Издательство «МИФ»

Карина Пронина без шаблонов в год театра

Режиссера и продюсера Карину Пронину не нужно представлять нашему читателю. Ее перфомансы и культурные проекты пришлись многим иркутянам по душе. Она выступала и лектором известных "Прогулок по старому Иркутску", посвященных архитектору Александру Артюшкову. Ее постановку в бозойской колонии заметил и "Глагол", вручив ей по итогам 2018 года первую сибирскую премию достойных дел "Глаголы иркутского времени" в номинации "Чувствовать Иркутск". Сейчас Карина работает в Улан-Удэ и готовит спектакль в женской колонии № 7. 

"Глагол" заглянул за кулисы, чтобы узнать о том, как идет подготовка спектакля.

Читаем отрывок из "Школы феминизма":

Вчера провела первую "театральную" встречу с заключенными женской колонии № 7 в Улан-Удэ. По традиции привели всех, кто мог привестись. Человек 200 собралось. Показали им ролик "Вестей" про прошлогодний спектакль в Бозое. Показали им видео-версию этого же спектакля. Потом я провела агитационную пятиминутку по сбору новой театральной труппы. Первая репетиция назначена на следующее воскресенье. Возьму всех желающих. Посмотрим, сколько соберется. Спросила, что думают после просмотра. 
- На секту похоже. Особенно, когда капюшоны надевают. 
- Глубокий театр у вас какой-то. 
- У меня голос тихий. Возьмете? 
- Страшно как-то. 
Предложила всем, кто хочет почитать стихи, свои или чужие, выйти и почитать. Человек семь решилось. Выходили по очереди, снимали перед этим телогрейки, оставляли на сиденьях. Пока ходили туда-сюда, зал им аплодировал. Первая прочитала детские стихи, которые она своей дочке на ночь рассказывала - раньше. Потом было несколько своих собственных. Они все безыскусные, наивные, трогательные. Последней выступила очень спокойная женщина, которая очень спокойно прочитала про "Я узнал, что у меня есть огромная семья". 
В самом конце у меня взяли интервью две местные колонистки. В колонии есть свое кабельное телевидение, тут выпускают новости и показывают интервью. Я, конечно, ошалела. 
- Даже начальники наши новости смотрят, - сказала мне оператор. 
Снимали на малюсенькую камеру. Задавали вменяемые вопросы. Особенно меня потряс один, про отличие актеров-многоходов из Бозоя от актеров-первоходов из Улан-Удэ. Что-то ответила, но чувствую, много всего про отличия узнаю "в ходе следствия". Колониальные телевизионщики пообещали приходить на каждую репетицию. 
Уже на выходе выяснила, кто у меня брал интервью. Одна - заказчица трех убийств, другая - "черная риэлторша". 
Больше меня это не интересует. Я начинаю работу над спектаклем.

А потом начались репетиции:

Вчера прошла первая репетиция. Место действия – исправительная колония № 7 в Улан-Удэ. На репетицию собралось человек 30. В основном, русские. Буряток мало. Возраст – от почти девочек, совсем молоденькие, до почти бабушек. Пришли из первого и второго отрядов. Третьему – не до театра, в нем заключенные, которые вот-вот выйдут на свободу.

Занимались на сцене местного клуба. Девчонки сняли телогрейки, платки, кто-то предусмотрительный надел тапочки. Остались либо в клетчатых халатах, либо в темно-зеленой форме. И потопали заниматься.

Да, я их называю девочками или девчонками. Всех на "ты". И меня прошу, чтобы на "ты".

Первое занятие шло 1 час 45 минут. Я давала простые упражнения и много говорила. Как и в любой группе, большая часть готова слушать и вдумчиво выполнять задания. А часть – балаболы, готовые ржать со всего угодно.

Вообще мне больше всего в этом процессе нравится приоткрывать глаза людей на самих себя и на окружающее их пространство. Вот ты смотришь на свою руку, которая движется как будто отдельно от тебя. И - как будто - видишь ее в первый раз. Как средний палец соприкасается с указательным, как изгибается кисть, какие выпуклые прожилки у мизинца. И неважно, что это рука делала раньше – держала ложку, зашивала платье, хлопала по плечу, ну или убивала. Вообще не важно.

Многие девчонки сегодня впервые увидели свои руки, их красоту и гармонию. Не знаю, с чем это сравнить. Наверное, когда искушенный арт-критик на старом чердаке находит затерянный шедевр. И то не похоже. Эмоции человека, который из года в год делает одно и то же и вдруг шагает немного в сторону, бесценны.

Бесценность этого занятия – еще и в том, что стало понятно, в какую сторону двигать новый тюремный спектакль. Мне сдали первые сочинения-воспоминания, которые я просила принести на прошлой, «установочной» встрече. А в самом конце одна из заключенных, женщина средних лет, смущенно сказала:

- А давайте я вам свой дневник дам почитать на неделю.

И дала. Огроменную синюю тетрадку. И до меня дошло – дневник, конечно, дневник. На основе дневникового формата и будет этот улан-удэнский спектакль. Из мути ежедневной рутины можно вырваться только календарным отчетом и перекурами.

P. S. Местные телевизионщицы с кабельного канала колонии выполняют свое обещание. Первую репетицию снимали. Жутко интересно, чего там у них выходит. Надеюсь когда-нибудь увидеть. В конце оператор спросила меня: "Ну, и как вам?". Я ответила: "Отлично, очень живые участницы". "Терпения вам!", - отрезюмировала оператор. Ну, поехали дальше.

А вот запись неделю спустя:

На воскресном занятии в женской колонии № 7 в Улан-Удэ устроила зомби-дискотеку. Точнее, это было упражнение на напряжение и расслабление. Но когда 15 женщин в одинаковых темно-зеленых костюмах начали хаотично двигаться, выбрасывая расслабленные руки и ноги и тряся головой, то стало похоже на зомби-дискотеку.

- Оказывается, можно быть дебилом, и это нормально, - отдуваясь, сказала одна из старших тетенек в конце.

Кто-то пробовал танцевать на зомби-дискотеке обычные танцы, но я не давала – подскакивала к танцоршам и кричала в ухо: "Не танцу-у-уем!". Помогало, не танцевали. Двигались.

Количество актрис после первого занятия у меня сократилось вдвое. В прошлое воскресенье пришли 30 человек, а в это – 15. Пришедшим, видать, было неудобно за непришедших. И они пытались меня даже утешить. Напрасно, я не расстроилась.

В конце дала задание – писать дневник. За неделю, за день, за месяц. У кого как пойдет. Посмотрим, что получится. Пишут тут неплохо.

- Стой, оглянись назад,
что у тебя позади – 
белый цветущий сад
иль от огня черный дым.
Что ты сделал хорошего в жизни,
какой ты оставил след.
можешь сказать – осудят потомки.

"Глагол" обязательно расскажет о премьере спектакля. 

Фото с официальной страницы Карины Прониной в социальной сети Facebook


Aliexpress WW

07.04.2019

Театральная жизнь