Издательство «МИФ»

Дмитрий Акимов: Олимп должен быть внутри

У каждого направления деятельности есть свой Олимп. В спорте это мировые рекорды, в науке – Нобелевская премия, в политике – премия мира, в киноиндустрии – Голливуд и «Оскар». Каков же он у театральных актёров? «Профессия артиста, режиссёра связана с определённой долей тщеславия, и это нормально. Но если говорить о более высоких идеальных вещах, то такого вопроса перед актером не должно стоять: Олимп должен бытьвнутри», - утверждает наш сегодняшний собеседник Дмитрий Акимов, актер Иркутского академического драматического театра им.Н.П. Охлопкова.

Талант без прилежания гибнет

- Театр для вас храм или место работы? Прежний трепет остался?

- Храм. Во-первых, это определённая степень честолюбия - говорить: я служу в театре, а не работаю. Во-вторых, определенное воспитание, согласно театральной этике Станиславского, формирующей моё отношение. Трепет остается, потому что для меня это неразгаданная история под названием «Что такое театр». Шалимова Нина Алексеевна, профессор Театрального института имени Бориса Щукина, где я учусь на режиссёрском факультете, сказала однажды: загадка предполагает разгадку, а тайна остается тайной.Поэтому театр для меня тайна, как и для многих людей, занимающихся этой профессией.

- Когда случился первый выход на сцену, и каковы были ощущения?

- Профессиональный первый выход был в театральном училище в спектакле «Соломенная шляпка». Но у меня нет точки отсчета: откуда все началось. Для меня в сознании остался процесс работы над ролями, образами.Нынче зимой стою на сцене и вдруг осознаю, что я по-другому, на новом уровне, ощущаю зрителя, связь с ним. А первая роль была без слов в спектакле любительского театра. Я сидел спиной к зрителю и читал газету (смеётся).

- Как вы относитесь к роли, в которой персонаж совсем не совпадает с вами, где он вообще плохой человек.Как работаете, его ведь надо полюбить?

- Об этом писали великие театральные деятели, Станиславский, например. Поэтому я придерживаюсь доктрины о том, что основная задача артиста – оставаясь самим собой, быть другим. Ведь что такое погружение в образ? Это изучение предлагаемых обстоятельств, формирование отношения, внешней ивнутренней характерности, это технология творческого процесса: погружаясь в роль, оставаться самим собой.На самом деле, на мой взгляд, нет ничего интереснее, пробовать сыграть человека, поступки которого тебе несвойственны, неясны, и вот это надо освоить, оправдать. Актер – адвокат своей роли, играя любого мерзавца или положительного героя, для себя нужно оправдывать его абсолютно.

- А когда вы работаете над ролями, открываете в себе что-то новое? Меняетесь ли вы? Вдруг повзрослели,нашли ответ на какой-либо вопрос…

- Конечно, при изучении какого-либо персонажа или формировании сценического образа, ведется большая внутренняя работа: образовываешься, прежде всего. Я не скажу, что образ трансформирует меня, как личность, но определенную человеческую психологию я могу понять на конкретном примере.

- Какое условие для актера является главным, чтобы роль состоялась?

- Этого никто никогда не знает. Если бы я знал, где находится эта кнопка, нажимал бы на нее постоянно и получал все лавры (смеется). Станиславский утверждал, что профессия актера состоит из 95% труда и 5%таланта. Талант без прилежания гибнет, поэтому для меня это основополагающая метода. Техника должна быть, всё требует навыка, усилий, внутренних в том числе.

- Насколько важен для вас партнёр?

- Это тоже основополагающая составляющая театрального творчества. Мне повезло с партнёрами, я никогда не жду подвоха. Я работаю в замечательном театре, с замечательной атмосферой. Партнёры мои -профессионалы своего дела, они понимают, что театр дело коллективное. Это счастье: ты доверяешь себя партнёру по сцене, а он тебе - себя.

Режиссер – это следователь

- Всегда мечтали стать актёром?

- Есть такая фраза: судьба это наполовину характер, а наполовину случай. В 20 лет, к примеру, я вообще не думал, что стану артистом. Я пришел в театральное училище в 2006 году. До этого учился на факультете авиастроения в ИРГТУ. В выборе актёрской профессии была предопределённость какая-то. Мысли возникали в детстве и в институте тоже, но не более того. И вот он случай, стечение обстоятельств: меня взяли на 3курс, я бросил сразу политех и нисколько об этом не жалею. Просто появился в моей жизни один человек, и моё движение за ним вывело меня на эту дорогу. Это удивительно. Но я очень благодарен моей технической специальности, потому что профессия режиссёра, которую я сейчас получаю, предполагает находить логические связи во всём. Ведь театр - это жесткая конструкция. Все поступки человеческие на самом деле логичны, даже если проявляются абсурдно. И логика железобетонная в театре.

- А почему решили получить профессию режиссёра, думаете, что перерастёте актёра в себе?

