Владислав Лачкарев: В полный рост на максимальной точке своей жизни

Высочайшая вершина планеты – Эверест, взмывающий в небо на 8848 метров – покорена известным иркутским бизнесменом Владиславом Лачкаревым. Не профессиональным альпинистом, а просто целеустремленным и цельным человеком. Предпринимателем, всегда рассчитывающим только на свои силы.
В составе международной группы он достиг «крыши мира» 24 мая, на 47 день с начала восхождения. Журналист Анна Важенина побеседовала с Владиславом о восхождении, а заодно и о его жизненном кредо.


– Владислав, даже небольшой период современной жизни богат на истории людей, много достигнувших благодаря своему таланту и характеру и в какой-то момент принявших решение об экстремальном путешествии. Киноактер Юэн Макгрегор проехал вокруг Земли на мотоцикле, знаменитый бизнесмен Ричард Брэнсон установил мировой рекорд пересечения Атлантического океана за самое быстрое время в истории мореплавания, владелец собственной компании Жан Беливо прошел по шести континентам 75 тысяч километров, Вы, достигнув высокой руководящей должности на солидном предприятии, начали покорять сложные вершины. Как появляется идея поставить на карту все, чего добился, и бросить вызов самому себе? И главное – для чего?

– В основе – желание победить свои слабости, страхи, комплексы. Пообщавшись во время восхождений с людьми из многих стран, разных профессий, взглядов, убеждаешься, что они ставят себе общую задачу – преодолеть себя. Когда одна цель достигнута, поднимаешь планку. Как в бизнесе. Кто-то сказал, что высота, до которой ты поднялся, это планка твоей силы. Да, ты слабеешь физически, теряешь килограммы, но становишься сильнее внутренне. Рискуя, люди просто хотят стать сильнее. Вот, что ими движет.

– Насколько человеку, которому больше, чем другим, есть, что терять, сложнее или проще принять решение рисковать жизнью?

– Думаю, что как раз наоборот: только человек, умеющий анализировать и принимать сложные решения, способен достичь чего-то в жизни. Можно жить просто: спокойно работать и ездить отдыхать в Тайланд, а можно напрячься, сконцентрироваться, придумать собственное дело и открыть компанию, серьезно заняться спортом. Если бы я не принимал сложные решения, я бы ничего не добился и в бизнесе, и в своих экстремальных путешествиях.

Ориентация на осмысленное принятие решений в соответствии с целями должна идти еще со школы, чтобы ребенок не боялся перемен, мог сориентироваться и действовать, исходя из конечной цели и текущей ситуации. Это большая ценность характера.

– Откуда у Вас это желание – подниматься к вершинам?

– Я вырос в простой семье, в рабочем поселке. У нас не было возможности путешествовать, бывать за границей. Но мы с отцом часто отправлялись на рыбалку, за ягодами. Не было видео, но были книги Джека Лондона, Жюля Верна. Образы капитана Немо, Моби Дика и зародили интерес к другим странам, к романтике приключений среди океанов и пустынь.
После института начал зарабатывать и ездить в другие страны. При этом мне все было интересно: общаться с людьми, изучать традиции, узнавать быт, пробовать национальные блюда.
Потом начал изучать, куда люди ездят. Оказалось, от Арктики до каких-то затерянных в джунглях племен. Стал искать информацию о необычных путешествиях и понял, что никто из Иркутска на тот момент не был на Северном полюсе. Подумал: буду первым, кто туда поедет, много готовился. Через Институт Арктики и Антарктики (Сант-Петербург) стал участником экспедиции и дошел на лыжах до Северного полюса (через Шпицберген).
Там от участников нашей интернациональной команды я и услышал про восхождения, о которых до этого не знал и не задумывался о таком виде путешествий. Решил попробовать и, вернувшись, начал изучать все возможные материалы о подъеме на Эверест.


– Каждый, кто был топ-менеджером, кто принимал решение покорять неприступные вершины, по натуре – безусловный лидер. Но в экстремальных путешествиях к Северному полюсу, Эвересту, Вы по-прежнему чувствовали себя лидером или шли за ним – гидом, в этом случае, просто воспринимая себя участником группы?

