Издательство «МИФ»

Евгений Курбатов: жизнь по ГОСТу

Директор Государственного регионального центра стандартизации, метрологии и испытаний в Иркутской области (Иркутский ЦСМ) Евгений Курбатов выделил время для интервью в конце рабочего дня в пятницу. Раньше не смог – лично инспектировал площадку для строительства нового эталона. У него такой жизненный принцип: хочешь сделать хорошо, сделай сам. Демократичный, прямолинейный, требовательный, он ценит в людях профессионализм и трудолюбие.

– Евгений Константинович, ваше учреждение отметило 95-летний юбилей в этом году, как отпраздновали эту дату?

– Никакого помпезного мероприятия не было. В Музее истории города Иркутска им. А.М. Сибирякова открылась выставка, посвященная нашей работе, в экспозиции отражены основные периоды становления и развития метрологической службы в нашем регионе. Тратить большие деньги на празднования нецелесообразно, лучше использовать средства для повышения квалификации наших сотрудников.

– Какое образование вы получили, что позволяет руководить Иркутским ЦСМ?

– Техническое... Окончил Карагандинский ордена Трудового Красного Знамени политехнический институт. Поступил на электромеханический факультет на специальность «горный инженер-механик». Там конкурс был меньше. Представление о горном деле у меня было вполне четкое – родственники трудились шахтерами. Добывать уголь под землей – опасная романтика. Любому нормальному человеку нравится заниматься делом, а не бумажками. Это же счастье – видеть результаты своего труда. В 1981 году по распределению был направлен в Железногорск-Илимский на Коршуновский ГОК.

– Поехали за туманом и за запахом тайги?

– Ну, если честно говорить, то еще и за деньгами. Для меня это было очень удачным распределением. Сначала работал слесарем, мастером, а потом технологом.

– А туманы и тайга?

– Тайги тогда особо не было. А сейчас мне, несмотря на руководящую должность, приходится выбираться в поля… Вот сегодня полдня по полям пробегали. Пытаемся новый эталон построить, а для этого нужна ровная площадка длиной три километра с хорошей видимостью. Объездили всё под Иркутском. Нашли один участок, вот проверяли, подойдет ли. Мне этот проект с технической стороны очень интересен.

– Давайте вернемся к вашему трудовому пути. После Железногорска куда вас судьба забросила?

– Много где довелось поработать... Трудился в Черемхове, участок энергоснабжения Черемховского разреза. Сто километров линий в тридцать пять киловольт, а в шесть киловольт – вообще немерено, плюс четыре большие подстанции. Обслуживали всё это.

– Интересно, как человек, учившийся на горного инженера, стал руководителем Иркутского ЦСМ?

– Тут можно ответить одной фразой. Нужно научиться быть человеком, а всё остальное придет. И, кстати, того советского образования вполне хватает, чтобы нормально руководить. Многое приходит с опытом, из общения с разными людьми, из поиска решений различных ситуаций. Кричать – самое простое и неэффективное поведение начальника. А проанализировать, выделить главное, поставить задачу и добиться результата – вот это как раз навыки, которые приходят с годами. Многому приходится учиться. Современный мир быстро меняется, надо за ним поспевать. Я вот получил дополнительную специализацию по направлению «Государственное и муниципальное управление».

Возвращаясь к вашему вопросу, с 1996 года я работаю в Иркутском ЦСМ. Начинал с простого инженера по метрологии. Мне доверили эталон и автомобиль. Я ездил и поверял весы. Очень хорошо изучил тогда Иркутск. Зарплата была небольшая, но в те сложные времена ее платили вовремя. Потом постепенно дорос до заместителя директора по метрологии. А позднее стал директором.

– Вы сказали, что предпочитаете направить средства на переобучение сотрудников, нежели на праздники…

– Мы обязаны постоянно проводить переподготовку наших кадров, этого требует система аккредитации. Иначе наши специалисты не смогут выполнять работы. У нас проводятся регулярные обучающие семинары с коллегами из других регионов для обмена опытом и повышения квалификации. В России сформирована уникальная метрологическая служба, охватывающая всю страну. В структуре Росстандарта существует своя академия, на базе которой мы проходим обучение.

– Медики вокруг видят одних пациентов, работники право- охранительных органов – преступников. А как выглядит повседневность для человека, который профессионально занимается метрологией и стандартизацией? Что замечаете вы?

– В обычной жизни многое вызывает печальную усмешку. К примеру, едем по дороге, видим баннеры у проезжей части, и большинство установлено с нарушениями: они должны располагаться на расстоянии не ближе пяти метров от проезжей части. А что на самом деле?

– Дома вы такой же требовательный? Используете только соответствующие стандартам кухонные весы?

– Нет. Зачем? В кухонных весах высокая точность не требуется, это не медицинский прибор и не научный. На домашние дела я рабочий подход не переношу.

– Расскажите о новой Национальной системе сертификации (НСС).

