Сергей Язев: Киномиссия на Орбите (длинный длинный Read)

Хочу высказаться по поводу кинопроекта «Вызов», который сейчас реализуется в космосе – борту МКС с помощью информационных ресурсов Первого канала. 

Американский политолог Дмитрий Саймс, соведущий программы «Большая игра» на Первом канале, сообщил из Вашингтона, что полет российских кинематографистов в космос – едва ли не единственная за последние годы новость о России, которая подается в американских СМИ в позитивных или, как минимум, в нейтральных тонах. В отличие как раз от российской блогосферы и соцсетей, - здесь принято проект ругать, а про киноэкипаж писать гадости. Главные доводы критиков таковы. 

Первое. В космос нужно летать по делу, заниматься наукой и технологиями, - а тут огромные деньги из бюджета уйдут на чепуху и пиар. Фильм всё равно получится плохой. Кто хочет снимать кино в космосе – пусть летит на собственные деньги, вон у Эрнста их куры не клюют. 

Второе. Из-за кинопроекта пострадали безвинно космонавты, которые должны были лететь на МКС работать, но их полет отменен, и в результате после десяти лет тренировок космонавтам сломали жизнь – они теперь не полетят из-за бессмысленных выдумок Константина Эрнста и Дмитрия Рогозина. 

Есть люди, которые против проекта уже только потому, что это Первый канал и Роскосмос, а поддерживать то, что от них исходит, никогда нельзя, это априори не может быть хорошо. 

Это доводы не единственные, но, пожалуй, главные. Они распространяются стремительно, их слышали многие (если не все), и многие сочувственно кивают, услышав эту точку зрения.
Я с этой точкой зрения не согласен. Попробую объяснить. 

СУДЬБА ПРОГРАММЫ 

Итак, первое. Действительно ли пострадала научная программа российского сегмента МКС? А почему она должна была пострадать из-за 12-суточного пребывания киноэкипажа на борту? Олег Новицкий и Петр Дубров продолжают заниматься своими делами, Новицкий передает дела прилетевшему с киношниками Антону Шкаплерову. 17 октября Новицкий повезет домой Клима Шипенко и Юлию Пересильд на «Союзе МС-18», а Шкаплеров останется на полгода на МКС и будет продолжать выполнять программу вместе с Петром Дубровым. Да, Дубров остается еще на полгода, у него будет годовой полет. Он об этом знал еще до старта, он не первый и не последний, кто летает год, он уже замечательный профессионал, хотя это его первый полет. Половину своей вахты он отработал с Новицким, половину будет работать со Шкаплеровым. На годовой полет идет и американский астронавт Марк Ванде Хай. Пострадает ли программа? А почему она вдруг пострадает? 

Конечно, во время работы киношников» космонавтам приходится отвлекаться, помогать в съемках и даже участвовать в съемках. Но прилет экспедиций посещения во время длительных экспедиций – всегда разнообразие, впечатления, общение, экипажу интересно, да еще и в кино снимутся. Кому от этого плохо? Если что-то не успеют, какой-нибудь эксперимент ЦУП перенесет «вправо». Не вижу проблемы, тем более, что эксперименты – не догма. Те, кто ратуют за то, чтобы эксперименты не переносили и не отменяли, как правило, вообще не знают, чем занимаются космонавты на МКС и о каких конкретно экспериментах идет речь. Так, абстрактные рассуждения. Хотелось бы услышать от критиков, какой именно эксперимент отменен и не будет выполнен из-за прилета киноэкипажа. Странно, но никто из критиков такую информацию не сообщает. Но звучит, конечно, хорошо – «сорвали программу!»… 

На самом деле – не сорвали. 

СКОЛЬКО ИХ НА БОРТУ 

К этой критике обычно добавляют еще, что если бы не киношники, на МКС полетели бы трое российских космонавтов, и к работе приступила бы команда из троих, а не двоих (как сейчас) членов экипажа.  Напомню кое-что. 

