Издательство «МИФ»

Владимир Демчиков: Как не перегнуть палку в постели с миллиардером

Вторая часть известной гламурной киноэпопеи про 50 оттенков серого (под названием «На 50 оттенков темнее») стартовала в прокате гораздо спокойнее, чем первая. От первой все ждали волнующего кровь кинотраха на большом экране. Но судя по более чем спокойной реакции зрителей на вторую часть (никаких заказов билетов за 2 недели нынче нет), зрители невысоко оценили «прямое действие» первой части и не стали ломиться на вторую. На пресс-показ журналистов собрали утром в новом мультиплексе «КиноМОЛЛ» – как  бы подчеркнув легковесный, почти детский характер фильма. Правда, при этом пресс-показ прошел в love-зале с диванчиками на двоих вместо кресел (весь зал – одни диванчики). Однако диванчики эти идеальны для людей невысоких, которые жили в Иркутске 100 лет тому назад и ранее. Тем же, кто повыше, при всех удобствах диванчиков ноги вытянуть все-таки особенно некуда – если только не сложить их на соседа по диванчику.

Для не смотревших ни первую, ни вторую часть далее будет небольшой спойлер. Девушку из простой семьи, но с бурной наследственностью (у мамы четвертый муж) угораздило влюбиться в накачанного миллиардера модельной внешности, которому нет и тридцати, и у которого наследственность еще более бурная (мама умерла от передоза). И который, к тому же, довольно фанатичный практикующий БДСМщик. В первой части выясняется, что наша влюбчивая девушка к тому же еще и девственница (по поводу чего миллиардер, привязывая ее к кровати, даже сокрушается: «И как же это тебя угораздило?») То есть получается, что наш модельный качок обрушивает свой садистический темперамент и свою хитровыдуманную БДСМ-машинерию на саму невинность и в каком-то смысле ходит в кованых сапогах порока по чистой девичьей мечте, что должно как-то волновать, однако совершенно не волнует.

Вообще эмоционально переживать происходящее на экране и тем более рассматривать первую и вторую части фильма как эротическое произведение – очень сложно. Все эротические сцены сняты в обоих фильмах с какой-то пуритански-извращенной бесполой тщательностью. В кадр, кроме аккуратных, как детские ушки, сисек героини, не попадает вообще ничего, кроме того, что одобрено гламурно-журнальным телесным кодом. И это при том, что герои весь фильм вроде бы обнажаются и, по выражению нашего красавчика, «жестко трахаются». Камера выбирает самые безопасные планы, и в результате весь этот, с позволения сказать, «жесткий трах» снят, как детская возня в песочнице. Удержаться от здорового смеха, глядя на стерильное пыхтение героев, практически невозможно. К тому же постоянно отвлекаешься на прямые и непрямые заимствования из множества известных фильмов (начиная с «Красотки» и «9 ½ недель» и продолжая до бесконечности).

Если же убрать из фильма все эти цитаты и повторы и добраться до самой истории, окажется, что она взята даже не из репертуара романтических девичьих грез, а из репертуара робких снов 15-летних девочек. Дело в том, что многие (если не все вообще) девочки в 15 лет  начинают верить в магическую и чудотворную силу своей девчачьей любви. И в поисках способа как-то проверить эту чудодейственную силу почти все они – мысленно или в реальной жизни – проживают такой известный сюжет, как «любовь к плохому мальчику». Плохой мальчик может курить, материться и бить стекла в детстве, быть уголовником и бандюганом в юности, и так далее – и девочка, полюбив его, со всей силой своей маломощной любови, конечно, начинает его спасать. Перевоспитывать. Защищать его от самого себя и от нечаянно впитанных плохих наклонностей. Потому что где-то там, внутри плохого мальчика, наивной девочке мерещится совсем другой человек: добрый, отзывчивый, «хороший». И она всеми силами своей девчоночьей любви пытается расколдовать «плохого мальчика» (как Герда своего Кая) и достучаться до его внутренних добрых сил, которые позволили бы ему сбросить оковы зла.

