Последний осколок Российской империи по имени Харбин

Сто один год назад, в марте 1920 года, китайские войска вошли в Харбин и прекратили деятельность русской администрации КВЖД, которая управляла полосой отчуждения вдоль тысячекилометрового железнодорожного пути на территории Маньчжурии. Харбин стал последним осколком Российской империи, избежавший хаоса Гражданской войны и получивший неофициальное название "счастливая Хорватия", в честь генерала Дмитрия Хорвата, бессменного управляющего Китайско-Восточной железной дороги с 1903 года. 

Строительство КВЖД имело стратегическую цель – создать на северо-востоке Китая марионеточное государство под названием "Желтороссия". Однако поражение в войне с Японией в 1905 году остановило русскую экспансию, а действия китайской армии в 1920 году окончательно похоронили имперский проект. Но на этом история русского Харбина не закончилась. Об этом в материале "Глагола", который публикует текст Алексея Козырина с сокращениями. 

Станция Харбин появилась на карте Маньчжурии в 1898 году, когда строители КВЖД соорудили мост через реку Сунгари. Это был одним из самых протяженных железнодорожных мостов, построенных русскими инженерами. Маньчжурия привлекала переселенцев из России плодородием почвы, здесь ходила в быту поговорка: "Здесь воткни в землю оглоблю – вырастет телега". Поэтому охотников завербоваться на работу было много. Несмотря на постоянные эпидемии чумы и восстания "китайских боксеров", протестовавших против иностранной экспансии, станция Харбин росла как на дрожжах и вскоре превратилась в настоящий город.

Железнодорожные пути соединили Транссибирскую магистраль с Порт-Артуром и портом Дальний на Желтом море. После поражения в войне с Японией Россия потеряла эти города, но дорога осталась. Вдоль неё возникали новые станции, поселки, заводы. По договору с Китаем, КВЖД обладала правом экстерриториальности, являясь как бы государством в государстве. Для охраны полосы отчуждения у администрации КВЖД были свои войска, охранные отряды, а для доставки грузов – собственный флот, корабли которого ходили в Шанхай, Сингапур, Петербург. На КВЖД служили будущий военный министр Временного правительства Александр Гучков, будущие генералы Антон Деникин и Лавр Корнилов. Их начальник, генерал Хорват, в 1918 году считался одной из самых авторитетных фигур Белого движения и даже ненадолго был провозглашен Верховным правителем России.

Первая волна эмиграции хлынула в Харбин в 1920–1921 годах. Это были дворяне, интеллигенция и офицеры разгромленной армии Колчака. Среди них "сибирский Наполеон" генерал Пепеляев, который отбросил Красную армию за Урал и готовился идти на Москву, а два года спустя оказался в Харбине без средств к существованию и подрабатывал грузчиком на пристани. Такова типичная судьба эмигранта.

К концу 1920-х годов население Харбина насчитывало более 1 млн человек, почти половина из них - русские эмигранты. В городе было 16 русских средних школ, шесть университетов, 26 православных церквей.

"Харбин отличался от других русских провинциальных городов только тем, что стоял на иностранной земле, и у русских было иностранное окружение. Русское население представляло собой странную смесь различных социальных, политических и культурных групп. Первые поселенцы приняли к себе русских беженцев от коммунизма – солдат и офицеров разгромленной Белой армии, русских аристократов и дворян, новую русскую буржуазию и интеллигенцию, то есть всех, кого в советской России называли "нежелательными элементами" и от кого стремились всеми силами избавиться", – вспоминает Елена Якобсон, долгое время прожившая в Харбине и работавшая здесь репортером шанхайской газеты North China Herald.

Проблемы у русских харбинцев начались в 1924 году, когда СССР и Китай установили дипломатические отношения. КВЖД была передана советским властям. Многие предпочли тогда уволиться с работы по принципиальным соображениям, чтобы не сотрудничать с людьми, которые убивали их близких. Несколько лет спустя положение эмигрантов стало ещё хуже. В 1931 году Маньчжурию оккупировала Япония. Советский Союз ещё не был достаточно силен, чтобы конфликтовать с восточным соседом, и продал японцам КВЖД. В Харбине появляется японская администрация. Русские эмигранты становятся объектом пристального внимания японской контрразведки.

Советское правительство начало активно приглашать русских жителей Харбина обратно на родину, обещая гражданство и работу. Десятки тысяч человек уехали в СССР, соблазнившись обещаниями и не видя для себя перспектив в новом государстве Манчжоу-Го, созданном японцами. Сначала специалисты, получившие образование в харбинских университетах, были встречены в СССР позитивно, но иллюзии вскоре развеялись. В 1937-1938 годах 31 тысяча бывших харбинских эмигрантов была приговорена к расстрелу, ещё 10,5 тысяч отправлены в лагеря на срок от 10 до 25 лет.

Певец Александр Вертинский добивался разрешения вернуться в Россию много лет. Несколько лет он прожил в Харбине и Шанхае. Разрешение он получил лишь в 1943 году, заверив власть в своём желании помочь родине. Письмо он писал на имя министра иностранных дел СССР Вячеслава Молотова.

Мы в первый день всем оркестром подали заявление в консульство, просили всех нас отправить на фронт", – вспоминал джазовый музыкант, житель Харбина Олег Лундстрем. Никого из патриотических эмигрантов на фронты Великой Отечественной не пустили.

История русского Харбина закончилась в 1945 году, когда после победы над Японией в город вошли советские войска. Комендант советского гарнизона вспоминал свои первые впечатления от прибытия в город: "Как будто дореволюционные вывески, мужчины в шляпах, попы… Для советских солдат это было дико. Харбин производил впечатление старой России, чудом сохранившейся здесь спустя 25 лет".

Жители Харбина натерпелись от японйев и отнеслись к советским войскам как к освободителям. Через несколько дней после капитуляции Японии вся российская верхушка Харбина была вызвана в советское консульство. Люди пошли. Сотни человек были арестованы тем же вечером в консульстве. Большинство из них провели в лагерях как минимум по 10 лет. После вывода советских войск с территории Маньчжурии 28 апреля 1946 года управление городом перешло к новой народно-демократической администрации, контролируемой китайскими коммунистами. 

На фото из архива Елены Васюковой: Русский Харбин

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

09.03.2021


Новости партнеров