Валентин Безруков: был побег «на рывок»

«Глагол» продолжает еженедельные публикации обзоров иркутского историка и журналиста Владимира Скращука о редких книжных изданиях, многие из которых сохранились в Иркутске в единственном экземпляре. Чаще всего это книги эмигрантского, диссидентского толка, хотя встречаются и советские издания.

Безруков В. Из царства сатаны на свет Божий (Захват «Утриша») – Париж; Издательство светлейшего князя М.К. Горчакова «Долой зло», 1927 – 36 с.

Признаться, эта брошюра была выбрана для проекта только из-за колоритного названия как самой работы, так и издательства, производящих в совокупности впечатление крайнего отчаяния и усталости белой эмиграции в середине 1920-х. Автор «мемуаров» Валентин Безруков, бывший вольноопределяющийся Вооруженных сил Юга России, и автор предисловия генерал Евгений Миллер (в 1919-1920 годах руководитель белой Северной армии) верили, что события, описанные в этом издании, свидетельствуют о скором падении советской власти. Странно, что в это верили люди, прошедшие всю Гражданскую войну. Они проиграли все в ситуации, когда несформированной Красной армии противостояли многочисленные и сравнительно хорошо оснащенные белые части, которыми командовали опытные командиры – но верили, что советская власть падет, потому что народ устал от большевиков…

События, описанные в книге, произошли в период с 2 по 15 мая 1925 года – обратите внимание, всего за два года до событий романа «Двенадцать стульев». Общая неустроенность южного быта, еще больше усиленная недавно завершившейся Гражданской войной и растущим как на дрожжах НЭПом, позволила группе всего из восьми человек составить авантюрный план побега из СССР на запад морским путем. Заговорщики, среди которых были несколько бывших бойцов ВСЮР и (что довольно странно) бывший командир взвода из 1 конного корпуса РККА, сделали все возможное, чтобы их путешествие закончилось примерно также, как побег Остапа Бендера в Румынию.

Судите сами, мог ли побег состояться. Подготовка к побегу и сбор группы начались осенью 1924 года, то есть за восемь - девять месяцев до него. У группы почти не было оружия, а к имевшимся револьверам не было патронов. Никто не умел управлять настоящим морским судном, хотя трое из восьми служили в РККА и двое были мотористами Качинской авиационной школы. В компанию взяли «самое слабое звено» - женщину, которая хотела выбраться из СССР к мужу-эмигранту, и могла выдать всех участников просто за обещание разрешить выезд легально. Для пополнения кассы операции заговорщики занимались спекуляциями, разъезжая по городам Крыма – что должно было обратить на них внимание сотрудников уголовного розыска. За группой заговорщиков даже следили сотрудники ОГПУ, но проявив полную безалаберность, позволили побегу случиться.

Вдобавок ко всему накануне побега один из них ухитрился поднять тревогу, организовав взрыв порохового склада в Севастополе.  Выбранное для побега судно «Утриш», достаточно вместительное, с новым мощным двигателем и солидным запасом топлива, не успело вернуться к этому моменту в Севастополь из Одессы. Здравомыслящие люди в таких условиях и при полной, заметим, легальности положения всех персонажей, отложили бы побег до лучших времен – тем более, что навигация хоть и началась, но штормы были вполне возможны. Заговорщики же решили вместо «Утриша» угнать один из моторных катеров организации «Крымкурсо» («Крымское курортное сообщение»). Как бы они добирались до Болгарии на курортном катере – одному богу известно, но 12 мая они все-таки поднялись на борт неожиданно прибывшего «Утриша». Еще один штрих к портрету заговорщиков: денег едва хватило на билеты до ближайшего порта.

На борту судна выяснилось, что моряки, начиная с капитана и заканчивая последним матросом, люди на подбор крепкие и сильные, среди них много «большевиков» (тут автор не делает различия между членами партии и членами профсоюза), а потому если дело дойдет до схватки, участники группы угонщиков ее проиграют. Чем дольше продолжалось плавание, тем выше были шансы команды, поскольку у заговорщиков не было ни еды, ни воды. Но решительность и, самое главное, неожиданность нападения сыграли свою роль и вечером того же дня, когда команда отправилась отдыхать, заговорщики захватили «Утриш».

