь» – № 1221 (после того, как здание сгорело, утрачена и мемориальная доска). Часть госпиталей разместилась в исторических зданиях Иркутска: в Доме Кузнеца (Дзержинского, 36), Дворце Труда (Ленина, 13).
Иркутские госпитали обслуживал в основном местный медицинский персонал. Как вспоминала известный терапевт, почетный гражданин Иркутска З. А. Устьянцева, которая в годы войны была начальником эвакогоспиталя, размещающегося в школе № 9, создавался он практически с нуля. Не было ни оборудования, ни лекарств, и лишь благодаря стараниям и усилиям врачей удавалось наладить нормальную работу. 

В мае 1942 года отдел эвакогоспиталей докладывал заместителю наркома здравоохранения, что из центра страны и Урала (Москва, Саратов, Горький, Челябинск, Киров, Свердловск) в Иркутск поступают раненые с крайне тяжелыми и запущенными травмами, требующие длительного лечения. Людей спасали, но заранее было ясно – 46,7 % раненых не годны к военной службе и выписываются на инвалидность; смертность составляет 0,19 % (к 1945-му выяснилось, что уровень смертности составил 0,9 %). В записке отмечалось, что абсолютно все госпитали нуждаются в пополнении опытными хирургами, специалистами по реабилитации, что не хватает хирургических инструментов, есть проблемы с физиоаппаратурой.  

Перевязочных средств остро не хватало. Вату и бинты посылали на фронт. Выход предложили фармацевты: было решено использовать местное сырье. Вспомнили опыт Первой мировой войны. Так, вместо ваты появился новый материал – мох-сфагнум. Мох, между прочим, это отличный перевязочный материал. Его бактерицидные свойства исстари использовались при порезах, обморожениях ожогах.  Кроме того, при переломах нельзя накладывать непосредственно на незащищенную кожу, а мох можно. Его свойства помогали смягчить трение и возможные удары при транспортировке больного. В годы войны  мхи, в условиях дефицита перевязочных средств, использовались в военных госпиталях. Сфагново-марлевые повязки использовали при заживлении ран, особенно гнойных. Они спасли немало жизней. Дело в том, что мох хорошо пропускает и воду, и кровь, и гной, не теряя эластичности, и рана при этом остается стерильной. Биологи Иркутска предложили это как выход еще в конце 1941-го, а в 1942 году фармацевтические заводы Урала и Западной Сибири потребовали заготавливать сырье в промышленных масштабах. 

Заводы и предприятия брали шефство над госпиталями: посещали тяжелораненых, выступали с концертами, читали книги и газеты. В лечебные учреждения провели радио, чтобы пациенты слушали сводки с фронта, издавали «Боевой листок», проводили политзанятия. В общем, помогали, чем  могли. В газетах публиковали отзывы фронтовиков: «Недавно артисты Московского театра сатиры дали концерт в нашем госпитале. Раненные бойцы остались довольны выступлением. После концерта артисты провели товарищескую беседу с бойцами, рассказали о своей работе на фронте, в воинских частях и тылу». Чтобы спасти город от голода, в 1942-м начали развивать подсобные хозяйства. На землях, переданных колхозами и совхозами, выращивали овощи. Был и свой скот, благодаря чему из рациона не исчезли мясо и молоко. Здесь, правда, сыграло свою роль особое отношение к госпиталям. Им, в отличие от предприятий общепита, были переданы не только участки, но и сельхозинвентарь, и лошади, и даже коровы. Все это совхозы и колхозы передавали для помощи раненым, несмотря на тяжелейшее  положение самих крестьян.

- Оглядываясь сейчас на прожитые и пережитые нами военные годы, я как врач не могу не подчеркнуть здесь некоторые замечательные факты. Прежде всего, это полное отсутствие у нас эпидемий в военные и послевоенные годы, хотя все крупные войны в прошлом сопровождались эпидемиями, которые уносили больше жизней, чем сами сражения, - вспоминал заведующий кафедрой и клиникой нервных болезней профессор Хаим-Бер Гершонович Ходос. В 1943 году он издал книгу «Травматические повреждения  огнестрельные ранения нервной системы». Эта работа была направлена во все госпитали округа и стала настольным руководством для врачей. «Предлагаемая книга профессора Х. Г. Ходоса является  серьезным вкладом в Фонд обороны нашей Родины», - отметил в предисловии начальник сануправления ЗабВО бригадный врач Викторов. Консультантом стал и профессор кафедры Иркутского медицинского  института Захарий Гершонович Франк-Каменецкий. Здесь он занимался вопросами военного травматизма глаз, возвращения зрения бойцам, пострадавшим на фронте. В иркутские госпитали везли бойцов, прошедших уже не одно медицинское учреждение, самых тяжѐлых. Перевозка поездом сама по себе создавала условия для ухудшения состояния раненых, накладывались хронические заболевания, запущенные болезни, непрофессиональное предварительное лечение. Всѐ это было необычно в медицинской практике. Его богатый опыт позволял ему находить новые формы лечения и добиваться главного – возвращения зрения раненым. В госпиталях Иркутской области лечилось более 100 тысяч  раненых, 97 % из них  вернулись к боевой или трудовой деятельности.

К сожалению, не все мемориальные доски дожили до 75-летия Победы. Часть из них демонтирована (ул. Байкальская, 121, у. Степана Разина, 20), другая - находится в не самом лучшем состоянии. Видимо без всяких на то юбилеев региональные и городские власти должны выделить значительные денежные средства или специальный грант, чтобы привести все мемориальные доски, связанные с военной темой, в хорошее состояние. Чтобы помнили. 

По материалам Централизованной библиотечной системы Иркутска и краеведа Натальи Пономаревой

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

28.04.2020


Новости партнеров

Победе-75