– Это очень здравая идея. В принципе, давно надо было внедрить такую систему. Наши люди еще помнят, что такое ГОСТы. Та советская система была очень жесткой, но это позволяло гарантировать потребителю безопасность и качество продукции. На самом деле кое-где еще те ГОСТы используются. К примеру, топливозаправочные колонки изготавливают по ГОСТ 9018-89, хлеб выпекают тоже по ГОСТу. Конечно, масса буханки хлеба стала меньше, чем в советские времена, но в остальном требования соблюдаются (это тот хлеб, у которого указано на маркировке, что он сделан по ГОСТу).

Сейчас установка такая: если производитель указал, что его продукция сделана по ГОСТу, то это должно соответствовать действительности, иначе ему грозят большие штрафы. Другое дело, что предприниматели и тут хитрят. На банке тушенки написано большими буквами ярко – ГОСТ такой-то, такой-то, проверяем, а ГОСТ не на содержимое тушеного мяса, а на жестяную банку или на этикетку. Или еще указывают ГОСТ 9001, а это стандарт на систему менеджмента качества, внедренную на предприятии, а не на сам продукт.

Что же касается НСС, то простому потребителю она дает очень много. Человек, приобретая продукцию, прошедшую данную сертификацию, во-первых, видит маркировку фирменным знаком НСС. Во-вторых, может отсканировать QR-код на этикетке и получить информацию, где продукция прошла испытание, сертификацию. Это гарантия, что товар соответствует ГОСТу.

– У нас в Иркутской области есть уже предприятия, сертифицировавшие свою продукцию?

– Пока только одна мебельная фирма. Она подтвердила, что ее продукция соответствует стандартам и включена в реестр НСС. Стоит отметить, что это малое предприятие, которое давно работает на рынке, и оно действительно показало высокое качество выпускаемой продукции.

– Какие виды продукции вы в Иркутске можете проверить на соответствие стандартам?

– У нас аккредитованная испытательная лаборатория, где могут проверить три вида продукции на соответствие ГОСТу: топливо, мебель, стройматериалы.

За почти 20 лет государство не уделяло сертификации должного внимания. По сути, вся пищевая продукция сейчас выпускается в рамках добровольной сертификации. Кроме этого, в существующих условиях зачем производителю товара проводить реальные испытания за значительные деньги, если любой сертификат можно приобрести. В средствах массовой информации не раз рассказывали о том, как сомнительная продукция, реализуемая у нас, получает такие сертификаты.

Поставить определенный заслон такому вот роду безобразий и призвана Национальная система сертификации. Но, повторюсь, она проводится на добровольной основе.

– По вашему мнению, всё должно соответствовать ГОСТу?

– ГОСТ – нормативный документ, в котором собрано всё самое лучшее и доступное, чтобы можно было производить единицу какого-то товара. Любой продукт невозможно отправить на реализацию, пока документально не прописаны методы его идентификации и оценки соответствия. Как бы это громко ни прозвучало, но вся наша жизнь зафиксирована в ГОСТах, на каждый чих есть определенный нормативный документ.

Наряду с прежними ГОСТами появились новые документы – технические условия и стандарты предприятий, в которых каждый прописывает под себя свои требования, но даже их не всегда потом соблюдает.

– Вы отвечаете за региональный этап конкурса «100 лучших товаров России». Есть какие-то ограничительные рамки, что от Иркутской области может быть не более такого-то количества организаций на этот конкурс?

– Нет, никаких квот нет. Более того, мы стараемся привлечь как можно больше участников. Другое дело, что заявленным в конкурсной документации критериям соответствовать очень сложно, и немногие доходят до финала. Те, кто получает знак «100 лучших товаров России», действительно производят хорошую и качественную продукцию. Одно нефтехимическое предприятие нашей области победило в номинации «Гордость Отечества». Впервые за 20 лет существования конкурса был отмечен высокий уровень нашего сибирского производителя.

Итогом конкурса для победителей, помимо признания их продукции и услуг на отечественном рынке, является включение в список лучших товаров России. Это помогает при выходе на международные рынки. К примеру, мы презентовали каталог лучших товаров Иркутской области на международной выставке «Российско-Китайское ЭКСПО».

– Ваш центр осуществляет мониторинг топлива в Иркутской области…

– Это одно из направлений нашей деятельности, причем требующее значительных затрат. Чтобы было понятно: испытание одной пробы бензина на соответствие показателям технического регламента (минимальный уровень безопасности) стоит 30 тысяч рублей. Если осуществлять проверку на соответствие ГОСТу, то это будет еще дороже. Мы взаимодействуем с нашим надзорным органом, работающим в системе Росстандарта, по вопросам контроля качества топлива, помогает нам и общественная организация Союз автомобилистов Сибири. Были у нас совместные акции с отделом экологического надзора администрации Иркутска, когда проводились проверки выхлопов автомобилей. При выявлении превышения допустимых показателей устанавливали, на какой АЗС транспорт заправлялся, и мы отправлялись туда с проверкой качества топлива.

Наша лаборатория самая восточная в стране в системе Росстандарта, поэтому к нам на экспертизу поступают образцы не только из Иркутской области, но и из Якутии, с Дальнего Востока. Мы провели переоснащение, прошли аккредитацию и, как я уже говорил, можем проводить испытания топлива, в том числе и на соответствие требованиям НСС.

