Пахмутова и Братск

В июле 1962 года Александра Пахмутова отправилась в командировку по путёвке ЦК комсомола. Путь пролегал по молодёжным стройкам Сибири. Иркутск, Ангарск, Братск, Усолье, Улан-Удэ, маленькие селения и даже пристани - всюду встречали бригаду композиторов, поэтов и исполнителей люди, жадно тянущиеся к новым знаниям, к искусству. В результате этой поездки Пахмутова, а также поэты Сергей Гребенников и Николай Добронравов начинают работу над циклом «Таёжные звёзды».

У этого песенного цикла не выдуманная, а скорее «зафиксированная» история. Герои здесь не изобретались поэтами. Почти за каждой песней «Таёжных звезд» стоят вполне достоверные люди - покорители Братска и Ангары, участники комсомольских новостроек Сибири. (1. Звёзды над тайгой. 2. Гудят сирены над Ангарой. 3. Падунские пороги. 4. Главное, ребята, сердцем не стареть! 5. Письмо на Усть-Илим. 6. Марчук играет на гитаре. 7. ЛЭП-500. 8. Что такое ЛЭП? 9. Товарищу комсоргу. 10. Девчонки танцуют на палубе. 11. Как сдавалась пурга. 12. Песня об Ангарске. 13. Я - Комсомол!).

Две песни «Таёжных звезд» посвящены конкретным людям. Это хор без сопровождения «Падунские пороги» и «Марчук играет на гитаре». Герой, правда, не назван в «Падунских порогах» по имени, но история его подробно рассказана в книге Гребенникова и Добронравова. Это Борис Гайнулин, тот самый человек, встретясь с которым, легендарный герой кубинской революции Фидель Кастро подарил ему свою фотографию с надписью: «великому герою творческого труда, являющемуся примером коммуниста. С восхищением и любовью».

Начав работать на Братской ГЭС бурильщиком, Гайнулин стал главой бригады, которая одной из первых в стране была удостоена звания бригады коммунистического труда. В мае 1959 года, работая на одном из опасных участков трассы, Гайнулин сорвался с отвесной скалы. Последовали долгие месяцы борьбы со смертью, с болезнью. Не удалось преодолеть её до конца: осталась полная неподвижность ног.

Бригада тяжело переживала несчастье своего командира. Люди так одно время затосковали, что снизили темп работы. Однако новый бригадир Владимир Казмирчук сумел вновь воодушевить ребят: снова пошли в гору их дела. И Борис Гайнулин радовался новым успехам своего коллектива. 

Другая песня, посвящённая конкретному человеку, - «Марчук играет на гитаре» (№ 6). Над нотами - ремарка композитора: «Бодро, легко». И действительно, в лёгкой непринуждённой этой музыке ясно угадывается походка человека, уверенно ступающего по родной земле, ясного и доброго душой. Именно таким предстал глазам авторов цикла молодой инженер Алексей Марчук, когда они его впервые увидели в часы отдыха. «Сидел на баке, играл на гитаре и пел, - вспоминают Сергей Гребенников и Николай Добронравов. - В тёмно-синих спортивных брюках, в расписной косынке на голове, он был очень живописен. Мы читали о нём в газетах, мы видели Марчука в хроникальном фильме «Битва у Падуна». Мы знали, что он с группой товарищей предложил удивительный по смелости проект перекрытия. На металлических трубах-основаниях, прорубавшихся сквозь толщу льда и укреплявшихся на дне, был построен мост. С него и велось перекрытие. Такого ещё не было в практике мирового гидростроения… А сейчас Алексей совсем не был похож на солидного инженера. Он знает тысячи песен. Он пел их на русском, украинском и английском языках. Он пел «Бригантину», «Черные брови, карие очи» и «Закури, дорогой, закури», пел песни, сложенные в своём родном МИСИ, и песни, рожденные в туристских походах».

Написав песню «Марчук играет на гитаре», авторы начали сомневаться - а не обидятся ли другие ребята, не обидится ли сам Марчук, скромный парень, что выбрали почему-то именно его, когда есть и другие? И решили в конце концов - пусть остается это произведение именно песней о Марчуке. Ведь Марчук - характер типический, один из «героев нашего времени».

По словам авторов, за музыкальными образами «Таёжных звезд» стоят совершенно опредёленные люди. трудовые биографии и славные дела. Даже за картиной сурового пейзажа первой части виделись авторам приветливые и умные люди новостроек - Алексей Шохин, Татьяна Конько, Спартак Губайдулин, Герман Тафинцев, Фред Юсфин. Это и их любящими природу глазами стремились вглядываться авторы в непривычную москвичам сибирскую красоту. И сумели полюбить этот край, привязаться к нему до того, что нет-нет да и возвращается творческая память к красотам Сибири и её рек, навевает ещё и ещё замыслы, притягивает и манит к себе…

Вот один фрагмент из книжки «В Сибирь, за песнями!»: «Машины идут через тайгу по узкому коридору дороги. Кругом тьма. Только свет фар летает в ночи. И вдруг мы слышим знакомый голос:

— Есть революционное решение - оставить машины.

…Мы выходим на дорогу.

— Зачем, Ваня?

— Я хочу, чтобы вы послушали тайгу».