- Нет, мне просто это очень интересно. Вот я только что в институте сдал экзамен по построению мизансцен вокруг предмета. Режиссёр по большому счету организатор процесса, но есть и другая вещь – занимательная.Мой художественный руководитель в институте Михаил Борисович Борисов, говорит, что режиссёр – это следователь. Ты занимаешься анализом пьесы, драматургического материала и ведёшь свое расследование,исследуешь полотно жизни, разбираешь его на составляющие, видишь причинно-следственные связи, ты что-то понимаешь для себя, что-то удивительное открываешь. И мне это ценно, что я не только как артист могу заставлять зал сопереживать, но могу выразить свою мысль и как режиссёр, как художник. Ведь значение слова актёр - исполнитель, действующий на сцене, а артист – художник, то есть это высшая ступень творчества. И в своем деле, будь то театр или что-то другое, надо стремиться к высшему ремеслу, в хорошем смысле этого слова. 

- Как вы относитесь к понятию экспериментальный театр?

- Я не думаю, что есть такое понятие. Художник, режиссёр отображает пласт жизни, который существует в материале, он рождает идею, она и есть то, что режиссёр думает по поводу этого отражения. Вот Юрий Любимов – это экспериментальный театр? А когда они начинали пьесой «Добрый человек из Сезуана», это было что-то безумно новое для Москвы. А ведь Любимов носитель классической вахтанговской школы,просто он владел формой, которая помогала отображать реальность. Это внутренняя призма у каждого.Сейчас больше возможностей в той же сценографии. Она становится неоценимым и неотделимым компонентом театра. Она уже персонаж, художественное выражение мысли режиссера. Главное, должна быть связь: режиссёр и автор. Если форма, придуманная режиссёром, оторвана от самого автора, не завязана с ним,не созвучна с его мыслями, тогда это чушь, дилетантизм.

- А режиссёр всегда диктатор?

- Эдуардо де Филиппо (итальянский комедиограф, актер и режиссер – ред.), когда его спросили, почему вы жестоки к своим артистам, ответил: театр это отображение жизни, а жизнь жестока. Построение такой жёсткой иерархии в театре - это правильно, не надо по этому поводу сетовать. Это традиции, фундамент того театра, который мы сейчас знаем.

- Ваши два самых сильных впечатления, зрительское и актерское?

- Зрительское неизгладимое, до сих пор переживаю его, это спектакль московского режиссера Владимира Панкова «Гоголь, вечера, часть 1» в 2008 году. Я увидел театр высшего класса: артисты, форма, приёмы,пространство – все было пронизано таким решением необыкновенным, это тот случай, когда, говоря словами Пастернака, «дышит почва и судьба». И через все это отчетливо проступала ярчайшая личность режиссера.Что касается собственных актерских впечатлений, у меня любая работа сопряжена с каким-то откровением,открытием. К каждой роли отношусь как к драгоценности, люблю всех своих персонажей.

- Сцена своя и чужая, это важно? Насколько чувствуете зрителя?

- Свои стены греют, но на других тоже интересно: новый зал, новый зритель. Магнетическая особенность зала ощущается и формируется по походу спектакля. Порой кажется, что тебя не слышат, а в итоге, там плачут.Иногда ухватываешь, иногда нет. Твой сознательный процесс не может разгадать эту энергетическую составляющую.

- Мечтаете ставить спектакли в вашем театре?

- Наш художественный руководитель рад любому творческому проявлению и предоставляет возможность поставить, если есть интересная идея. Я в свое время работал над спектаклем «Гоголь-кафе».

- Как вы оцениваете уровень современной драматургии?

- Современной драматургии, на мой взгляд, нет. Или ей очень далеко до уровня качественной драматургии. Существуют определенные критерии, по которым её можно оценивать: прежде всего, это наличие исходного события. Если, к примеру, Вампилов выстраивал событийный ряд, выверял каждое слово, то сейчас это авторами не отрабатывается. Мне как режиссеру интересно начинать с качественной драматургии, где есть событие. Классика современна всегда, ведь, как известно, человек не меняется со времен античности. 

- На ваш взгляд, театральное поле Иркутска достаточно широко?

- Мне сложно судить об этом в контексте города, так как я служу в театре, который занимает ведущую позицию, и меня это устраивает. Но иркутяне не обделены театральными событиями. Из последних знаменательных и ярких отмечу «Режиссерскую лабораторию» в ТЮЗе. Очень хороший прецедент для творческого движения в театральной среде. Ежегодный фестиваль «Алые паруса», где любительские коллективы могут попробовать свои силы, интересен фестиваль «Сибирская рампа», проводимый на Ольхоне. Фестиваль имени Вампилова приобрел международный уровень, что само за себя говорит. Мы не являемся театральной провинцией. Провинциальный театр – это не география, это недостаточный уровень мастерства. Много режиссеров, интересных театров находится не в Москве, и это хорошо. Потому что здесь легче сохранять традиции русского психологического театра. Спектакль «Последний срок», отмеченный на «Золотом витязе», яркий тому пример. В Москве же модны тенденции якобы современного театра и современного способа существования артиста на сцене.

- Вы хотите связать свою судьбу с Иркутском?

- Не могу утвердительно сказать. Перерасту город или не перерасту. Я не стою одной ногой в будущем, а живу здесь и сейчас. Вот только что вернулся из Москвы, пришел в театр и буквально прикоснулся к его стенам руками, потому что это родное для меня место. Я благодарен судьбе, людям, что я здесь. Это искренне, без пафоса.

Автор: Татьяна Юрасова

Фото с персональной странички Дмитрия Акимова в "ВКонтакте"

Официальная страница Дмитрия Акимова на сайте Драматического театра имени Охлопкова


Aliexpress WW

12.04.2015

Театральная жизнь