– В чем заключается метрологическая деятельность центра?

– Согласно законодательству, средства измерений, которыми оказываются услуги, должны проходить поверку. Это касается всех сфер деятельности, в том числе медицины. У каждого прибора есть срок, в течение которого он должен быть поверен и получено подтверждение, что он работает точно. Накачали шину вашего авто в сервисе – это оборудование должно быть поверено, измерили давление в больнице – тонометр тоже должен был пройти поверку. Всё это попадает в область государственного регулирования обеспечения единства измерений. Мы соприкасаемся с метрологией с самого рождения. Человек родился, ему измерили рост и вес поверенными приборами…

– Ваше сотрудничество с предприятиями и организациями – понятная часть работы, но вы еще оказываете услуги населению, физическим лицам. Так, я знаю, была акция по бесплатной проверке домашних тонометров…

– Да, мы выступили организаторами такой акции. В прошлом году в августе она впервые охватила часть сибирских и дальневосточных центров, а уже в феврале этого года – всю страну. На бесплатной основе любой житель города, где проходила акция, мог узнать, соответствует ли его тонометр техтребованиям. Было много желающих. Где-то процентов десять приборов оказались технически неисправными. Люди были очень благодарны, что получили такую информацию. Во время акции в места ее проведения обратилось больше десяти тысяч человек, были проверены свыше 13 тысяч тонометров. Мы и дальше будем продолжать эту работу.

– Еще одна услуга для населения, которую вы оказываете, – поверка приборов учета холодной и горячей воды. Недавно даже цены снизили на эту услугу, почему?

– Сейчас много фирм, предлагающих поверку, причем не все из них зарегистрированы в Иркутской области, есть немало недобросовестных, зато заманивающих потребителей низкой ценой за услуги. Мы работаем в условиях рынка, нужно быть доступными для потребителей и в то же время оказывать качественные услуги. Надеемся, что наши усилия приведут к тому, что удастся вытеснить недобросовестные фирмы…

– Я знаю, что вы располагаете оборудованием, которое позволяет оценить качество звукоизоляции в домах. Уже были заявки на такую услугу?

– Да, мы даже по ночам выезжаем, делаем замеры шума, который производят кафе или магазины, расположенные в жилых домах, или проходящий транспорт. На основе нашей экспертизы люди в судебном порядке добились того, чтобы были устранены нарушения по звукоизоляции. Сейчас у нас во многих новых зданиях первые этажи и цоколи отданы под офисы или магазины, рестораны или фитнес-центры. Все эти заведения могут производить самый разный шум. Есть такие случаи, когда оборудование стоит в подвале, а вибрация от него ощущается только на седьмом-восьмом этажах здания. Наши специалисты могут установить источник шума, оформить соответствующие документы, на основании которых виновник должен будет произвести работы и устранить нарушения, приводящие к дискомфорту жильцов.

– Вам удается на отдыхе забывать о работе?

– О работе как таковой да, а о своих людях – у меня коллектив двести с лишним человек – нет. Нужно обеспечить им достойный уровень заработной платы, чтобы удержать таких высококлассных специалистов, нужно постоянно повышать уровень их квалификации… Мир очень быстро меняется.

– С вашей такой разноплановой работой находится время художественную литературу читать?

– Только когда еду в командировки, в пути читаю. Люблю Бориса Акунина, Чингиза Абдуллаева.

– Какие фильмы любите?

– «Собачье сердце» с Евстигнеевым в главной роли.

– Не могу не спросить: на выборы ходите?

– Если нахожусь в Иркутске, то конечно. В этом году обязательно пойду голосовать. Особенность сегодняшних выборов для себя отметил: на баннерах очень много незнакомых молодых лиц, значит, молодежь стала интересоваться политикой и идет в кандидаты. Наверное, это правильно.

– Какими качествами нужно обладать кандидату, чтобы вы за него проголосовали?

– Он должен отвечать за свои слова. Сказал, значит сделай. Депутаты должны помнить о том, кто их выбрал, и работать на благо людей.

Советы

Как отличить добросовестного специалиста по поверке счетчиков холодной и горячей воды

1. Надо смотреть, какие документы оформляет поверитель, кем подписано свидетельство по результатам работы, оно не может быть подписано заранее и другим человеком (у каждого поверителя есть личное клеймо).

2. Странно, если у организации, осуществляющей поверку, место аккредитации, к примеру, в Самаре, а услуги она оказывает в Иркутске. Вы всегда можете запросить копию аттестата аккредитации и проверить ее на сайте Росаккредитации (fsa.gov.ru) в реестре аккредитованных лиц. Там же будет информация о местах осуществления деятельности фирмы, действующий ли у нее аттестат аккредитации или приостановлен.

3. Стоит насторожиться, если после замеров специалист предлагает вам на месте починить ваш счетчик за дополнительную плату.

4. Если прибор учета не прошел процедуру поверки, то потребителю выписывается извещение о непригодности такого средства измерения.

Беседовала Алёна Сабирова, "Право выбора". Фото из архива Иркутского ЦСМ


Aliexpress WW

18.09.2019