До того, как появилась идея с киноэкипажем, первоначальный план был таким. В апреле 2021 г. должен был стартовать корабль «Союз МС-18», впервые за многие годы – с тремя российскими космонавтами. Замечу, что пилотируемые полеты в США прекратились в 2011 году – корабли типа «Спэйс шатлл» были сняты с эксплуатации, корабль «Орион» не был готов (он не готов и сегодня), а Илон Маск, обещавший предоставить пилотируемый «Дрэгон», подготовил его только в 2020 году. Летать американцам в течение почти десяти лет было не на чем – и они начали покупать места для своих (а также европейских, канадских и японских) астронавтов на российских кораблях «Союз». Соответственно, все эти годы в «Союзах» находились либо один, либо два российских космонавта, прочие места были заняты иностранными коллегами. Конечно, Россия получала за эти места деньги, но развитие отечественной программы, за которую переживают критики кинополета, конечно, сильно притормаживалось. Роскосмос получал деньги вместо экспериментов на орбите, превращаясь в транспортную компанию. Наши космонавты всему этому не радовались – очередь на орбиту двигалась очень медленно. Ожидание полета для космонавта достигло восьми -десяти лет! 

Надо сказать, что была еще одна большая проблема. В российском сегменте МКС места было мало, многие эксперименты проводить было невозможно из-за многолетней задержки с пуском модуля «Наука». Еще и поэтому программа годами формировалась для двух, а не для трех космонавтов на борту МКС, а значит, для одного или двух космонавтов на борту транспортного «Союза». 

И вот, наконец, случилось то, о чем так долго говорили комментаторы космонавтики. В 2020 году с четырехлетним опозданием полетел, наконец, американский пилотируемый «Дрэгон». Российские космонавты воспряли духом: теперь американцам есть на чем летать, места в «Союзах» освободятся для россиян, и очередь в космос пойдет быстрее. Второе событие – летом 2021 года стартовал, наконец, модуль «Наука» В нем много научного оборудования, объем российского сегмента существенно увеличился – теперь российские экипажи смогут летать на борту МКС втроем. 

СУДЬБА ЭКИПАЖЕЙ 

Первым за многие годы чисто российским экипажем должен был стать «Союз МС-18», к старту готовился основной экипаж - опытный Олег Новицкий, новичок Петр Дубров и новичок Сергей Корсаков. 

Но не сложилось. Американцы снова обратились с просьбой предоставить (продать НАСА) одно место в корабле астронавту Марку Ванде Хаю. Казалось бы – теперь в США есть четырехместный «Дрэгон», летай на своем – не хочу!… Но вышло иначе. Роскосмос согласился, Ванде Хай отправился на орбиту вместо Сергея Корсакова. Критики, помнится, ничего не сказали, защищать отечественную научную программу никто не стал. Снять с российского корабля российского космонавта ради американца – это нормально. 

Новицкий и Дубров приняли в состав МКС пристыковавшийся, наконец, модуль «Наука». Они начали процесс интеграции модуля в состав орбитальной станции, но процесс этот – долгий. Пока что в модуле «Наука» еще нельзя проводить полноценные эксперименты - еще предстоит подключать кабели (в том числе снаружи), запускать сети, много чего еще сделать. 

А осенью 2021 года должны были лететь на «Союзе МС-19» опытный Антон Шкаплеров и новички – Андрей Бабкин и Дмитрий Петелин. Проект киносъемок потребовал замены – съемочная группа вместо двоих молодых космонавтов. Именно об их судьбе пишут критики, утверждая, что космонавты теперь не полетят никогда, их судьбы сломаны из-за волюнтаристского плана Эрнста и Рогозина. 

Что происходит на самом деле? 

Еще 11 января 2021 года Андрей Бабкин был выведен из состава экипажа по предписанию Главной медицинской комиссии. Я слышал, что из-за ковида, но точно не знаю. В любом случае в текущем году Бабкин не полетел бы, вне зависимости от кинематографистов. К сожалению. Он пока что не включен в состав будущих экипажей, это печально, но не кинопроект тому виной. 

Какова судьба не полетевших (пока) космонавтов? Сергей Корсаков, которого подвинули ради полета американца Ванде Хая, включен в состав основного экипажа корабля «Союз МС-21», который стартует через полгода, в марте 2022 года. 

