Издательство «МИФ»

Владимир Демчиков: Как я пошел на «Форсаж-7», а попал на «Брата-3»

«Форсаж-7» (англ. Furios-7) – очередной фильм знаменитой франшизы и самый кассовый фильмом 2015 года. Каюсь, предыдущие шесть фильмов я пропустил, поэтому ни спад интереса публики к третьему фильму, ни возвращение Вина Дизеля (снявшегося в первой картине серии) в четвертый фильм и последующее резкое увеличение сборов не попали в поле моего внимания. Но огромные сборы седьмого «Форсажа» и попадание песен из саундтрека к нему в число самых продаваемых в мире музыкальных композиций заставили обратить внимание на этот фильм.

Любителям помассировать свой высокий интеллект и потренировать свое богатое воображение на этом фильме делать, конечно, нечего: это прежде всего фильм-аттаркцион для подростков душой и телом. И это закономерно: мировое кино стремительно превращается в то, чем оно когда-то было при рождении, то есть просто в цирк на экране – иначе не отбить вложений. Можно к этому относиться как угодно, но, в конце концов, цирком на экране были ведь и лучшие фильмы Чаплина. И только когда нынешняя система кинопроизводства и кинораспространения рухнет (а когда-нибудь она, конечно, рухнет, вот и старики Лукас со Спилбергом пророчат) – тогда, наверное, можно будет ждать от кинематографа какого-то поворота и какого-то нового качества. Но пока между студиями идет борьба за кассу – кинематограф будет стремительно совершенствоваться технологически и архаизироваться содержательно. И нам – хотим мы этого или нет – предстоит еще много лет быть свидетелями нашествия фильмов-аттракционов на наши кинотеатры.

«Форсаж-7» - это фильм о том, как на мирную, в общем-то, компанию Доминика Торрето (в шестом фильме они, правда, угрохали какого-то Шоу, но в целом они мирные ребята, обычные фанаты автогонок) обрушивается со всей своей мощью и страстью брат того самого убитого в шестом фильме Оуэна Шоу – Деккард Шоу в убойном исполнении Джейсона Стейтема. Надо сказать, что Джейсон Стейтем сегодня отрастил себе какую-то совершенно безразмерную харизму и мощно тянет одеяло на себя по части зрительских симпатий. Его небритый герой мстит Доминику Торрето за смерть брата с таким мужественным, бесстрашным и в то же время отчаянным выражением лица, что ему поневоле начинаешь сочувствовать. Вину Дизелю, тоже неслабому харизматику, запечатлевшемуся в подсознании зрителей еще в древних «Хрониках Риддика», в очных сценах со Стейтемом приходится очень тяжело. Не то чтобы Стейтем его начисто переигрывал, но ведь какой злой, собака! И злость Стейтема, надо признаться, все-таки выглядит посвежее, чем накачанное, но уже слегка состарившееся добро Вина Дизеля.

После того как Деккард Шоу взрывает дом Торрето и чуть не убивает его самого, его сестру, ее мужа (Пол Уокер) и их ребенка – становится ясно, что войны не избежать. Остается найти врага и обезвредить его. Ибо ладно бы сам Торрето, страстью которого являются только машины и гонки на четверть мили. Убей этот враг самого Торрето и на этом успокойся – Торрето бы и глазом не моргнул. Но безжалостный злодей покусился на его семью – а это святое, это даже важнее автогонок. Брайан (Пол Уокер) для Торрето не просто муж его сестры, но и настоящий друг и брат. И поэтому тут, когда уже дело зашло о семье, Торрето меняется в лице, изображает на нем страшное напряжение железной воли и отправляется на войну. По дороге ему приходится принять неожиданную помощь таинственного спецагента «Мистера Никто» (постаревший, но все еще крепенький Курт Рассел). Торрето освобождает по его просьбе из рук террориста Джаканде юную суперхаккершу Рэмси, обладающую модельной внешностью и в конце фильма предсказуемо демонстрирующую крутую попу. Рэмси нужна, чтобы найти Деккарда Шоу при помощи устройства «Глаз бога» позволяющего отыскать человека на планете за считанные секунды (хитроумная красотка Рэмси как раз и изобрела это устройство). Торрето пытается выкрасть устройство из суперкара, хранящегося на вершине небоскреба в Дубае. По-тихому украсть не получается, и Торрето с Брайаном вынуждены угнать суперкар вместе с прибором с верхнего этажа небоскреба, перепрыгивая по воздуху – так уж получилось – в соседние такие же небоскребы. Затем, обнаружив при помощи добытого «Глаза бога», где скрывается Деккард Шоу, Торрето и «Мистер Никто» пытаются его арестовать – но на помощь приходят бандиты террориста Джаканде. Снято все это, надо сказать, очень бодро, хотя порой и слишком затейливо.

