Памяти переводчика и писателя Марка Демидова

22 февраля на семьдесят шестом году жизни скончался известный иркутский переводчик и писатель Марк Демидов.

Марк Павлович родился в 1945 году в Монголии в семье врачей, которые в те годы боролись со вспышкой чумы в соседней стране. К четырем годам говорил на монгольском не хуже, чем на русском. Окончил факультет английского языка Иркутского института иностранных языков имени Хо Ши Мина. Отслужил в армии. Всю жизнь посвятил преподавательской и переводческой работе в двух иркутских вузах - инязе и нархозе.

Член союза журналистов России. Переводил на английский язык очерки, эссе, предисловия к книгам, фотоальбомы, рассказы и книги, в том числе «Свидание с Байкалом» (автор текста В. Галкина, 2000), «Неповторимый Байкал» (В. Галкина, 2004), «Косопят — борода до пят. Сказка» (А. Байбородин, 2010), «Гений из Сибири. П. Т. Турчинов» (Т. Ларева, 2012), «Мое счастливое детство» (Т. Ларева, 2013), юбилейный альбом «Александр Москвитин. Живопись, графика, монументальное искусство, скульптура» (шесть авторов, 2019). Публиковался в периодике, различных сборниках и журналах. Автор двух книг: «Солянка, сэр!..» (2016) и «Родная Монголия. По следам родителей», изданной на русском, английском и монгольском языках (2019). Последняя книга была с успехов презентована в Монголии. 

В последние годы Марк Павлович работал над книгой «Иркутские писатели в переводах», в который вошли рассказы, очерки и воспоминания известных иркутских классиков Александра Вампилова, Валентина Распутина, Генналия Пакулова, Анатолия Гурулева, Анатолия Байбородина, Александра Лаптева, Владимира Скифа, Валерия Хайрюзова, переведенные на английский язык. Участник первого международного фестиваля КНИГАМАРТ, где вместе с режиссером, сценаристом Еленой Туринцевой презентовал кинопроект "Победившие "черную смерть" (2019). Елена на своей странице в соцсетях написала: ушел из жизни наш дорогой друг и герой моего фильма, незабываемый весельчак и хулиган Марк Павлович Демидов, пожалуй самый жизнерадостный человек из всех кого я знала, профессиональный переводчик и большой знаток языка, педагог, писатель.

А еще Марк Демидов был переводчиком Грэма Грина, который в 1987 году был в Иркутске. Об этом он написал большую статью, отрывок из которой мы сегодня публикуем в память о нем. 

В начале осени 1987 года в Союз по приглашению всесильного тогда Егора Лигачева прибыл Грэм Грин. Маршрутом поездки всемирно известный писатель избрал Сибирь и до приезда в Иркутск побывал в Томске и Новосибирске. Томск, тогда еще закрытый для иностранцев город, запомнился Грину уютностью и неповторимым деревянным зодчеством, вахтовыми поселками нефтедобытчиков, поразительной живописностью бескрайней тундры, которую он обозревал с борта самолета. Новосибирск Грэму Грину не приглянулся по причине, видимо, безликости послевоенной архитектуры, накопившейся усталости и, главное, из-за отсутствия под рукой прописанного ему ежедневного "лекарства", оживлявшего интерес к жизни. Такое лекарство оказалось в Иркутске, куда Грин прибыл со своим секретарем Ивонной и Татьяной Кудрявцевой, известной переводчицей художественной литературы.

Уже у трапа самолета Кудрявцева поведала Ростиславу Филиппову, который как ответсекретарь Иркутского Союза писателей нес персональную ответственность за прием, размещение, здоровье и сохранность великого классика. Проблема была оперативно решена в соответствующем отделе магазина "Березка". Писатель самолично произвел ревизию и отбор требуемых напитков, расплатился и с удовольствием отбыл в гостиницу "Интурист".

Учитывая почтенный возраст высокого гостя, - ему на тот момент было уже 83 года! - Ростислав Филиппов предложил ему щадящий режим встреч и поездок, оберегая от утомительных "контактов", ограничив круг общения собой и мною в качестве переводчика. Так что программа пребывания на иркутской земле была несуетной: посещали высокое начальство, музеи, достопримечательности областного центра, съездили на Байкал. Лишь только раз Грэм Грин вышел в свет: он не мог отказать искренней и настойчивой просьбе преподавателей и студентов института иностранных языков. Но мне показалось, что и это мероприятие его утомило, таких встреч у мэтра было сотни, и ничего любопытного от них он не ожидал.

Наши застольные беседы носили мозаичный характер. Сложнее всего в словесных баталиях и экспромтах приходилось Татьяне Кудрявцевой и мне, людям, знающим англо-русский вариант межчеловеческого общения и старавшимся донести до замолчавшего оппонента суть еще горяченького словца, реплики или целого пассажа.

Конечно же, наши разговоры, хотя и пронизанные юмором, чего только не касались: религии, политики, философии, литературы, коррупции, коммунизма. Говорили и об отдельных политиках ("я полностью доверяю Горбачеву"), о многих различных вещах. Словом, обмен мнениями был доверительным и непосредственным - из уст в уста.

В те же памятные дни, но уже на Байкале, в гостинице, за обеденным столом, и как на грех в день моего рождения, мы решили в шутку разыграть нашего уважаемого гостя. На вопрос, когда закончилась Вторая мировая война, мэтр, откинувшись в кресле, с подозрением взглянул на наши довольные лица, явно ожидая подвоха. И все-таки ответил: "Ну где-то в начале мая 1945 года". На мое кроткое замечание, что вопрос касается не Великой Отечественой войны, когда мы побили фашистов, а Второй мировой, классик немного призадумался и поправился, сказав, что сие событие имело место в конце августа - начале сентября: "2 сентября 1945 года". - "Вот тогда-то я и родился в Монголии", - торжественно заверил я Грина и предложил выпить за дату.

Через два месяца Грэм Грин прислал мне в подарок свой последний роман "Монсеньор Кихот" с дарственной надписью: "Дорогой Марк. С небольшим напоминанием о твоем дне рождения, который мы отпраздновали вместе. С большой любовью от Грэма". Видимо, тот шутливый разговор на берегу Байкала отложился в памяти "господина мира", одного из умнейших и талантливейших писателей современности. А любимым русским писателем Грэма Грина, по его признанию, был Антон Чехов.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

23.02.2021


Новости партнеров

Бывших иркутян не бывает