– Хороший лидер может не только руководить, но и подчиняться, когда надо. В сложных ситуациях во время экспедиций высшей степени сложности ты должен подчиняться лидеру группы, профессионалу, каким бы уверенным ты ни был «на земле». Ты должен идти за гидом, быть частью команды, и от того, насколько ты готов доверять ему, усмирять свои амбиции, зависит успех всей команды. Вдумчивое выполнение советов гида – это принципиально важно. Иначе команда начинает морально разлагаться, что очень опасно.
Приведу пример. Когда я ходил на несложную вершину – Мера Пик в Гималаях (6476 м), мы попали в непогоду. Ни одна команда не поднялась в тот период, все разворачивались и уходили. Мы в группе, состоящей из восьми серьезных уверенных людей, посоветовались и вместе с гидом решили, что рискнем. Пошли и попали в очень сильную пургу. Не работала спутниковая связь, ничего не было видно. Из-за ветра стали падать, я по грудь провалился в трещину, меня вытаскивали.
В тот момент действия опытного гида позволили переломить ситуацию. Минут на 15 небо разъяснилось, и мы как в сказке увидели вершину. Гид собрал нас в кучу и сказал: «Идем». Поднялись на вершину, снова началась пурга, мы заблудились, а он опять нас вывел. Без преувеличения, нас тогда спасли опыт гида, его лидерские качества и наша готовность исполнять команды, а не пытаться быть лидерами.


– Насколько лидирование гида было важно во время штурма Эвереста?

– Очень велико. Там для восхождения важно так называемое погодное окно: каждый год на Эверест можно подняться только в течение двух-трех суток. Дело в том, что в конце мая – начале июня в той местности меняется погода: заканчиваются сильные ветра и через два дня наступает власть муссонов, все заваливает снегом. И искусство гида заключается в том, чтобы угадать это единственное природное окно, когда можно «проскочить» на Эверест, и грамотно рассчитать маршрут, ведь от базового лагеря до вершины еще семь дней пути.
Другой важный момент – определение гидом времени начала финишного рывка на вершину. На последнем отрезке есть узкое место, коварство которого заключается в том, что если при его преодолении у кого-то возникли проблемы, идущие сзади не смогут двигаться дальше и будут вынуждены повернуть обратно (ждать нет смысла, так как запас кислорода в баллоне рассчитан на определенное время).
Представьте, как обидно: годы готовиться, два месяца подниматься, видеть вершину - и пойти вниз. Поэтому, чтобы не попасть в такую пробку, гид должен привести группу первой, обогнав остальные (например, параллельно с нами поднимались еще несколько групп).
От способности гида анализировать множество данных, его опыта и интуиции, умения быть психологом, зависит, поднимется группа или нет. Если сочетает в себе эти качества и сумел стать лидером для команды, все получится. Иначе все было зря.


– Насколько ваш опыт работы антикризисным управляющим помогает преодолевать трудности во время восхождений?

– Такой опыт вторичен, первична способность человека рационально мыслить. Не поддаваться панике и провокациям. Мгновенно принимать решения. Доверять интуиции. Как бы ни было страшно, сохранять спокойствие. Сильная личность, обладающая всеми этими навыками, будет применять их в любых обстоятельствах.
Я воспитал их в себе, и именно мое умение рационально относиться к ситуации важно в бизнесе, спорте, жизни, при восхождениях.


– В своем отчете о восхождении Вы упоминаете три составляющие характера, которые помогли Вам дойти до вершины – злость, самолюбие и силу воли. Что оказалось важнее?

– Сила воли. Она позволяет постоянно контролировать себя и ежесекундно принимать верные решения, от каждого из которых без преувеличения зависит, вернешься ли ты оттуда или нет. В горах опаснее всего спуск, вовремя него происходит больше всего смертей, потому что люди кладут все силы на подъем.
Здравая, рациональная сила воли обеспечивает возможность даже после того как не спишь на холоде три дня адекватно реагировать на чрезвычайные ситуации, рассчитать свои силы и кислород, чтобы хватило на более длинный и утомительный спуск. И для того чтобы опасно не рисковать и повернуть назад в нескольких метрах от вершины, если объективно понимаешь, что есть риск не вернуться из-за физического истощения или критического уровня кислорода, тоже нужна сила воли. У меня, к счастью, такого момента не случилось, но я был готов к нему.


– Восхождение к Эвересту – это тимбилдинг или наоборот, то, что пробуждает эгоизм, когда каждый –только за себя?

– Тимбилдинг. Больше шансов попасть в единственное полуторадневное погодное «окно» и пройти все двухмесячное испытание без чрезвычайных происшествие именно у «схоженной», сплоченной команды, обладающей общим моральным духом. Если люди не притрутся, успеха не жди. У нас команда получилась.
Но при сложных подъемах все равно каждый отвечает за себя. В горах на такой высоте все жестко: помогая, погибнешь сам, кислород и оборудование рассчитаны строго на одного человека. Был случай, когда трое пошли на помощь одному, но и его не спасли, и сами погибли. Поэтому если не готов к физическим и психологическим перегрузкам, лучше не заходи в горы.


