16 мая 2022
13:29

Владимир Демчиков: Трамп, Киркоров и молчаливое большинство

Владимир Демчиков
10 ноября 2016

Лет 6-7 тому назад я посмотрел фильм Вуди Аллена «Знаменитость». И там главная героиня, неожиданно из неврастенической разведенки превратившаяся в ведущую телешоу о знаменитостях, берет блиц-интервью в фешенебельном кафе у Дональда Трампа (фильм вышел в 1998 году):

– Над чем вы сейчас работаете? – спрашивает она модного светского льва.

– Я хочу купить Собор Св.Патрика, кое-что снесу и построю очень-очень высокое и красивое здание! – невозмутимо отвечает Трамп, играющий  фильме самого себя.

Это было забавно. Я, конечно, что-то знал про Трампа и его бизнесы, даже видел Трамп-тауэр, так сказать, в натуре – но после фильма Вуди Аллена, который придумал ему эту отличную провокационную реплику в фильме, решил почитать побольше. Купил его книжку, пролистал, задерживаясь на каких-то страницах. Некоторые  истории, которые он там рассказывает, представляют поразительную смесь правды, хвастовства и очевидного вранья (чего стоит история о том, как он не смог в Нью-Йорке найти такси, и ему якобы пришлось под дождем идти несколько кварталов в банк на переговоры о реструктуризации долга в 9 млрд долларов) – но это был отличный автопортрет человека с апломбом, амбициями и шустрыми изворотливыми мозгами.

Когда вчера ночью он победил на выборах президента США после нескольких месяцев кампании, во время которой его много раз хоронили, и в которой его победу не прогнозировал никто – я вспомнил ту его книжку. А заодно и собственный довольно дурацкий случай, когда я купил однажды "Роллинг стоун" - и первым делом начал читать почему-то интервью с Киркоровым. И Киркоров, отвечая на какой-то вопрос, сказал там примерно так: "Удерживать внимание публики - это особое искусство. Вот и в этом номере журнала люди будут читать сначала интервью со мной, а потом все остальное". И я с некоторым ужасом понял на своем примере, что он прав.

Трамп много лет (если не десятилетий) занимался как раз именно этим: удерживал внимание публики, что ему было, во-первых, необходимо в его бизнес-модели, а во-вторых, соответствовало его типу личности, его невероятному апломбу и самоуверенности. Он очень давно понял, что его главный товар, который надо продать людям – это он сам. И все его бесконечные камео в кино в роли самого себя (даже у Вуди нашего Аллена), и эти его телешоу с фразочками типа You're fired! - все это работало на него много лет.

Конечно, в его победе есть и чисто политические причины: американская политическая система неожиданно не поддалась попытке манипулировать ей со стороны политического истеблишмента, конечно, больше симпатизировавшего Клинтон. «Молчаливое большинство» уклонялось от участия в опросах (отсюда рейтинги Клинтон) – но пришло на выборы, чтобы проголосовать за человека «не из системы».

Но все равно бросалась в глаза разница между кандидатами. Трамп вел свою кампанию как живой человек, сыпавший какими-то совершенно дикими заявлениями, как человек со своими недостатками и даже пороками. Обвиненный в неуважении к женщинам (с публикацией видео), получивший за это по голове, проигравший все дебаты, растерявший вроде бы все рейтинги – и  все-таки встававший на ноги и продолжавший бороться. А Клинтон вела кампанию, как опытная политическая львица, даже как политическая машина, сквозь которую разглядеть в ней человека было уже почти невозможно. Но чем больше сочувствовавшая Клинтон пресса атаковала Трампа, демонизируя его и пытаясь уронить в глазах избирателей – тем успешнее он отыгрывал колебания своего рейтинга, сокращая отставание.

Честно говоря, скажем, книгу Хиллари Клинтон я бы не купил никогда – даже если бы это была биография Моники Левински. Про нее мне как-то неинтересно читать. Она как человек, видимо, не смогла овладеть искусством удерживать заинтересованное внимание публики к свой персоне. Как это ни смешно, но поскольку каналы распространения информации сегодня одни и те же и для новостей макроэкономики, и для сводок с театра военных действий, и для светских новостей – способность Трампа много лет удерживать это самое внимание публики  сработала на него в полной мере.  То есть, технологически говоря, концепт "человеческого" на этих выборах оказался эффективнее концепта "политического". Политик-любитель побил политического робота в том числе и потому, что в течение всей кампании выглядел кандидатом «с человеческим лицом».

Ну и как тут, уж кстати и к слову, не вспомнить выборы иркутского губернатора в 2015 году? Попытки повысить «предсказуемость политической системы» дают сбой не только в США, как мы год назад тоже убедились.  «Молчаливое большинство» иногда выходит на политическую арену, и чаще всего тогда, когда этого никто не ожидает.

 

Все статьи автора
Читайте также