Издательство «МИФ»

Дарья Ванькова: последняя машина на Тулун

Сегодня мы отправили последнюю машину в Тулун.
27 июня город начало топить. 30 июня мы решили собрать свои вещи и отправить их пострадавшим. 1 июля поехали по всему городу собирать гуманитарную помощь от тех, кто хотел что-то передать. 2 июля в 11:00 утра мы отправили первый грузовик. Сегодня эта история для нас если не закончилась, то, по крайней мере, встала на паузу.

Две недели были проведены в бешеном темпе - сбор, согласование, отправка. И так по кругу.

Пару часов назад белый грузовик скрылся за углом «Доренберга». Руки слегка дрожат от погрузки. Кажется, можно выдохнуть.

Сегодня, когда основные завалы разобраны, пострадавшие расселены по пунктам временного проживания, после сотен волонтеров и многотонных фур гуманитарной помощи в Иркутской области объявлен день траура.

Тема поутихла в СМИ, спал ажиотаж. В Иркутске продолжается жизнь.

Что происходит в Тулуне - вопрос тяжёлый. Все подчищено. Налажено. Снаружи. Но можно ли наладить что-то внутри.

Тулун - история про природу, ее мощь, с которой мы ничего не можем сделать. Когда такое происходит, человек бессилен. Можно только помогать пострадавшим. И молиться.

Тулун - история про взаимопомощь, про неравнодушных людей. Бесконечные отчеты. Бесконечные машины. Брошенные дела.

Спустя шесть дней после начала сбора, я поехала туда сама, чтобы поговорить с теми, кому предназначалась эта помощь. Посмотреть на то, что присходит. Развеять слухи.

Из Иркутска ты видишь только видео проплывающих домов, странные сообщения о тысячах трупов и всеобщем бездействии. Едешь и не знаешь, чего ждать.

Трасса закончилась, и мы въехали в город. Сегодня там все уже убрано, а тогда Тулун встретил нас резким тошнотворным трупным запахом. Видимо, начали разлагаться останки скота и погибших домашних животных.

Мы застали затопленные улицы и поля, лагерь МЧС, раздачу воды и хлеба, и людей с пустыми глазами.

Город увязал в июльской безветренной жаре, в гниении и тоске.

Первым делом мы объехали затопление районы. Дома разрушены, они повсюду, их вынесло на дороги, вынесло в лес. Это был первый миф, который оказался не мифом.

Потом была церковь. Мы передали продукты и раскладушки. Узнали о том, что все, что приходит туда, отправляется в район, по течению реки. В городе гуманитарной помощи переизбыток. Об этом нам потом скажут в школах, пунктах временного пребывания населения. Там в больших залах разложена одежда. На лавочках учителя. Перебирают. Пересчитывают. Записывают, кто и что берет.

Мы смотрим на город и представляем то количество фур, которое сюда пришло.

Очень много одежды. Очень мало средств личной гигиены и еды. Так мы подтверждаем для себя миф номер два. Вещи отправлять больше не нужно.

Мы ездим по городу, встречаемся с местными, волонтёрами. Последние приехали только вчера, но уже изобилуют историями о каких-то ужасах. Сами не видели, но вот знают того, кто знает того, кто видел.

Местные потеряны, но спокойны. Никто так и не объяснил, откуда истории про горы трупов и переполненные морги. Потому что это просто миф. Миф остаётся мифом. Официальные данные не врут. Погибших пара десятков.

- Чем помочь?, - спрашиваем мы всех. - Руками, - самый распространённый ответ.

Мы уезжаем, чтобы собрать ещё еды и средств личной гигиены. Мы будем отправлять их ещё неделю с машинами, волонтерами. Так однодневная акция растянется на тринадцать дней.

В остатке - страх. Чувство беспомощности. Чувство того, что должны сделать больше, что сделано мало. Что нужно ещё обязательно как-нибудь помочь.

Я не видела ничего страшнее, чем это наводнение. Потому что это природа. Ты можешь победить все, но не ее.

И я не видела ничего правильнее, чем поведение наших сограждан. Беда объединяет. Ну пусть так. Это даёт мне веру в людей, их доброту, честность и бескорыстность.

И пусть ваших домов никогда не коснутся такие испытания. Пусть.

Автор: Дарья Ванькова, гражданский активист, Facebook. 

Новости из зоны затопления читайте на "Глаголе" здесь


Aliexpress WW

12.07.2019

Наводнение-2019