Издательство «МИФ»

«Левиафан» - это лекарство. Настоящее. Горькое

На днях фильм-драма Андрея Звягинцева «Левиафан» стала лауреатом премии «Золотой глобус» и была признана лучшей зарубежной кинолентой. Фильм продолжает будоражить и зрителей, и критиков. Свое мнение о картине выссказал и наш автор Сергей Бредихин. 

Думаю, лекарство не бывает вкусным и сладким. Лекарство редко приносит удовольствие и почти никогда никому не нравится. И чем запущеннее болезнь, тем более сильнодействующий препарат нужен организму.

«Левиафан» - это лекарство. Настоящее. Горькое. Без желатиновой оболочки и карамельной глазури «хэппи энда». Это лекарство для граждан, отравившихся токсичными политическими ток-шоу, для страдающих «ожирением» мозга из-за сладких телесериалов, для неадекватных поклонников «Криминальной России» и «расследований» о похождениях рептилоидов на нашей бедной Земле.

Просмотр «Левиафана» должен быть организован для максимального количества зрителей. В один и тот же день и час. Во всех кинотеатрах страны независимо от формы собственности. По всем телеканалам, включая те, которые получили индульгенцию от Роскомнадзора перед Новым годом. 

«Левиафан» - лекарство сильнодействующее. Его нельзя принимать часто и много - можно отравиться. Именно поэтому я не буду второй раз смотреть эту картину. Как не смотрю "Апокалипсис" Копполы, «Астенический синдром» Киры Муратовой и еще массу картин, при воспоминаниях о которых возникает чувство приобщения к настоящему искусству. Их действие настолько велико, что повторения не требуется. «Левиафан» из этого ряда. Андрей Звягинцев не просто один из лучших отечественных режиссеров нашего времени. Его стиль можно назвать «беспощадным» или «шокирующим» реализмом. Реализмом во всем - и в потрясающей игре актеров, и в деталях всех кадров. В то же время Звягинцев пейзажами, видами и светом создает и поддерживает соответствующее настроение у зрителей. В комплексе все это дает потрясающий эффект присутствия и чувство сопричастности к происходящему на экране. 

Как всякое сильнодействующее лекарство, «Левиафан» может вызвать побочные эффекты и обострение симптомов. Они уже видны в Сети. Масса «лоялистов», не говоря про фанатов режима, заголосили об очередном «оскорблении чувств» верующих в «национального лидера», «вставание с колен» и «великую Россию». Это значит, что авторы фильма попали в точку. Уже само название должно привести в ужас «ревнителей веры»: именно Левиафаном еще в XVII веке назвал Томас Гоббс государство, которое уничтожает человека и его свободу.

Кстати, сам философ был не против государства, как такового. Он лишь хотел, чтобы оно было продуктом «общественного договора» и считал наилучшей формой правления монархию. Так, что вместо охаивания авторов картины, ее критики лучше бы нашли в ней аргументы в пользу будущей коронации своего кумира. 

Ну а если серьезно, то хочется напомнить такой эпизод из недавней истории. Сразу по окончании Второй мировой войны, во времена денацификации Германии, в союзнических секторах оккупационные власти перед демонстрацией американских фильмов в обязательном порядке показывали хронику нацистских преступлений - массовые захоронения, концлагеря, свидетельства и рассказы очевидцев. В зрительном зале присутствовали офицеры, которые следили за тем, чтобы зрители не закрывали глаза и не отворачивались от экрана.

«Левиафан» - это хроника наших дней. Подумайте об этом, когда будете смотреть.

Aliexpress WW

14.01.2015

Киноразговоры