Издательство «МИФ»

Полвека назад мир узнал о Вампилове

Ровно полвека назад, 18 ноября, на сцене иркутского драматического театра состоялась премьера постановки пьесы "Старший сын" Александра Вампилова. Первыми исполнителями ролей стали иркутские артисты. 

Виталий Нарожный писал: этот ноябрьский вечер стал переломным моментом в репутации Вампилова - драматурга. Словно беспроволочный телеграф разнес по городу, что в театре происходит что-то интересное: на спектакль потянулись даже те (из молодежи особенно), кто до сих пор и дороги - то в это учреждение не знал. Каждый непредубежденный человек в зале ощущал, что, несмотря на вовсе не легкую жизнь и не ангельские характеры героев, общий колорит произведения светел, что на сцене в итоге совершается победа добрых начал над злыми в человеческих душах. Победа, не заданная автором изначально, а выстраданная, ставшая закономерным итогом всех смешных и грустных приключений этих людей.

– Вместе с Вампиловым в театр пришли искренность и доброта – чувства давние, как хлеб, и, как хлеб же, необходимые для нашего существования и для искусства…До последнего предела раскрылась перед нами наивная и чистая душа Сарафанова в "Старшем сыне", – вспоминал Валентин Распутин.

Вот что вспоминали участники той постановки. Первый исполнитель роли Васеньки, артист Геннадий Марченко: Сегодня мы и сами другие, и ощущение, наверное, несколько другое. Тогда же нам казалось само собой разумеющимся, что он делал все просто, интеллигентно, по-дружески. Саша не пропускал репетиций, следил за развитием действия, и мне он, например, подсказал одну вещь, которая мне очень помогла. У меня не шла одна сцена - разговор подвыпившего Васеньки с отцом. Режиссер требовал серьезности, мне чего-то не хватало... В перерыве между репетициями Саша Вампилов подошел ко мне:

– Мне кажется, что-то не то получается?

– Да я и сам не пойму, в чем дело...

– А ты вспомни свое состояние после первой рюмки. Это какое-то особое ощущение... Его можно сравнить с полетом, что-то бесшабашное...
И действительно, стоило мне "войти" в подсказанное состояние - и все стало на свои места. Появился юмор, легкость. А там и следующие сцены стали складываться. Так, казалось бы, только штрихом обозначив актеру задачу, Саша помог прочувствовать правду образа, и мы поняли, насколько он уже тогда был мудрее нас. Когда я с ним говорил потом об этой работе, он сказал: "Я видел, что на первых репетициях все шло тяжело и мучительно, но потом спектакль обрел нужную ему тональность - спокойно-ироническую, и все получилось".
Заслуженная артистка России Тамара Панасюк: еще в процессе репетиционной работы над спектаклем Вампилов дописал небольшую сцену - он была необходима зрителю для понимания "семейной тайны" Сарафановых. Речь идет о диалоге с соседом, который был давно в курсе, что Сарафанов работает не в филармонии, а в похоронном оркестре...Размышляя над предысторией своей героини, я, например, понимала, почему Макарская не может оттолкнуть Васеньку от себя в его первой настоящей влюбленности. Ведь она знала его с детства, можно сказать, на горшок сажала. Она видела, что он рос без матери - как же она могла не щадить его?
В этом спектакле я, опять же следуя логике своей героини (Макарская работала секретарем в суде и, должно быть, ей, даже по тем временам, делали подарки), решила шикарно одеться. Не зря же Саша нашел для нее эту чуть ироничную характеристику - "краса родимого села", "Оклахома". Модницей должна быть! И вот я надеваю короткую юбку и шикарные высокие сапоги на шнуровке из какого-то другого спектакля. На репетиции выхожу на сцену. И какова же была реакция Вампилова?
– Ой, елки-палки, Тамара! Сними эти сапоги!
– Почему это? Не сниму.
– Сними.
– Сказала – не сниму.
– Ну тогда не удивляйся, если они у тебя исчезнут!
И сапоги, действительно, исчезли. Кто этому помог, куда они девались? Я этого так и не узнала. Но, видно, уж совсем показались они Саше неприемлемыми. Чересчур модные, блистательные сапоги, для французской пьесы... А для Вампилова каждая деталь была важна.

Заслуженная артистка России Елена Мазуренко: мы как-то играли "Старшего сына" в деревне, так одна зрительница на реплику Нины: "Ну да, уезжаю!" закричала из зала: - Правильно, уезжай! Я вот не уехала, так всю жизнь жалею!.. Это потому, что люди чувствуют, когда на сцене правда. У него идет простая, обычная жизнь простых, обычных людей. Но зато в финале это доходит до высокой правды и до самого сердца.
Народный артист России Вадим Лобанов: я сыграл этот спектакль 218 раз и в большинстве из них в паре с заслуженной артисткой России Еленой Мазуренко. У меня же был такой случай: когда репетировали сцену с Ниной, я резко и раздражённо говорил о курсанте Кудимове: "Наверное, он большой и добрый" и так далее. Саша Вампилов сидел в зале и вдруг говорит: "Да не топчи ты его так. Не топчи. Он же тоже человек". И я стал мягче играть тот эпизод. А иногда он с удивлением говорил: "Я об этом вроде не писал…". Понимаете, сила его таланта была так велика, что он создавал пьесу с определённым замыслом, а подтекст, подспудный смысл, о котором драматург и не подозревал, вдруг выявлялся из материала и обогащал его работу.

По материалам сайта иркутского драматического театра имени Н. П. Охлопкова, газеты "СМ-Номер один"

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

28.11.2019


Новости партнеров

Театральная жизнь