Дмитрий Петелин, не полетевший из-за кинопроекта в октябре 2021 г., полетит в сентябре 2022 года – он включен в состав основного экипажа «Союза МС-22». В этом же экипаже летит, наконец, единственная женщина в российском отряде космонавтов - Анна Кикина. Не удержусь, чтобы не сказать, что я немного знаком и с Дмитрием Петелиным, и с Анной Кикиной (они замечательные!), и от всей души желаю им реализации их мечты. 

Случилось ли что-то непоправимое? Я надеюсь, что нет. Неясна судьба Андрея Бабкина, очень хочется, чтобы он полетел – но повторяю, ему помешал не кинопроект, а проблемы со здоровьем. 

Итак, явные следствия кинопроекта – перенос полета Дмитрия Петелина с октября 2021 на сентябрь 2022 (Шкаплеров полетел, полет Бабкина отложен по медицинским показателям). Теперь посмотрим, ради чего. 

ХИТРЫЙ ПЛАН РОСКОСМОСА 

Как я понимаю смысл кинопроекта? 

Во-первых, снять фильм. Я думаю, что съемки фильма на орбите – это хорошо. Интерес к фильму сильно подогрет, осознание того, что несколько сцен сняты на настоящей орбитальной станции, а не в павильоне, в настоящей невесомости, со всеми сопутствующими реальными опасностями космического полета, гарантированно привлечет зрителей в кинозалы, и фильм, безусловно купят за границей. Можно ругать Шипенко за «Салют-7», за многие нелепости сценария, от которых многие космонавты и те, кто в теме )включая меня), морщатся – но если фильм рассматривать как кинофантастику, можно признать, что Клим Шипенко неплохой, крепкий режиссер. А значит, как минимум на четверку фильм получится, и в прокате точно не провалится. Но, с моей точки зрения, фильм далеко не главное. Можно даже вообще про него не говорить. Дело вообще не в фильме, с моей точки зрения. 

А про что тогда следует говорить? 

Про то, что во-вторых. А во-вторых, налицо мощное, небывалое, невиданное в российской истории проникновение темы космонавтики в медиамир. Создан отличный инфоповод, в результате чего о космонавтике пишут, говорят, читают все. Даже те, кто ругает кинопроект, вынуждены погружаться в тему (и, например, читать сейчас то, что я по этому поводу понаписал). Блогеры, журналисты, боты, комментаторы пишут и спорят о космонавтике. Хорошо ли это? Я считаю, что да. 

Старт «Союза МС-19» со Шкаплеровым, Клименко и Пересильд смотрело неслыханное число зрителей. Те, кто смотрит Первый канал (а таких немало и у нас, и за рубежом, что бы ни говорили те, кто смотрит только интернет), видели многочасовую воскресную передачу, где показывали в прайм-тайме – как отбирают участников полета, как их крутят на центрифуге, как с ними работают специалисты, как их исключают их состава кандидатов. Никогда в российской истории не было посвящено столько дорогого экранного времени не бандитам, не полицейским, не убийцам, не коррупционерам, не фриковатым певцам и певицам с большими губами, не моральным уродам со своей уникальной ДНК, не воинственным политикам, а достойным смелым людям, готовым пойти на большие трудности, чтобы реализовать мечту и отправиться в космос. 

Отправиться, между прочим, не отдыхать, а на сложную тяжелую работу, потому что съемки фильма – это профессиональная трудная работа, а в космосе очень непростые для этого условия. Первые дни в невесомости – это головная боль, это тошнота, это желание закрыть глаза и ничего не делать. Есть люди, которые очень тяжело переносят знакомство в невесомостью. Один космонавт рассказал, что думал, что он просто умрет, – так ему было плохо. 

МЫ ПОГРУЗИЛИСЬ В КОСМОС 

Итак, космос заполонил информационное пространство благодаря кинопроекту. Что делать, по-другому не получается, так устроен наш мир. Критики кинопроекта, мне кажется, искренне не понимают того, что именно такая пиар-компания способна помочь нашей космонавтике. 

