Артем Ермаков: Последний чайный король Сибири: к 110-летию Георгия Девятко

Восемьдесят семь лет назад, 28 апреля 1933 года, Государственной комиссией подписан акт приема и пуска в эксплуатацию Иркутской чаепрессовочной (позднее чаеразвесочной) фабрики. До этого она около года проработала в тестовом режиме, первые плитки чая сошли с прессов фабрики 6 июня 1932 года в 22 часа 11 минут. Вплоть до закрытия в 1996 году это было единственное чайное производство в Азиатской России. В 1950-е годы объем продукции фабрики какое-то время равнялся половине всего чая, произведенного в СССР. Расцвет предприятия пришелся на годы руководства родившегося 110 лет назад, 23 апреля 1910 года, Георгия Олимпиевича Девятко, который занимал пост директора одного из самых знаменитых предприятий города в 1940-1985 годах.

В сети есть какое-то количество материалов о работе Иркутской чаеразвески второй половины ХХ века, но очень мало сведений и фотографий из 1930-40-х. Еще меньше сведений о последнем "чайном короле Сибири" Георгии Олимпиевиче Девятко. Даже фотографию приходится брать с могильной плиты, за что заранее прошу прощения. 

"...Удельный вес кирпичных чаев в чайном балансе Союза составляет 40 %. Черные кирпичные чаи прессо­вали и прессуются до сих пор способом предваритель­ной запарки чайной пыли в Ханькоу. Такой способ дает капиталистам возможность прессовать чайные кирпи­чи из всевозможных недоброкачественных чайных от­ходов. В 1928 году партия и правительство, придавая огром­ное экономическое значение кирпичному чаю, в целях обеспечения внутреннего рынка кирпичными чаями, улучшения 'качества последних, а также в целях сокра­щения расхода валюты предложили Центросоюзу орга­низовать прессовку чайной пыли внутри Союза.
12 февраля 1930 года президиум Центросоюза при­нял решение о переносе (строительстве) чаепрессовочной фабрики в город Иркутск из Владивостока....Согласно постановлению комиссии Совета Труда и Обороны от 3 июня 1930 года строительство Иркутской чаепрессовочной фабрики было признано спешным и срок его окончания был намечен к 1 января 1931 года. Фактически строительные работы в основном были за­кончены к 1 августа 1931 года. Основываясь на всем высказанном, комиссия счита­ет, что находящееся в настоящее время в эксплуатации оборудование может быть принято и допущено к даль­нейшей эксплуатации. 28 апреля 1933 года. Председатель приемочной комиссии Бауман. Секретарь Нодельман". 

Известно, что Георгий Девятко был уроженцем Таганрога, хотя некоторые сайты указывают городом рождения Закаталлы в Азербайджане. Он возглавил фабрику в тридцать лет, успев уже три года поруководить аналогичным предприятием в в Сочи. До войны на фабрике было 15 прессов для плиточного чая, механическая дробилка и вальцовка (механизм для разворачивания бумаги). Эскизы этикеток утверждали в Москве в отделении Народного комиссариата пищевой промышленности СССР – Главчае. При фабрике была типография, где этикетки печатали литографическим способом. В 1942 году из-за отсутствия сырья фабрика перешла на производство сухого горохового концентрата и фасовку махорки. Случалось, что женщины-работницы возили сырье на ручных санках по льду Ангары в 40-градусный мороз.
Но уже с 1945-го чайное производство восстанавливается, а с 1951 года начались подготовительные работы по ликвидации ручного труда, механизации и автоматизации производственных процессов. К 1956 году внедрили девять автоматов для фасовки байхового чая и четыре автомата по обертке плиточного чая. Тогда же начали работать контрольно-браковочные автоматы. В конце 1950-х годов фабрика выпускала около половины всего чая в стране.
Вероятно, именно позиции Девятко Иркутск обязан тому, что вплоть до 80-х годов чайное сырье по городу перевозили лишь на гужевых повозках. Ежедневно к воротам чаеразвесочной фабрики подъезжали запряженные лошадьми телеги с большими фанерными ящиками, отвозили на вокзал готовую продукцию. Еще с довоенных времен считалось, что чай не терпит выхлопных газов, бензина, мазута и может изменить вкусовые качества.
В годы руководства Девятко фабрика была самодостаточным организмом. У неё имелись свои турбазы, детский сад, автопарк и конюшня. В штате работал свой садовник, художник, маникюрный мастер, ателье мод, где сотрудницы могли заказать одежду по льготным ценам.
Музей истории чая тоже создавался лично директором предприятия. Все, что выпускалось на фабрике, хранилось там, начиная с самого первого года. Самые интересные образцы музея - пачки дореволюционного чая, который привозили из Китая. Георгий Девятко с каждого выпуска нового чая покупал по пачке и сам клал на полку в музее. Именно покупал, а не брал на фабрике. Таким образом, он вносил свой личный денежный вклад в создание музея. Кроме чая в фабричном музее были мерочные предметы, дегустационные чашечки, из которых пили чай во время проводившихся там же дегустаций. В музее находилась богатейшая коллекция фотографий, награды, почетные грамоты фабрики. Музей состоял из двух больших комнат. Туда водили на экскурсии школьников, принимали иностранные делегации. С остатками этой коллекции можно ознакомиться в одном из отделов музея истории города Иркутска.
Георгий Олимпиевич Девятко был награжден орденами Ленина, Трудового Красного знамени и "Знак почета". Он скончался на пенсии 3 июля 1999 года в Иркутске и похоронен на Радищевском кладбище. Судьба же его фабрики оказалась слишком грустна, чтобы обсуждать ее в ее день рождения.

Автор: Артем Ермаков, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Иркутского областного краеведческого музея.

От редакции: "Глагол" готов опубликовать на своих страницах любые воспоминания иркутян о работе на Иркутской чаеразвесочной фабрике и директоре Девятко. 

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

28.04.2020


Новости партнеров