Так и в «50 оттенках» – Анастейша Стил пытается сделать что-то подобное с юным миллиардером Кристианом Грэем (50 shades of Grey). Оно и понятно: красивый и богатый парень, судя по всему, крепко в нее влюбился – но при этом упорно не идет на нормальный человеческий контакт, все время норовит ее купить и вообще сунуть ей денег, вообще не способен на нормальные человеческие реакции, довольно туповат и умственно, и эмоционально. Такой ментальный инвалид с садистскими наклонностями, но при этом миллиардер, да еще и влюбленный – ну как тут девушке не включить всю свою девичью любофф, чтобы перевоспитать такого интересного «плохиша»?

И вот она начинает, как «красная шапочка», обращаться в своему «серому волку» с уговорами и разговорами, и в первом фильме даже пытается, так сказать, проникнуть к нему в подсознание через согласие подвергнуться его излюбленным БДСМ-упражнениям. Однако серенький волчок довольно больно кусает ее за оттопыренный девичий бочок – и в конце первого фильма она, как помнят смотревшие, бежит, сломя голову, куда глаза глядят.

Во втором фильме все продолжается, с той лишь разницей, что теперь серенький волчок встал на путь исправления. Однако этот процесс нужно растянуть не только на второй, но и на третий фильм. Для этого во втором фильме герой обижает нескольких нехороших людей, чтобы в третьем фильме они ему, видимо, всячески вредили, будили в нем зло  и мешали становиться лучше. Главной же героине, старательно обдирающей с героя, как с луковицы, во втором фильме все плохое, теперь главное не переборщить и соблюдать меру. Мера нужна и в проповеди разнообразного добра, и в обращении (по мере необходимости и в целях периодического возвращения героя в зону душевного комфорта)  к прежним БДСМ-практикам, но уже не по принуждению, а по глубокому взаимному согласию. Потому что, обретя с любимым душевную гармонию, почему бы и не засунуть ноги в растопыренную железную конструкцию? Главное – не перестараться, чтобы он и удовольствие получил, и снова в садиста нечаянно не превратился, увлекшись.

Таким образом, авторы фильма стараются ненавязчиво привести благодарного зрителя к нескольким простым выводам:

1. Хотя избыток денег и отрицательно сказывается на умственных и душевных качествах человека, но все равно мужчина с деньгами лучше, чем мужчина без денег.

2. Любящие девушки обладают магической силой, способны творить чудеса и силой любви перевоспитывать даже миллиардеров – главное потерпеть.

3. Если между возлюбленными полностью отсутствует телесное притяжение – не беда. Надо просто надеть на себя побольше каких-нибудь железяк – и мало-помалу эти протезы отвлекут внимание, превратив любовный  акт в разновидность альпинизма, и тем самым заместят отсутствующую между героями «химию».

Вообще гламур-кино – это довольно простое искусство. И в нем для изображения сильных чувств героя достаточно одного-единственного приема. Например, подойдет эффектное бросание героини на кровать, чтобы она падала на спину и запрокидывала руки. После этого нужно решительным движением снять с нее трусы (невозможно тут не вспомнить Кончаловского  с его незабвенным девизом «трусы сними!») – и зрителю ничего не остается, как поверить в «сильные чувства героя». Это можно повторять в картине сколько угодно раз, хотя желательно все-таки героине  падать на спину, запрокинув руки, не чаще, чем раз в 5 минут.

Важное уточнение: несчастьям главных героев в гламурном фильме нельзя уделять в общем хронометраже фильма больше 3 минут. Все кадры с «трагическими эпизодами» должны мелькать стремительно, чтобы не задерживаться в памяти зрителя. А все грустные мысли должны сразу помещаться в головы героев, которым позволительно думать о грустном, только если они при этом гуляют под дождем по красивым улицам или грустят в дорогих эксклюзивных интерьерах. 

Небольшую, но эмблематичную роль сыграла в фильме 63-летняя Ким Бэйсингер, звезда «Девяти с половиной недель». На фоне серенького во всех смыслах волчка-миллиардера, больше смахивающего на владельца автосервиса, и его подружки, мучительно напоминающей Алену Апину, Ким выглядит мощной породистой тигрицей. Но после того как герои фильма, почувствовав, что смотрятся рядом с ней бледно, с досады плещут ей в лицо алкоголем, дают по морде и прогоняют прочь, – в фильме окончательно устанавливается пустоватая атмосфера недорогого рекламного ролика из красивой жизни.


Aliexpress WW

10.02.2017

Киноразговоры