Уже в декабре на «Союзе МС-20» (прошу заметить, не на новом красивом и изящном «Дрэгоне», а на старом добром «Союзе») полетят в космос два богатых (очень богатых) японца. Лед тронулся! Роскосмос демонстрирует, что впервые в истории может подготовить к полету человека не за год, на за полтора (какой бизнесмен откажется на полтора года от своего бизнеса?) а всего за три-четыре месяца. Отработана новая технология - об этом специалисты говорят прямо, - как неспециалиста надежно и быстро подготовить к полету. Придумали как, научились. Подчеркиваю – не космонавта подготовить, а участника полета. 

Если следствием такой акции будет появление новых желающих полететь по той же схеме, но уже за свои деньги – этот эксперимент окупится и по деньгам. Я думаю, так и будет. 

ОСВАИВАТЬ КОСМОС – ЗНАЧИТ, ЖИТЬ ТАМ 

И наконец, третье. Мы говорили, начиная с 1961 года, об освоении космоса. С моей точки зрения, освоение космоса – это когда в космосе могут жить люди. Не только супергерои-космонавты (я по-прежнему считаю их супергероями, и недавно про это уже писал). Освоение космоса – это если в космосе живут любые более или менее здоровые люди, включая пожилых (типа меня). Я считаю, что освоение космоса – это когда в космос начинают летать люди разных профессий. Пусть туда летают журналисты, музыканты, артисты, писатели, ученые, политики, бизнесмены. Королев говорил, что люди будут летать в космос по профсоюзным путевкам. Это нормально, именно к этому надо стремиться. Пора менять отношение к космосу и не бояться, что непрофессионалы помешают каким-то очередным экспериментам, сущность которых, судя по всему, на самом деле никого не интересует, кроме постановщиков этих экспериментов. 

На тех же шаттлах уже кто только не летал! И сенатор (ныне он руководитель НАСА). И принц Саудовской Аравии. И ученые-специалисты – биологи, геологи, астрономы и так далее. 

Я думаю, что если не погрузить членов Государственной Думы и Совета Федерации в космическую тематику через медиапроекты вокруг нынешнего полета – мы десятилетиями будем напрасно ждать увеличения космического бюджета. Люди во власти, которые зрели в девяностые, когда российскую космонавтики терзали и убивали, могут искренне не понимать ее значение. Полет Шипенко и Пересильд может повернуть их лицом к космонавтике. Я на это надеюсь. 

Я думаю, что если не погрузить крупных бизнесменов в космическую тематику, мы будем десятилетиями тщетно ждать появления в России инвесторов, богатых космических туристов и собственных Илонов Масков. Я надеюсь, что люди из бизнеса могут задуматься о космосе благодаря нынешнему кинопроекту. 

Я думаю, что если не погрузить детей в космическую тематику (пусть смотря трансляции о полете!) – мы не получим нового космического поколения, которое будет мечтать о космосе, пойдет работать в космос и будет вкладывать деньги и судьбы в космос. Пусть, наконец, они увидят в телевизоре не импортного человека-паука или нашего лихого киллера, а реальных профессиональных людей, - российских космонавтов, подолгу работающих в опасной и чуждой для человека среде. Пусть берут пример с них. Это первые настоящие герои в телевизоре за многие годы, и это дорогого стоит. 

А в фильме останутся исторические кадры про настоящую станцию и настоящих героев-космонавтов – Олега Новицкого, Антона Шкаплерова и Петра Дуброва. Это будет кинодокумент. 

Вот почему я считаю, что кинопроект – это хорошо, а имеющиеся издержки приемлемы. Если не рисковать, не придумывать новое, ничего нового никогда и не будет. 

Кто должен был вложиться в такой проект? Естественно, государство. А кто же еще? Госкорпорация Роскосмос. Это реклама, маркетинг, медиаакция отечественной космонавтики. Хорошо ли это? С моей точки зрения, безусловно хорошо. Такого надо побольше. 

Хочу пожелать всем участникам полета и непростой киномиссии успеха. Удачи и мягкой посадки. Смотреть фильм пойду обязательно. 

Автор: Сергей Язев, доктор физико-математических наук, профессор ИГУ, директор астрономической обсерватории ИГУ

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

10.10.2021


Новости партнеров