Давайте еще раз оценим ситуацию. Советский Союз – единственное социалистическое государство, со всех сторон окруженное недружественными (мягко говоря) соседями. Гражданская война на берегах Черного моря завершилась чуть более четырех лет назад, в сопредельных странах живет и действует активная военизированная группировка белых эмигрантов, способных совершать диверсионные вылазки на значительные расстояния. А на судне, способном преодолеть по Черному морю любой переход, нет ни радиосвязи, ни оружия дл самообороны у членов экипажа. В оправдание моряков надо сказать, что заговорщики ловко использовали пусть и сомнительное, но имеющееся сходство формы летчиков и сотрудников ОГПУ: когда вооруженные люди начали обыскивать корабль и загонять моряков в каюты и трюмы, многие решили, что это работают чекисты.

За пять дней путешествия до болгарского порта Варна выяснилось, что одни советские матросы легко и быстро выучили обращение «ваше благородие», зато другие дважды покушались на лидера группы заговорщиков, попытавшись сбросить на него с высоты всякие тяжелые предметы. «Слабое звено», жена эмигранта, едва не предала группу капитану и его старшему помощнику, однако заговорщики, как бы компенсируя все прошлые промахи, были очень бдительны, даже несмотря на поразившую практически всех морскую болезнь. Немалую трудность представлял тот факт, что никто из них не умел ориентироваться в море ни по звездам и солнцу, ни по картам.  

«Здесь я невольно вспомнил о печальном факте, имевшем место незадолго до нашего побега. Группа русских офицеров села на парусное судно, шедшее из Новороссийска в Батум. В открытом море офицеры завладели кораблем с целью бежать в Турцию. Однако неумение ориентироваться в море погубило их. Капитан сумел привести судно в Батум, уверяя их до последнего времени, что судно находится у турецких берегов. Офицеры были схвачены батумской Чекой и расстреляны…», - объясняет настроения заговорщиков Валентин Безруков.

Беглецам повезло дважды. Когда в портах Крыма обнаружили, что «Утриш» не пришел вовремя и на маршруте его нет, на поиски были отправлены два гидросамолета. Случилось это, по расчетам Безрукова, не ранее чем через 15 часов после выхода из Севастополя, поэтому найти корабль было очень трудно. Вдобавок, оба гидросамолета оказались ненадежны: один погиб безвозвратно, а второй летчики посадили на воду и еще несколько дней ждали помощи. Второй раз беглецам повезло, когда они сумели обойти территориальные воды Румынии и вышли именно в Болгарию: в Румынии к белым эмигрантам, как впрочем и к гражданам СССР, относились очень плохо, и судьба их была бы печальной. Что, как мы знаем, узнал на своей шкуре и Остап Бендер…

В порту Варны «Утриш» под российским дореволюционным триколором не произвел сенсации: он просто вошел в порт и бросил якорь. Что косвенно свидетельствует об отсутствии в Болгарии середины 1920-х как нормальной пограничной охраны, так и о полном бардаке в плане санитарной защиты территории страны. Уже позже, в порту, заговорщики узнали, что с караульного судна у входа в порт их окликали, но они ничего не услышали, а останавливать судно с непонятным флагом несуществующей в тот момент страны болгары не стали.

По всем международным законам захват судна в море, угроза оружием капитану, команде и даже пассажирам – пиратство чистой воды, но тут беглецам повезло еще раз – комендантом порта оказался выпускник Морского кадетского корпуса в Санкт-Петербурге, а вся история с захватом советского судна напомнила болгарам славную страницу из истории национально-освободительной борьбы против Турции. В мае 1876 года, то есть за 49 лет до побега группы Безрукова, около сотни повстанцев под руководством поэта Христо Ботева захватили на Дунае австро-венгерский пароход «Радецкий» и прибыли на нем в Болгарию. Сыграло свою роль и вмешательство многочисленных эмигрантских организаций из Болгарии, «Королевства сербов, хорватов и словенцев» и Франции, так что в итоге беглецы сошли на берег и растворились в организациях врангелевцев уже к концу мая. А вот советских граждан отправляли в СССР несколько месяцев, последними уже в январе 1926 года вернулись капитан и старпом. «Утриш» достался Болгарии – видимо, в качестве компенсации неизвестно за что, ведь содержание всех участников событий, включая и восемь заговорщиков, взяло на себя советское консульство в Варне.

Вопреки ожиданиям побега, их поступок не стал примером ни для других беглецов из СССР, ни для потенциальных «пиратов» из боевых организаций эмигрантов. Время ушло вперед, гражданская война настолько истощила своих участников, что никто уже не был способен на решительные действия. Разве что вот так – чудом, по стечению невероятных обстоятельств.

                                        Владимир Скращук, специально для «Глагола»

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

22.06.2021


Новости партнеров