Издательство «МИФ»

Пожар на рыбзаводе в Хужире: история и современность когда-то большого предприятия на берегу Байкала

Пожар на территории бывшего рыбзавода в Хужире. Сегодня об этом написали все местные интернет-порталы. По тревоге были подняты три пожарных расчета. На место происшествия прибыло 12 спасателей, которые обнаружили, что огнем охвачены законсервированные помещения бывшего крупного предприятия. Шквалистый ветер до 31 м/с быстро распространял пламя и не давал оперативно работать пожарным. Через несколько часов пришло сообщение, что пожар локализован, никто не пострадал.

«Глагол» решил заглянуть в историю рыбзавода, который долгие годы был градообразующим предприятием на острове. Ведь жизнь поселка Хужир началась именно с маломорского рыбзавода в конце тридцатых годов прошлого века. В советское время логистика была встроена так, что во время рыбного сезона солили омуль, а в межсезонье завозили красную рыбу с Дальнего Востока.

В начале 40-х годов здесь добывали половину всей рыбы в регионе. Война сильно подкосила ряды работников, планы не выполнялись: так, в 1942 году вместо 14 нитевых бригад работало только пять, из 39 сетевых бригад на работу выходили не более 11. В разгар путины пять центнеров нити перебрасывали отсюда на Темлюйский сетевязальный комбинат, поскольку здесь ее было в избытке. Все это приводило к резкому уменьшению заработной платы рыбаков, под угрозой был и фронтовой заказ. СМИ писали о беспомощности руководства завода и партийной организации. В 1944 году директор завода Афанасьев был уволен с должности и исключен из партии. Однако план не был выполнен ни в 1945, ни в 1946 году. В 1948 году и вовсе разгорелся скандал из-за того, что завод отправил два вагона бракованной рыбы в недоброкачественной таре, в результате чего рассол вытек еще до отправления, а вся рыба испортилась.

Помогали заводу иркутские студенты. В 1941 году «образцы самоотверженного труда» здесь показывали активисты Иркутского университета имени А. Жданова.

В пятидесятые года ситуация резко изменилась в положительную сторону. В 1951-1956 годах средний вылов омуля составлял более 18 тысяч центнеров в год, что составляла до 85 процентов все рыбодобычи области. Любая послевоенная сельхозвыставка в Иркутске не проходила без продукции рыбзавода с Хужира. Омуль слабосоленый, копченый, теша сиговая, щука свежая, кормовая мука из байкальского бычка – это далеко не полный перечень того, что привозил рыбзавод. Завод активно решал социальные проблемы рыбаков. Только за 1956 год было построено шесть жилых домов на 38 человек, а в 1957 году был введен детский сад на 100 мест и сельский клуб на 250 человек. Это был пик численности населения – в 1959 году население Хужира составило почти три тысячи человек.

В 1958 году Совет министров СССР обязал рыбзаводы заниматься не только промыслом рыбы, но и воспроизводством с помощью искусственного рыборазведения. Тогда же был поставлен вопрос о строительстве большого Маломорского омулево-сигового рыборазводного завода. В конце 50-х сюда зачастили китайские специалисты, которые изучали опыт сибиряков при строительстве первых своих предприятий. Их очень заинтересовал подледный лов рыбы. Это были годы перевыполнения плана.

Возьмите шестидесятые годы: организованная зимняя путина, 25 малых комплексных бригад. Все они были оснащены капроновыми сетями. Здесь впервые начали применять крупноячеистые сети. Доверили это бригаде Павла Белозерцева в 1960-61 годах. Но те годы – новая проблема местного рыбзавода. Его передали в подчинение Иркутского рыбтреста, и две "головы" руководителей не могли никак договориться между собой.

Завод работал с перебоями уже и в советское время. Бывало, что местная партийная пресса рассказывала о низких качественных показателях рыбзавода. Но когда на заводе были хорошие времена, партия и правительство не забывали одаривать всех призами и подарками. Так, по итогам 1984 года рыбзавод вошел в список двадцати лучших предприятий области, которые победили в конкурсе «40 лет Победы – 40 ударных недель».

Рыбзавод был местом, куда возили почетных гостей – писателей и поэтов. Дни советской литературы в Иркутске в 1980 году завершились в гостях у ольхонских рыбаков. Именно здесь побывали Олег Шестинский, Николай Самохин, Андрей Скалон, Франц Таурин и другие.

Как позднее писали ученые, хозяйство Ольхона всегда было убыточно: депортированные сюда литовцы, украинцы, татары, немцы и карелы и прочие «не так» думавшие составляли более половины населения. Вскоре они стали активно уезжать домой. Также была информация, что в страшные тридцатые здесь были две колонии системы ГУЛАГа, которые также «снабжали» завод почти бесплатной рабочей силой.

В конце восьмидесятых завод стал разваливаться. Люди стали уезжать, имущество растаскивать, особенно после начала приватизации. В 1993 году оставшиеся работники решили создать народное предприятие, но дирекция завода ничего не сделала для сохранения производства. Вскоре от предприятия остались только заборы и пустые корпуса, которые все больше и больше приходили в негодность. Если в советское время здесь работало несколько сотен человек, то к двухтысячным годам остался единственный цех, который принимал рыбу от местных жителей. В 2017 году остался один частный арендатор, который солил немного омуля. После введения известного запрета на вылов омуля, эта работа потеряла всякий смысл.

Фактически же с 2015 года рыбзавод совсем не действовал. Туда пришла одна иркутская компания, которая решила привести территорию в цивилизованное состояние. В одном из цехов было сооружено общежитие для персонала, в другом – склад. Они сегодня и сгорели. Вот такая история.

Фото Марианны Язевой из социальной сети Facebook


Aliexpress WW

20.01.2019

Территория развития