В последней сцене Деккард Шоу и террорист Джаканде гоняются за нашими героями по улицам Лос-Анжелеса, первый – в попытке наконец убить Торрето, второй – в попытке наконец убить хитроумную красавицу Рэмси, которая может так его хакнуть, что мало не покажется (что она в конце концов и делает). Разрушив несколько зданий (это надо для зрелищности и кассовых сборов), герои наконец побеждают злодеев. Причем главный злодей Деккард Шоу фехтует с Торрето большими гаечными ключами, а затем поучительно проваливается в падающее здание и попадает в тюрьму. А к вертолету террориста Джаканде летит на разогнавшемся автомобиле сам Торрето, использовавший упавшую плиту перекрытия как трамплин авианосца. Подлетая к вертолету на автомобиле в невероятном прыжке с гримасой на лице (создается впечатление, что Торрето направляет свою машину вверх к вертолету именно усилием воли и лицевых мышц), он на лету цепляет к вертолету сумку с гранатами, которую затем расстреливает с земли еще один положительный герой – агент Хоббс (Дуэйн «Скала» Джонсон). Торрето падает в автомобиле на землю и чуть не умирает, но тут к его жене возвращается память (потерянная в предыдущем фильме), она говорит ему, что «все вспомнила» – от таких слов он вздрагивает и возвращается к жизни. Но пока в фильме оживляли Торрето – погиб (уже по-настоящему, до окончания съемок) исполнитель роли Брайана Пол Уокер. Конец фильма представляет собой реквием Уокеру, ставшему знаменитым актером именно в фильмах этой серии. Из-за его гибели сценарий был переработан, а выход фильма задержан, и его смерть, несомненно, привлекла к фильму особое внимание зрителей.

Конечно, все это в жанровом отношении – абсолютная сказка с элементами технологического волшебства и без малейшей попытки добиться какого-то правдоподобия. Но внимательный зритель примерно с середины фильма, после того как Доминик Торрето в очередной раз с невероятным пафосом произнес свое любимое заклинание «Главное – это дом! Семья!» - вдруг вспоминает, что где он уже все это видел и слышал. А когда положительные и отрицательные герои начинают готовиться в решающей схватке, для чего под драматическую музыку выразительно отпиливают длинные стволы у оружия и картинно распихивают по карманам гранаты – все сразу становится на свои места. Конечно, на экране самые настоящие братаны Данилы Багрова из фильма «Брат», органическим продолжением которого и является, мне кажется, «Форсаж-7».

Сходство фильмов очевидно. Во-первых, эти фильмы об одном и том же: «наших бьют». А во-вторых, наши – это семья. Ведь единственным внятным мотивом действий Данилы Багрова тоже является любовь к брату (у Торрето – к сестре и ее мужу, и слово «брат» Торрето повторяет весь фильм). Мир «Форсажа» и «Брата» это мир классического настоящего мужчины в его очень распространенном «народном» понимании. И одновременно – мир настоящего сказочного героя, который устроен очень просто: в центре этого мира должна быть какая-то одна суперценность, а все остальное неважно. Это может быть «семья», брат, сын, дочь (реже – жена, с женами у сказочных героев и настоящих мужчин непросто), это может быть «команда «Спартак», это может быть «русский народ», это может быть любая абстракция, главное, чтобы герой при упоминании о ней впадал в особое волшебное состояние и становился вдохновенным зомби. Разница между героями, пожалуй, только в том, что для Доминика Торрето такой ценностью может быть еще и «дом» - а для бездомного Данилы Багрова «домом» является вся страна, такая огромная коммуналка с лесами, полями и Кремлем на подоконнике. С «домом» у Данилы пока еще не все так ясно и отчетливо, как там у них, в мире дешевой ипотеки.

И тут, выйдя с «Форсажа-7», я впервые подумал о том,что «Брат» и «Брат-2» – это не столько «настоящее русское кино про простого русского парня», это, скорее, наоборот, интернациональная киносказка для настоящих мужчин. Герой в ней проживает свою киножизнь, как и положено в сказке: он вообще не размышляет, а только действует (почти как Колобок), он успешно уходит от погони, успешно преследует и казнит врага – и устанавливает на освобожденной от врага территории свои правила. У него есть та самая сверхценность и сверхцель. Правда, фразу одного из эпизодических героев «Брата», обращенную к Даниле: «Вот и ты пропал!» - у нас стараются не замечать, у нас Данила – важный положительный герой и символ, а не какой-то там Колобок. Но сказка – она на то и сказка. Мало ли кто там что сказал главному герою в первой части дилогии, сама смысловая конструкция фильма обесценивает это реплику второстепенного персонажа с сомнительной кличкой «Немец». И в «Брате-2» ему уже никто из своих не перечит, киносказка сама себя дописала до логического фольклорного формата. Думаю, в «Брате-3» Данила Багров имел бы неплохую коллекцию машин, кстати. И баловался бы в свободное время автогонками. С братом.


Aliexpress WW

05.06.2015

Киноразговоры