Издательство «МИФ»

Когда «Старший сын» ровесник младшего. И папы

Девять лет назад питерский режиссер Григорий Козлов поставил со студентами своего курса вампиловского «Старшего сына». Молодежь с такой легкостью и азартом сыграла героев трех поколений, что спектакль стал известным, а курс превратился в театр.

Сейчас актерам первого состава театра «Мастерская» - чуть за тридцать лет. Но состав участников «Старшего сына» не меняется. Евгений Шумейко, исполнитель роли Васеньки Сарафанова, старше своего героя уже почти вдвое, но советская школьная форма (в зале ностальгически зашептались, когда он появился на сцене в школьной куртке 1970-х годов) сидит на нем как влитая.

На сцене Алексей Ведерников, исполняющий роль Сарафанова-отца, приволакивающего ногу и слегка заикающегося, утихомиривает инфантильного сына. Без особенного грима ровесники играют родственников с сорокалетней разницей в возрасте, ничем не выдавая эту разницу. До спектакля артисты дали интервью череповецким журналистам, и Алексей Ведерников был в этой компании самым заводным и молодым.

«Старшего Сарафанова я впервые сыграл, когда мне было 23 года, - рассказал он, отвечая на вопрос корреспондента „Речи“. - Не знаю, почему выбор пал на меня. Так решили. Мы были студентами, и у нас не было возрастных актеров. Как играю? Грима особого мы не делаем. Стараюсь пластикой, голосом работать».

Актеры вышли к журналистам толпой, и невооруженным глазом было видно, что они одна семья и им очень нравится друг с другом. Нравится, что у них каждый день — встреча выпускников. Интервью получилось несерьезным, многословным, смешным. Задаешь вопрос одному, отвечает другой, подшучивает третий, а четвертый передразнивает двоих друзей.

Артисты рассказали много интересных историй о «Старшем сыне». Они объехали с постановкой много городов и стран, и повсюду на спектакль реагируют по-разному. Например, в Грузии, где семья — святое дело, зрители чуть ли не на сцену влезали, пытаясь дотянуться до обидчиков беззащитного Сарафанова-старшего. А гастроли в Иркутске запомнились петербургским актерам встречей с местными артистами, которые первыми ставили «Старшего сына», репетируя вместе с молодым драматургом Александром Вампиловым.

Спектаклем «Старший сын», который шел два дня на сцене Камерного театра, в Череповце открылся ежегодный фестиваль «Золотая маска», организованный при поддержке компании «Северсталь».

«Старший сын» - камерная история, но сцена череповецкого Камерного театра показалась актерам огромной. В Санкт-Петербурге они играют в зале гораздо меньшем. Исполнители рассказали, что потратили некоторое время, чтобы прижиться в новой сарафановской квартире. Надо сказать, к смене декораций питерцы подошли весьма оригинально — хотя сейчас они государственный театр, в «Старшем сыне» все осталось по-студенчески. Декорации меняют сами, перевоплощаясь в грузчиков. Да и сами декорации нехитрые - например, двор превращается в квартиру Сарафановых простым сдергиванием с бельевых веревок простыней и пододеяльников.

Спектакль продолжался около трех часов, и получаса актеры не пожалели на рассказ о самих себе, а также о своих родителях и бабушках-дедушках, которым посвятили постановку. Артистов много, и у каждого своя история. Например, такая.

«Мой дедушка был самым добрым и сильным человеком на свете, во всяким случае, мне он таким казался, — начинает Владимир Карпов, сыгравший небольшую роль соседа. — Когда он встретил мою бабушку, очень боялся, чтобы не увели. Однажды один морячок вызвался ее провожать, дедушка взял его за ногу и поднял вниз головой. А что дальше делать, не знает. Очень уж добрый был».

Удивительное дело - это человеческое знакомство, разрушение стены между сценой и зрительным залом помогло артистам и зрителям как-то породниться друг с другом. Показалось, что нас пригласили в гости к Сарафановым и сейчас будут угощать пирогами. Должно быть, для того и затевалась эта вводная часть. «Сидя на этом спектакле, вообще испытываешь доверчивую радость — будто после долгих скитаний попал к своим», - писали критики после премьеры.

Череповчане имеют возможность ходить в гости к Сарафановым ежемесячно, а то и чаще. В афише Камерного театра есть свой «Старший сын», да и спектакль с Виктором Сухоруковым в роли отца семейства приезжал в Череповец не так уж давно. К слову, череповецкие Сарафановы пришли на спектакль коллег и, возможно, за кулисами подружились семьями.

Каждую новую версию «Старшего сына» неизбежно сравнивают с одноименным фильмом, где герой Евгения Леонова принимает персонажа Николая Караченцова за сына, о котором он никогда не знал. Питерские актеры признались, что фильм любят, но в своем спектакле ему не подражают и в споры с ним не вступают. Если говорить об отличиях, то в театральной постановке становится очевидно, что Сарафанов-старший попивает в одиночку от тоски - в фильме этого мотива не было. И сразу стало понятно, почему дочь Сарафанова так боится оставлять папу одного - не потому, что он не сможет за собой ухаживать (старик-то вполне бодрый еще), а потому, что сопьется.

«Мой любимый момент в спектакле, когда Бусыгин говорит мне... то есть Сарафанову, что он не его сын», - анонсировал журналистам Алексей Ведерников перед спектаклем.

И не обманул. На прощальных поклонах зал разделился на тех, кто плакал открыто, и тех, кто скрывался в вороте свитера.

Сергей Виноградов, Череповец


Aliexpress WW

21.11.2018

Театральная жизнь