10 августа 2022
07:46

Двадцать лет без Астафьева

30 ноября 2021

Двадцать лет назад, 29 ноября 2001 года, скончался писатель Виктор Астафьев. «Со дня его ухода прошло двадцать лет. Но ощущение, что Астафьев – рядом, не покидает меня. Труженик, солдат, мастер слова. Писатель из народа и для народа. Великий и простой. Настоящий, искренний, мудрый. Достойное сохранение астафьевского наследия для нас дело чести», - так написал губернатор Красноярского края Александр Усс. Он заявил, что к 2024 году, когда будет отмечаться столетие писателя, будет построен национальный центр его имени.

Астафьев и Распутин были друзьями и единомышленниками. В двадцатом веке именно эти писатели взяли на себя ношу великой русской литературы и стали настоящими классиками.

В 1970-е годы они вошли в экологическое движение и стали его активными участниками. В. Астафьев изображал Урал, изуродованную в ходе лесозаготовок и промышленного строительства реку Чусовую, пристально изучал экологические проблемы Красноярского края, вызванные строительством Красноярской и Саяно-Шушенской ГЭС, возможные последствия строительства Туруханской ГЭС в Эвенкии, истребление тайги и загрязнение окружающей среды в районах нефтегазовых промыслов. В его публицистике четко выражен личный пессимизм: «Я никакого оптимизма насчет будущего земли высказать не могу, хотя и рад бы».

Первое из сохранившихся писем Распутина датируется 14 мая 1976 года. Здесь раздумья о писательской доле, риторическое восклицание о «поперечных писателей» и неприятии их властью. Сам Распутин и разъясняет эту ситуацию.

«Господи, я вот обронил «поперечный», а какие мы… поперечные! Самые что ни на есть свои, родные, пытаемся иной раз говорить…Я читаю «Царь-рыбу» и думаю: а ведь сверху донизу негласно принят один закон: после нас хоть потом… И та же рука, которая подписывает законы об охране природы, подписывает в тыщу раз более страшные законы об её уничтожении. Писатели остались, кажется, единственные, кто ещё пытается говорить об этом». Далее автор письма пишет о своём впечатлении от «Царь-рыбы», нового повествования Астафьева. «Я вроде неплохо знаю, как вы пишите, читал, кажется, всё, что было, но всякий раз не только поражаюсь, а и подавляюсь этой мощью и точностью, чувствую себя ребёнком, который впервые разинул глаза свои на мир божий. Не сдавайтесь, Виктор Петрович, не сдавайтесь…То, что отпущено Вам, ни у кого больше нет, и называется оно народность – в первом его не затасканном и не вывернутом наизнанку всякими учёными мужами смысле…Вокруг сейчас все читают «Царь-рыбу» и звонят, брызжут в телефон счастливой слюной».

В письме от 27 февраля 1978 года Валентин Григорьевич с восторгом пишет о только опубликованных новых глава астафьевского «Последнего поклона»: «это страницы, которые не нуждаются ни в каких оценках, это уже некое Вознесение письма, будто самостоятельное за труды Ваши, и осияние его. «Аще не будете как дети, не войдёте в Царство Божие». Это и к «Гори, гори ясно» относится, туда прежде всего.

А ещё я думаю, что теперешняя наша русская литература должна поставить памятник нашим бабушкам…

Каждый из нас, если не на бумаге, то в памяти должен бить и бить свои последние поклоны. Хорошо, что вы сделали это на бумаге, подвигнув на благодарную память многие тысячи людей, которые… без вашей силы и искренности, без Вашего магнетизма и не удосужились бы на эту память».

В девяностые, говорят, у них была размолвка, и переписка прервалась. Но Распутин писал Марии Семеновне, жене Астафьева. 

Переписку с Валентином Григорьевичем вела одна Мария Семеновна. Она пыталась стать связующим звеном между этими двумя великими и последними писателями 20-го столетия. Но примирения при жизни так толком и не состоялось. “Все виноваты, все виноваты, и если бы все это понимали”, – так много позже в письме к Марии Семеновне словами Достоевского объяснил их разлад Распутин.

А позднее возникла ещё одна активная и позитивная линия общения через издателя Геннадия Сапронова, который издал фактически все произведения самого знаменитого красноярского автора. Незадолго до смерти Сапронов издал главную, как он считал, книгу своей жизни – эпистолярный дневник Виктора Астафьева «Нет мне ответа». Про уникальный фолиант, в котором собраны все письма писателя, он шутил, что сделал работу за целый институт: "Так сложилось, что я вырос без отца, и я благодарен судьбе за то, что она наградила меня общением с Виктором Петровичем. Мы познакомились в 1985 году, когда я еще занимался журналистикой. Именно он заложил во мне духовный, нравственный, гуманитарный и эстетический стержень. Все мы, кто знал его, были в переписке с ним, дружили, как-то привыкли к тому, что есть вот такой у нас Виктор Петрович: мудрый, веселый, рассудительный, горячий. Мы могли написать ему письмо и быть уверенными, что обязательно получим ответ".

Те, кто еще не читал Виктора Астафьева, могут это сделать уже сегодня. Чтобы помнили. 

В наших соцсетях всё самое интересное!
Ссылка на telegram Ссылка на vk
Читайте также