Человек, который так властно потребовал «слушания тайги», был не кто иной, как комсорг строительства Братской ГЭС, донельзя занятый делами Иван Скрыпников. Хоть и не названы в вокальном монологе «Товарищу комсоргу» фамилия и имя героя песни, но, вероятно, черты Вани Скрыпникова - ум, сметка, требовательность к себе и другим, совестливость, прямота и правдивость, отсутствие зазнайства, скромность, честность не только в большом деле, но и в мелочах, да ещё многие другие ценные качества, которые обязательно нужны комсомольскому руководителю, - тоже хотели запечатлеть в этой песне-балладе Александра Пахмутова и поэты. Во всяком случае, эта часть цикла, помещённая после двух песен, рисующих самые трудные профессии комсомольцев-строителей, очень чётко рассказывает о вожаках на стройках Коммунизма.

В цикле «Таёжные звёзды» две песни начинаются медленной, маршево-тяжелой поступью басов. Первая - «Гудят сирены над Ангарой» - создает образ величественной стройки, где день и ночь «гудят сирены двухконсольных кранов». Это не машинерия, не абсолютизация техники, хотя её уровень вызывает в авторах чувство законной гордости - лучшая в мире! Молодые специалисты, попадая сюда, вдвое, втрое быстрее, чем их однокашники в других местах, осваивают новейшие методы возведения плотин, высоковольтных электролиний. И всё-таки на первом плане здесь люди, их умный и организованный труд. Так в жизни, так и в песне Пахмутовой. Хор «Гудят сирены» - это сочинение, в котором широко, мощно звучат человеческие голоса. Вокальное начало накладывается на гармоническое сопровождение, рисующее суровый, полугородской уже, пейзаж. В партии фортепиано есть нечто от терпких гармоний Мусоргского и Прокофьева, что-то глубоко русское, размашистое. Мелодика этого хора близка русским революционным песням с их неуклонной поступью, их уверенностью в победе, несмотря на все трудности пути к ней.

Совсем иное настроение - в другой, медленной маршевой части цикла - «ЛЭП-500». Песня эта кажется будто очень точно вырезанной из куска ценной породы - ничего в ней нет лишнего: ни прибавить, ни убавить! Медленно и трудно, словно тот путь в тайге, о котором повествует этот фрагмент цикла, развёртывается мелодия. Очень достоверную атмосферу создают в песне «ЛЭП-500» уже сами стихи - в них ёмко, весомо каждое слово. Это мужская песня. Это голос тех, кто, отказавшись от всего на свете, даже от любимых своих, шёл по тайге, помня об одном — о трудной, нечеловечески трудной своей работе. Песня «ЛЭП-500» - о тех, кто ежедневно был готов на героические подвиги в труде.

Седина в проводах от инея…
«ЛЭП-500» - не простая линия,
И ведём мы её с ребятами
По таёжным дебрям глухим…
По ночам у села Покосного
Хороводят берёзки с соснами,
И с мужскою усмешкой горькою
На них мы глядим…

Интересно вслушаться как следует в мелодию песни «ЛЭП-500». Мы различим в первых же её интонациях упорство и волю, выраженные при помощи хорошо нам знакомого пахмутовского приёма повтора, «кружения» одних и тех же мелодических попевок. Но понемногу нарастает в мелодии решительная устремленность вперёд, вперёд. И особенно гордо звучат заключительные слова: «Но пускай тот, кто не был в ЛЭПии, завидует нам!».

Старожилы новостроек, правда, уверяют, что гораздо труднее было строить не линию ЛЭП-500, а ЛЭП-220, то есть ту линию электропередач, которая соединяла Братск и Иркутск. Работали даже тогда, когда термометр показывал более 42 градусов мороза. Жили в зимовьях, а это значит - никакой тебе «культуры»: кинопередвижки или чего-нибудь такого. Воду, рассказывают зимовщики, возили к ним за шестьдесят километров, и большая часть её шла на бетон, который, как известно, «любит водички попить». Тоска по близким, по семьям иногда одолевала ребят, но они мужественно выстояли. Покорили природу и заштриховали ещё одно «белое пятно» на карте страны.

Три песни цикла выдержаны в характере подвижной, стремительной песни-марша: «Что такое ЛЭП?», «Как сдавалась пурга» и «Главное, ребята, сердцем не стареть!». Первая песня, как объясняют авторы, была написана для тех, кто не знал, что такое ЛЭП. И главная цель здесь была - рассказать в песне, как это трудно, какой требует огромной тренировки не только физических, а и волевых качеств - построить Линию электровольтных передач. В песне «Как сдавалась пурга» также преобладает энергичное (почти танцевальное) настроение. Здесь большую роль играет активный, чёткий ритм. При помощи довольно сложных гармонических созвучий композитор красочно живописует дикую разбушевавшуюся природу. Обратим внимание на решительные квартовые «ходы» в басах, на почти весёлый ритм русской плясовой, на заключительную фразу, основанную на аккордах, непривычных уху слушателя, а ритмически чётко, словно удары сабли, организованных в маршевый ритм, сменяемый (на два такта), под конец вновь плясовым. На третьей фразе («как сдавалась ребятам она») появляется та мелодия, с которой начиналось вступление. Однако гармонизация в первый раз была облегчена до предела; дав слуху освоиться сперва с мелодией, автор вводит то сопровождение, которое как бы экспонировалось фортепианным «введением». Благодаря такой подготовке слушатель без труда поёт мелодию, осваивая одновременно достаточно сложный гармонический комплекс заключения песни.

Из книги Екатерины Добрыниной "Александра Пахмутова" (1973)

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

15.11.2021


Новости партнеров