Андрей Медведев: Большая наука делается прямо сейчас

Директору Института солнечно-земной физики СО РАН, члену-корреспонденту РАН Андрею Всеволодовичу Медведеву исполнилось 60 лет. Поводов для разговора с юбиляром много – и год науки, объявленный в России, и конкретные научные проекты института. С первых минут беседы становится ясно, что Андрей Медведев с юмором относится к круглым датам, но видит в них ряд неслучайных совпадений.

- Институту в прошлом году тоже 60 лет исполнилось, мы с ним практически ровесники. Хороший возраст – время, когда можно не только строить, но и осуществлять самые дерзкие и амбициозные планы. Причем, несмотря на всем известные эпидемические обстоятельства и связанные  с ними ограничения. Время, когда вынужденные запреты побуждают к поиску нестандартных решений и увеличивают сопротивляемость к трудностям.

Разговор неизбежно свернул на те проекты, которыми сейчас живет институт. Кроме государственного задания, силы ученых Института солнечно-земной физики СО РАН направлены на реализацию грандиознейшего интеграционного проекта, который имеет не просто общенациональное, но и международное значение. Речь идет, конечно же, о Национальном гелиогеофизическом комплексе, который включает строительство установок самого передового уровня с точки зрения науки и технологий.

–  Проект сложный, многомерный, понятно, что возникают и сложности, и, бывает, недопонимания. Но у нас есть уверенность в том, что «наше дело правое» и «победа будет за нами». У нас надежный, последовательный и очень деятельный партнер – государственная корпорация «Ростех», председателем научно-технического совета которой является Юрий Коптев. «Ростех» оказывает нам поддержку абсолютно на всех уровнях и площадках – на уровне совета по космосу, и на уровне Правительства РФ, различных министерств и ведомств. Если бы не эта поддержка, нам бы пришлось в десять раз сложнее.

Проект продвигается, уже сдан комплекс оптических инструментов в Торах, это произошло в самом конце прошлого года. В 2021 году мы планируем получить положительное заключение главной государственной экспертизы на один их крупнейших объектов комплекса – Крупный солнечный телескоп с диаметром зеркала три метра в Мондах с последующим началом строительства. Это территория Саянской солнечной обсерватории. Высота здания башни телескопа будет достигать 42 метров. С севера к этой башне будет примыкать корпус с технологическим оборудованием, в том числе с вакуумной установкой для напыления отражающих покрытий зеркал оптической системы, серверами для хранения и обработки полученных данных и жилыми корпусами для наблюдателей. Сейчас проект загружается в систему Главгосэкспертизы в Красноярске, затем нужно 30 – 40 дней на анализ документации. После получения заключения Министерство образования и науки РФ должно заложить в бюджет средства на строительство, препятствий там быть не должно, так как проект предварительно согласован и Министерством экономики, и Министерством финансов. Ожидаем, что до конца года будет получено и заключение, и разрешение на строительство. 

- Какие еще шаги запланированы на этот год в деле реализации проекта?

- Наконец-то решилась проблема, которая долгое время тормозила все наши планы по строительству в 250 км от Иркутска, рядом с озером Байкал, системы радаров. Эта проблема была связана с взаимодействием правительства Иркутской области и администрации Прибайкальского национального парка по вопросу разделения территории. Министерство природных ресурсов РФ сформировало кадастровые границы нацпарка, и территория, которая необходима нам для строительства радаров, уже зарезервирована. В регламентирующих документах по разрешенным видам деятельности на территории Прибайкальского нацпарка наша работа прописана. Радары будем строить в местности, которая называется Харикта. Сейчас мы выходим в минобрнауки, чтобы начать передачу институту этих земель и приступить наконец-то к проектированию системы радаров. Они будут необходимы для контроля системы магнитосферно-ионосферных связей в высокоширотных регионах России, а также экологического мониторинга Байкальской природной территории.

- А как продвигаются работы по созданию на базе Сибирского солнечного телескопа в Бадарах нового инструмента – многочастного радиогелиографа?

- Этот инструмент мы планируем завершить как раз в 2021 году. Планировали в прошлом году сдать, но из-за пандемии и связанных с ней жестких ограничений на ведение строительных работ срок перенесен. Сегодня строительство ведется, оборудование поставляется и монтируется. Буквально на днях успешно проведено промежуточной испытание полной антенной решетки, оборудование продемонстрировало именно те характеристики, на которые мы рассчитывали. Партнеры наши укладываются в сроки: изготовление зеркал – это Красноярск, поворотные устройства – Муром, цифра, приемники и корреляторы – система обработки сигналов – Томск.

Напомним, новый радиогелиограф будет состоять из антенных полей с тремя Т-образными решетками (длина луча – до 1000 метров). Одна из решеток будет включать 96 антенн по три метра в диаметре, которые будут работать на частотах 3 – 6 ГГц, следующая решетка – 224 метровых антенны (8 – 24 ГГц) и третья решетка – 192 антенны диаметром 1,8 метра (6 – 12 ГГц). Угловое разрешение нового инструмента будет составлять 5 угловых секунд, временное разрешение – 0,01 секунды.

Кроме уже названных инструментов в состав Национального гелиогеофизического комплекса войдут современный мезосферно-стратосферный лидар, который позволит определять плотность атмосферы, скорость и направление ветра на разных высотах, а также параметры озонового слоя в стратосфере. Нагревный стенд разместится в 65 км от Иркутска, он позволит изучать ионосферную плазму практически в лабораторных условиях. Наконец, в самом Иркутске будет построен новый корпус – центр обработки данных, который позволит координировать весь проект в целом и обрабатывать результаты, полученные на разных инструментах.