– В одном Вашем походном дневнике есть точная формулировка: на такой высоте редко встречаются «морально гнилые» и мелкие душой, все чего-то добились в жизни.

– Морально гнилых отсеивают горы пониже. До Эвереста они не доходят в принципе. Перед горами надо «обнулить» все, что достиг на земле, все амбиции, заслуги, "погоны" ты должен оставить внизу. Там все равны. Там ты – просто восходитель. Все зависит от твоей подготовки и того, повезет ли с погодой. Либо ты зашел, либо нет. И ничего больше.

– Ради покорения высочайшей горной вершины Вы после шести лет покинули «вершину» карьерную: оставили должность генерального директора Иркутского завода тяжелого машиностроения. Смелый шаг.

– Не буду скрывать: это было сложное для меня решение. Но я о нем не жалею. Ведь в жизни важны не только должности, достаток, но и эмоции, которые стоят того, чтобы их добиваться. Надо идти к тому, что ты хочешь, что у тебя получается. Мне повезло, удача сопутствует смелым.

– После того как такой смелый, по Вашему выражению, «идет выше неба, почти в космосе», что меняется в мировоззрении?

– Непосредственно сразу после этого ничего не меняется. Многое меняется постепенно в процессе подготовки. Именно закаливание характера в преодолении слабостей, трудностей приводит к тому, что начинают меняться мировоззрение и жизнь. В горах переоцениваешь свои ценности и понимаешь, как в «наземной» жизни много ерунды.
Остался без высокой должности – ничего страшного. Я знаю, что сделаю свою карьеру заново, потому что есть знания и опыт. Я человек универсальный, готов начать работать «с ноля» и дойти до руководителя, работать как в команде, так и один, как в подчинении, так и руководя. Меня ничего не пугает.
Сейчас мне поступили приглашения о сотрудничестве из разных регионов, но я пока не готов уехать из Иркутска. Хочу направить силы на развитие собственного бизнеса. Здесь для этого все есть: много интересных стартапов, перспективных идей, а также – возможность реализовать проекты в любой сфере – можно лучше строить, лучше делать дороги, лучше создавать программы. Все что угодно можно делать.


– Многие деловые люди жалуются на то, что работают по формуле 24/7 и ни на что другое времени не остается. Как Вы планируете совместить масштабные планы по развитию бизнеса с не менее масштабными по покорению мировых вершин?

– Это ошибка - так себя загонять. Если руководитель говорит, что у него не хватает времени на отдых, значит он не так все организовал, у него что-то не так в коллективе, подобраны не те люди в команду. Или же он не тем занимается в принципе. Поэтому надо не жаловаться на обстоятельства, а с себя начать анализ ситуации, понять причины вечного цейтнота и устранить их.

– У Вас есть особые правила тайм-менеджмента?

– Нет. Я тоже иногда ленив и не совсем организован, как хотелось бы. Главное, знать, что в себе надо «поправить», представлять, как это сделать, но не винить других и обстоятельства.

– Еще возглавляя ИЗТМ, в одном из интервью, говоря об успехах, которые завод достиг с Вашим приходом, Вы упомянули о более чем на сто процентов увеличенных оборотах, при этом подчеркнули: «Но я бы не сказал, что это сверхдостижение». Восхождение на Эверест – это сверхдостижение или Вы также избегаете чрезмерных оценок?

– Вот как раз Эверест – личное сверхдостижение, для меня это событие очень большого масштаба. Но я не собираюсь останавливаться на нем. Знаете, есть клуб «7 вершин», он объединяет альпинистов, профессионалов и любителей, желающих покорить самые высокие вершины и вулканы на каждом континенте. Я поставил себе цель – зайти на все эти вершины и вулканы, а также дойти на лыжах до обоих полюсов.

За время подготовки к восхождению на Эверест сходил на Орисабу (5700 м – высочайший вулкан Северной Америки), Мера Пик (6476 м, Гималаи со стороны Непала), «крест Эльбруса» (5641 м и 5621 м, Кавказ), Аконкагуа (6962 м, высочайшая точка Южной Америки), Монблан (4810 м, Альпы со стороны Франции), вулкан Сан-Франциско (6016 м, Аргентина), Охос дель Саладо (6893 м, Чили, высочайший вулкан на Земле). Впереди большая, сложная часть маршрута.

