Издательство «МИФ»

Вадиму Мазитову - шестьдесят лет

Известному иркутскому музыканту Вадиму Мазитову сегодня исполнилось бы шестьдесят. "Глагол" уже дважды обращался к наследию знаменитого земляка в 2016 и 2018 годах. Сегодня мы публикуем текст журналиста Ирины Бутаковой, который вышел в газете "Комсомольская правда" десять лет назад, а позднее был опубликован в иркутской "рок-энциклопедии". 
Он говорил: "Моя жизнь - вот мое хобби". Он родился в Иркутске 8 апреля 1960 года. Увлекаться роком стал в пятнцадцать, играл в школьной группе. Потом Вадим поступил на физико-математический факультет ИГУ. Там Мазик - так ласково и дружески называли Вадима Мазитова в рокерской среде - примкнул к университетской команде, но ненадолго. Вскоре создал свою. Название первой группы было "АЗ 216" - актовый зал 216 физического факультета ИГУ. Играли на вечерах, танцах. Окончив университет, Мазитов успел даже поработать старшим научным сотрудником лаборатории физики магнитных явлений и корреспондентом газеты "Версия".
 - Это был очень образованный человек, - рассказывает барабанщик Михаил Таборов, игравший в "Принципе неопределенности". - У него была феноменальная память.
О способности Мазитова запоминать то, что ему приглянулось, среди друзей музыканта даже ходят легенды. Вадим мог наизусть декламировать не просто стихотворения, а даже монологи и несколько страниц книги.
Первая по-настоящему известная группа образовалась уже на базе пединститута. После долгих размышлений и даже вытягивания бумажек из шляпы группу решили назвать "Берег". Она и стала впоследствии известным на всю страну "Принципом неопределенности".
- Я даже помню то время, когда на стенах домов в Иркутске наряду с такими надписями, как "Кино", "Крематорий", "Металлика", писали "Принцип неопределенности", - рассказал гитарист Евгений Паньков, который работал с Мазитовым в последний год перед смертью Вадима. - Я тогда, читая эти надписи, и подумать не мог, что буду играть в этой группе.
Стихи к своим песням Мазитов писал быстро, можно даже сказать - стремительно. Они сами приходили ему в голову - главным было успеть записать. Но после того как мысли оформлялись на бумаге, солист еще долго на репетициях оттачивал каждое слово.
По словам Евгения Панькова, Мазитов, вообще относился к музыке ответственно: ему важно было, что он играет, как он играет и с кем. Музыкантов в свою группу он выбирал не методом кастинга или испытательного срока, а долго присматривался со стороны, как человек играет, какой он... Только потом звал к себе в группу, но звал уже навсегда.- Он не пел песни до тех пор, пока точно не подбирал слова и не отшлифовывал их как следует, - рассказывает Владимир Грицина - он был администратором группы "Принцип неопределенности". - Иногда тех, кто работал с ним на репетициях, это раздражало - им сложно было играть, когда не слышно слов. Но, что удивительно, в ответственные моменты он всегда собирался, и репетиции перед концертами проходили на высоком уровне.

- Когда я пришел в группу, мне было примерно 23-24 года. Вадим читал нам что-то типа лекций, - рассказывает Евгений Паньков. - Это не были лекции в том смысле, в котором мы привыкли понимать это слово. Перед нами был образованный собеседник, который не показывал вида, что он выше нас не на одну ступень. И они не обязательно должны были касаться музыки. Отчетливо помню наш с ним разговор про фильмы ужасов, которые, кстати, Вадим очень любил.
Эта манера вести себя проявлялась и в творчестве. Он никогда не считал себя гитаристом-виртуозом и говорил: "Моя музыка проста, ничего удивительного в ней нет". Но у людей складывалось совсем другое мнение. Мазитов стал одной из культовых фигур иркутского рока. Группа выступала на одной сцене с Борисом Гребенщиковым, "Крематорием", "Кино". В 1992 году своей песней "Жандармерия" "Принцип" долгое время удерживал первое место в хит-параде радио России, а клип на песню "Долина тысячи дождей", снятый иркутским режиссером Юрием Дорохиным, занял шестое место во всероссийском конкурсе видеоклипов, несмотря на то что особых приспособлений для съемок не было. "Принцип неопределенности" стал единственной иркутской группой, которую внесли в энциклопедию русского рока - "100 магнитоальбомов советского рока".
После такого подъема в масштабе страны его не раз звали в Москву, но он всегда отвечал: - Я никуда не хочу уехать. Даже если мне в Москве будут созданы все условия для творчества, я не смогу написать там ни строчки. Я подпитываюсь от провинциальной жизни и провинциальной энергетики.
Его смерть 18 октября 1999 года для всех стала неожиданностью.
- Мы только собрали часовой материал для нового альбома, - рассказывает Евгений Паньков. - Искали возможности его записать. И тут как гром среди ясного неба.
С того самого года друзья-музыканты не забывают Мазитова и ездят к нему на могилу два раза в год - в день рождения и в день смерти. Не забыл своего друга и Армен Григорян из "Крематория", который также, если приезжает в Иркутск, обязательно заезжает на Ново-Ленинское кладбище к Мазику.

Фото Константина Куликова


Aliexpress WW

08.04.2020