– Как у вас и ваших коллег хватает времени на все эти проекты, которые выполняются сверх обязательного государственного задания?

– Хороший вопрос. Тут остается только удивляться нашим ученым и восхищаться ими, конечно. Их азартом, их нацеленностью на результат, их упертостью, наконец. Наблюдения и эксперименты проводятся, статьи пишутся, причем, какие статьи – очень высокого класса, о результатах работы докладывается на международных конференциях. Понимаете, институт – это, прежде всего, люди. Не стены, не уникальное оборудование, а люди и их желание узнать и понять все то новое, куда до них никто не совался и не пытался осмыслить.

– Где берете таких людей? Как вербуете молодежь?

– Мы решили, что, как в той поговорке про утопающих, никто нам не поможет и на блюдечке никого не принесет. Поэтому сами занялись решением этой проблемы. Конференцию школьников проводим, причем каждый раз, когда я вижу, как ребятишки и наши ученые обсуждают стендовые доклады этой конференции, не могу понять, кто больше получает удовольствия – дети или взрослые. Это пусть небольшой, но очень сознательный наш вклад в формирование той среды, которая может привести ребенка в науку, и спасибо нашей неуемной молодежи, которая с большим энтузиазмом этим занимается – руководит исследованиями школьников, помогает проводить эксперименты, обсуждает результаты и учит грамотно излагать свои мысли. В прошлом году институт получил лицензию на обучение магистрантов. Из 600 академических научных организаций, которые находятся в ведении министерства науки и высшего образования Российской Федерации, всего шесть имеют лицензию на обучение магистрантов, в том числе мы. А среди иркутских научных институтов мы вообще такие одни. То есть мы получили возможность готовить специалистов для себя – не специалистов вообще, а именно тех, кто нам нужен, тех, кто и будет в итоге работать на инструментах Национального гелиогеофизического комплекса. Аспирантура по-прежнему работает, в этом году конкурс хороший к нам был, с ИТМО совместная магистратура функционирует, так что в этом направлении работаем активно. Нам понадобится к окончанию проекта 100 научных сотрудников дополнительно, а сколько технического персонала! Но есть вопросы, которые нам одним не решить – это вопрос жилья для научной молодежи. Здесь без помощи федеральных структур и программ мы точно не потянем. Очень хочется, чтобы соответствующие структуры более деятельно подходили к решению этой фундаментальной по тяжести и последствиям проблемы. Надеюсь, что в Год науки и федеральные, и местные власти уделят этому вопросу больше внимания. Большая наука делается здесь и сейчас, и чем больше людей будет это понимать это и помогать ученым, тем быстрее будут получены потрясающе интересные результат, которые скажутся самым положительным образом на очень многих областях нашей жизни.

От разговора о юбилее и собственных научных достижениях Андрей Медведев уклонился, и в этом чувствовалась не просто человеческая скромность, а редкое по нынешним временам достоинство руководителя большого коллектива единомышленников, для которого дело общее – прежде всего. Выйдя уже затемно из здания института, поймала себя на мысли, что именно на таких людях и держится настоящее дело, а оно, в свою очередь, держит всех нас. Не давая скатиться в повседневную суету, поддаться всеобщей оголтелости и так процветающей сегодня способности все сводить к словам. Дающую убежденность и силы изо дня в день заниматься любимым делом, которое ты выбрал, а может, оно выбрало тебя. Понимая, что результат обязательно будет, и он будет важен не только для конкретной науки – абсолютно для всех.

Справка:

Андрей Медведев – член-корреспондент РАН, директор Института солнечно-земной физики СО РАН, почетный работник науки и высоких технологий РФ, специалист в области экспериментальных исследований верхней атмосферы Земли, автор и соавтор более 120 научных работ и двух авторских свидетельств на изобретения. Его работы общепризнаны в нашей стране и за рубежом и внесли большой вклад в изучение структуры и динамики  системы атмосфера-ионосфера-термосфера, развитие радарных методов и средств зондирования верхней атмосферы Земли.

Основными направлениями исследований являются физика верхней атмосферы, разработка экспериментальных методов диагностики параметров околоземной космической плазмы и контроля космического пространства.

Под его руководством осуществлена глубокая модернизация уникальной отечественной научной установки – Иркутского радара некогерентного рассеяния, в результате которой радар превращен в современный многофункциональный исследовательский инструмент, способный решать широкий спектр фундаментальных и прикладных задач в околоземном космическом пространстве. 

В области физики верхней атмосферы ученым получены принципиально новые крупные результаты. Им впервые на основе анализа трехмерной картины атмосферных волн предложен метод восстановления полного вектора скорости нейтрального ветра в верхней атмосфере.

Андрей Всеволодович руководит реализацией проекта класса-мегасайенс «Национальный гелиогеофизический комплекс РАН» (постановление правительства РФ №1504 от 26.12.2014), ориентированным на решение актуальных фундаментальных и прикладных задач в области физики Солнца и околоземного космического пространства и определяющий стратегическую перспективу этих исследований на 20-30 лет.

Лада Степанова, специально для «Глагола»

Фото Евгения Козырева

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

24.01.2021


Новости партнеров

Территория развития