Потом хочу издать иллюстрированный географический справочник для молодежи, чтобы на своем примере показывать, что любые мечты достижимы.


– Владислав, что такое жизнь?

– Большой подарок, который нам дается. Вы можете им ни с кем не делиться, предпочитая одиночество. А можете показать и вдохновить им кого-то. Это такой интересный уникальный дар, которым нельзя распорядиться легкомысленно. Жизнь надо прожить достойно, не причиняя боли и вреда другим. Нужно осознавать, что она не просто работа, обыденность. Жизнь – это счастье, его нельзя проскочить, его надо заслужить и разделить с тем, кто тебе дорог.

Из походного дневника Владислава Лачкарева:

«Клуб «7 Вершин» традиционно организует восхождения с севера – со стороны Тибета. Базовый лагерь (BC – Base Camp) находится на высоте 5200 м. До него из Лхасы (столицы Тибета) можно доехать на машине, останавливаясь в разных городках для постепенной акклиматизации. После BC – только пешком, основной груз перевозится на яках.
Собственно говоря, в этих акклиматизационных переходах (6-8 часов в день) и проходит основное время экспедиции. Посидели в BC – пошли в средний лагерь (MC – Middle Camp, на высоте примерно 5800 м), переночевали там – спустились обратно, отдохнули. Потом подняли планку – пошли в передовой базовый лагерь (ABC – Advanced Base Camp на 6400 м), переночевали, побрели неспешно вниз на пару дней отдыха и так по кругу. Между BC и ABC – почти 25 км неприятной тропы, поэтому находились все вдоволь.
Акклиматизация, конечно, великая вещь. Сидишь и думаешь: «Мы же выше Эльбруса и не считаем это восхождением – просто сидим, акклиматизируемся, а где-то далеко сейчас кто-то пытается зайти на эту высоту…». Становится понятно, почему восхождение на 8-тысячники занимает так много времени. Надо найти баланс: чем больше ходишь на акклиматизационные выходы, тем лучше твой организм подстраивается/перестраивается под высоту. Но, с другой стороны, растет общая угнетенность и усталость – надо не пересидеть, иначе сил идти вообще не будет.

Только мы начали привыкать к тяжелому угнетенному дыханию в ABC, как наступила пора выходить в лагерь Северное седло (NC – north col) на высоту 7000 м. Счастливчики, поднявшиеся на NC, уже видят маршрут восхождения через лагерь 7700, примерно понятны ориентиры тропы.
На штурме (а не во время акклиматизационных выходов), кислородные маски мы надели в NC и пошли в лагерь Camp 2 (7700 м). После тяжелой ночевки, морально собравшись, вышли в лагерь Camp 3 (8300 м). Дошли достаточно быстро – за 4 часа, хотя гид настраивал нас на 6-7 часов. Спать и есть на этой высоте уже невозможно – решили просто отдохнуть от ветра. Очередная критическая перетряска вещей, берем все по самому минимуму: кислород, варежки, носки, запасной фонарик, крайне необходимые медикаменты, запасные планки к кошкам.
Ветер к ночи стих, и мы вышли в 23:30. Когда-то ночные восхождения на Эверест считались мировым рекордами, а сейчас это просто погодная практика. Первый переход наша легкая быстрая группа шла три часа без остановки. После смены баллона я начал уставать, шлось все тяжелее и тяжелее. До второй ступени я дошел уже на злости и на силе воли. Вторая ступень забрала остаток моих сил, и после 8600 я уже не шел, а жалко тащился лилипутскими шажками.
Первые участники команды зашли на Вершину примерно в 6:00 по непальскому времени. Увидев, как мне машут с Крыши мира, я впервые за всю экспедицию начал осторожно надеяться: «Неужели я дойду до своей мечты?». И вот, примерно в 6:20, я заползаю на площадку, фотографируюсь с флагами, потом на несколько секунд выправляюсь в полный рост – постоять в максимальной точке в своей жизни.
И тут же в голове меняется управляющая программа. Слова гида: «Кто спустится до 8300 – тот останется живой» я повторяю, как мантру, и иду, иду, иду. При свете дня идти страшнее – видны все опасные места, на которые не обращал внимания при фонарике. Об осторожности напоминают замерзшие альпинисты. Через 12 часов спуска – примерно в 18 часов я занес свои остатки в лагерь ABC».

 

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

12.11.2014


Новости партнеров