18 мая 2022
14:43

Памятник Анатолию Закопырину установили в Братске

11 декабря 2020

Сегодня в Братске открыли памятник легендарному строителю Анатолию Николаевичу Закопырину.

В одном из интервью он рассказывал, что знает свою казацкую родословную примерно с 1760 года: "Фамилия наша произошла от слова "закопёрщик". Был такой мастеровой человек, без которого не могли построить водяную мельницу, например, или мост. Сегодня подобную работу выполняет машина – копёр сваебойный".

Родился Анатолий 20 августа 1931 года в селе Радьковка Курской (ныне Белгородской) области. Мама Мария Матвеевна – старшая дочь крестьянина, у которого было пять душ детей. Дед Матвей Павлович вначале отдал в Радьковскую земскую школу своих старших сыновей – Ивана и Григория. А чуть позже одновременно и двух дочерей – Маню и Фёклу. 

Оба дяди – участники Первой мировой войны. Старший, Иван, служил моряком на Балтике и Чёрном море. В Радьковку каждый месяц от него приходили денежные переводы – пять рублей. Благодаря Ивану мама смогла выучиться на модистку в Старом Осколе на трёхгодичных курсах. Он купил сёстрам по швейной машинке "Зингер", по паре ножниц, утюги и манекен. Второй, Григорий, служил в пехоте.

"В дворянских усадьбах с мамой иногда рассчитывались золотыми украшениями. Продав их, она смогла построить небольшую хатёнку. Восхищён мамой-строителем – ведь тогда даже простого гвоздя в селе не продавали. До сих пор домик стоит. Я рос крепким. Задорно боролся, не обращая внимания на комплекцию и возраст соперников. До войны окончил три класса. Мама, которая всегда гордилась мной и берегла все табели и грамоты, когда наступали немцы, испугалась за меня. Не знала, что делать с бумагами. Многие закопали. Сохранились одна грамота, которую она спрятала за оклад иконы, два табеля успеваемости и тетрадь по чистописанию...

Как‑то давился в очереди за рыбой. Стоял с бабами и мужиками с пяти до девяти утра. Народ напирал, давка жуткая. Подошёл к прилавку. Председатель сельсовета, который стоял рядом с продавцом, тогда сказал: "А вот этому не давать. Его мать не заплатила налог". Я крикнул ему в лицо, что он идиот, и убежал. Потом три дня не появлялся в школе. Председатель потребовал от учителей исключить меня из комсомола. Но у нас были замечательные педагоги. Они меня отстояли...В 1950 году перед окончанием школы мама твёрдо, без обиняков, заявила, что уезжал, иначе пропаду… Вернувшиеся с войны мужики постоянно выпивали. Война приучила. Перед боем солдатам давали водку. Она была лекарством от страха и стресса. Глядя на фронтовиков, самогоном стали баловаться и пацаны. Мать боялась, что и я начну".

Закопырин поехал в Харьков и поступил в горный институт: "Мне нужен был институт с общежитием и хорошей стипендией. Чтобы собрать меня в дорогу, продали покрывало – подарок матери от дяди Вани. С собой у меня было 250 рублей и десять яиц. В горном институте студентам платили 375 рублей и выдавали форменную одежду. Его и выбрал...Недобрал один балл на электромеханический факультет. Конкурс – 14 человек на место. Предложили на шахтостроительный. В институте я впервые в жизни увидел тушь и рейсфедер. После первой сессии начал подрабатывать, разгружал вагоны, летом работал проходчиком на шахтах Донбасса, Кузбасса. Долго не мог привыкнуть к городскому шуму. Даже хотел бросить учёбу. Останавливало одно: мать не переживёт позора. Кроме того, загрузили учёбой и спортом".

Он приехал в Сибирь в 1960 году и проработал тридцать лет. Заслуженный строитель РСФСР Анатолий Николаевич Закопырин строил Коршуновский ГОК, Братскую ГЭС и лесопромышленный комплекс, Богучанскую ГЭС, Нерюнгринскую ГРЭС в Якутии, Норильске, Заполярье – Надеждинский металлургический завод, Курейскую ГЭС, ЛЭП и подстанции, на Дальнем Востоке – крупнейшие ТЭЦ и подстанции в Амурске, Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре. В Сибири ему очень понравилось. "Я правдоруб. Из‑за этого у меня было много противников. Лесть не приемлю. Всегда опирался на тех, кто мне сопротивлялся. Не я боялся – меня. Лодыри и бездари. Сколько раз и какое только начальство не грозилось меня снять! Строили козни, плели интриги...Я был профессионалом. Хорошо знал дело. Был уверен в своих поступках, решениях. Всегда, чтобы не допустить ошибок и не было стыдно, придерживался правила: обязательно проверь! Мне нечего было бояться". 

В Сибири, чтобы люди не бежали с объектов из‑за проблем с жильём, строили хозяйственным способом небольшие квартиры. 18 метров комната, санузел, кухня. В народе их прозвали "закопырками": "Часто внепланово строили спортивные, социально-культурные, бытовые объекты и комплексы. Это было лично для меня небезопасно, но необходимо для удержания рабочих кадров и создания условий для полноценной жизни трудового коллектива. Тогда, как и сегодня, отдалённые районы финансировались по остаточному принципу...Я был волен принимать решения. И распоряжаться ресурсами. За ввод Норильского комбината всем строителям полагалась премия в размере шести окладов. Все получили. Даже те, кто уже уехал в другие города. Оставались нераспределёнными ещё 2,6 млн рублей. На них в Талнахе, городе-спутнике Норильска, моим преемником был построен кресельный подъёмник для детской горнолыжной школы". Четыре года и 12 суток он "пропахал" в Норильске. 

До последних дней увлекается рыбалкой, плаванием, горными лыжами, выступая и на международных лыжных соревнованиях. В 81 год завоевал в своей возрастной категории две золотые медали. Выпустил пять книг воспоминаний об ударных стройках СССР, своих друзьях и товарищах. Анатолий Закопырин ушел из жизни два года назад в возрасте 87 лет. 
Фото Елены Кутергиной

Читайте также