Издательство «МИФ»

У Занусси: "Польские дневники" Никиты Добрынина (окончание)

«Глагол» заканчивает публикацию отрывков из «Польских дневников» молодого режиссера, уроженца Иркутска, участника Байкальского фестиваля регионального кино Никиты Добрынина. В конце 2017 года он проходил стажировку у известного режиссера Кшиштоффа Занусси. Первая, вторая и третья части здесь.

Часть повествования хочется упустить за давностью событий и последующим напором московской действительности, с ее темпераментом и безразмерностью в гиганстве масштаба, так вот писание похоже на реконструкцию чувств, на секс с бывшей — вроде все знакомо и было хорошо, но, конечно, уже не то.

Поэтому в этом выпуске лишь цитаты Кшиштофа, те, что помнятся даже спустя год, не связанные единым сюжетом, но освященные одним чувством с моей стороны.

«Я снимал в США, и вы, знаете, мне не понравилось. Во-первых, отношение в команде, там если вы собираетесь сделать глупость ее исполнят ровно так как вы прикажете. Для американцев нет слова «невозможно», если ты хоть раз употребил такое слово - можешь уходить из индустрии. В Европе же каждый участник съемочной группы переживает за результат, да это тяжело, ведь все дают советы, зато вы создаете кино вместе».

«В США есть отдельный человек, который следит сколько минут и секунд вы сегодня не снимали. Один раз меня позвал к себе продюсер и спросил: почему мы сделали перерыв между дублями в 15 минут, а в следующем кадре ничего не поменялось, на что было потрачено время? Я ответил, что у меня была идея, но, обсудив с актерами, понял, что она глупая. Мне настойчиво посоветовали не делать так в дальнейшем. Представляете? Вы и так находитесь под давлением как режиссер, еще и это».

«Было ли что-то хорошее при коммунизме? Что-то полезное? Я считаю, нет. Смотрите, к 1914 году вы отставали от Европы в развитии на 50 лет, сейчас то же самое. Здравоохранение -  нигде нет таких очередей, как у вас, когда люди не могут получить лечение, такой коррупции. Образование. Востребовано ли оно в мире? Промышленность…  когда мы были под властью коммунистов, мы видели, как она быстро отстала от Запада. Все потому, что у вас не было критики, Сталин делал то, что хотел, и создавал проекты и индустрию, которая в итоге была не нужна, тратя огромные ресурсы, которых в дальнейшем не хватило. За целый век вы так и не догнали мир».

«Однажды я говорил со сценаристом с Украины, он написал очень грустную историю про его маму, которая в 90-е была вынуждена заниматься контрабандой бюстгальтеров вместо того, чтобы работать учителем. Он написал это как трагедию, ведь она занималась плохим делом, чтобы выжить. Я считаю, что это не трагедия. Было такое время, такая ситуация, и для нас, людей Запада, это нормально. То, что она перестала быть учительницей, в этом нет трагедии, она молодец, что справилась с ситуацией.

Это все идет из истории, когда наши церкви разделились, а недавно мы признали, что были в этом виноваты, хотя очень не хотели этого. Мы пошли разным путем. В Константинополе решили, что главное молиться, а земная жизнь - это ничего, и Константинополь долго был богаче Рима, несколько веков, но никуда не двигался. Мы же приняли концепцию - молитва и труд. Таким образом, монастыри стали именно двигателем прогресса, они изобрели многое в сельском хозяйстве, например, мельницу. Это очень сильно толкнуло нас вперед потому, что все было построено на коммуникативности, чего не было у вас, например, крестьянин приезжает с мешком зерна и в ответ получает мешок муки тут же, и не тратит время на его изготовление, и это ускоряет его жизнь и так во всем.

У вас большие территории и люди просто физически не могут коммуницировать друг с другом, и не было почти городов. К тому же университет у вас появился на 400 лет позже, это сильно вас задержало. И у вашего университета не было очень важного элемента  -автономии. У нас даже сейчас полиция не имеет право зайти на территорию учебного заведения, там власть ректора. Со времен средних веков власть не имеет права вмешиваться в научную деятельность, контролировать ее».

 

День восьмой - девятый.

Здесь так перенасыщено мое время, что кажется, я уже прожил здесь полгода. Уже требуется легкое усилие, чтобы вспомнить последний день съемок, тем более он не был очень интересным: второй герой меняет банкноты на монеты и выбегает из банка.

Вот почему мы выбрали это место для съемок, как думаете? Потому, что это историческое место? Нет. Потому, что здесь редкое для старых городов пересечение перспективы улицы, с одной стороны, и башни церкви в ее конце, а в другой стороне перспектива и вовсе уходит в деревья, что встречается еще реже.

В этот день я уже почти не разговаривал с Занусси, я уже не мог. Я просто молчал и слушал его истории и замечания, следил за правками в кадре. Больше общался с другими, например, неспешно-циничным бородачом из Литвы: «Ты знаешь, я работаю в этой индустрии больше 20 лет и видел многое, очень многое я видел, и здесь интересно. Оператор работает так интересно, он не истерит, не мучает нас, но все же это интересно. Я сам собираюсь поступать на режиссера или оператора, еще не решил, я видел многое…

Ты знаешь, однажды, я приеду к тебе на Байкал. Ты поможешь мне? Я хочу порыбачить. Целый месяц. Но там столько всего надо, та же виза. Я гражданин Евросоюза, у меня 200 стран свободного въезда, я уже забыл, что такое виза. А поступать я буду в Финляндию, там можно учиться на английском, и это хорошая школа, которая даст мне толчок к развитию. После которой можно хорошо шагнуть.

Или фотограф проекта, сам оператор, парень романтичного вида, скорее похожий на человека с постеров, как должны выглядеть операторы -  путешественники в горах Чили, чем на настоящего парня с камерой.

- Ду ю хэв фэйсбук, инстаграмм?

- Ааа

- [его девушка перебивает] I am him facebook and instagram.

Еще один участник команды фокус-пуллер, похожий на чуть безобразного, но симпатичного тролля. Кшиштоф рассказал, что он один из лучших в Польше, но его редко берут в проекты, слишком сложный характер. Если качество продукта низкое  -  он сразу говорит, что так не надо делать. И чаще всего он прав.

С этим оператором Петше, я снимаю уже второй фильм, до этого я работал с другим парнем, но он умер. А другой -  он уехал работать в Америку, заработал очень много денег, вернулся и сказал, что не готов этим заниматься больше. Он просто открыл свою школу. Вообще, к сожалению, часто операторы умнее режиссеров, и в этот момент всем неудобно, очень неудобно.

К Занусси я еще надеюсь заскочить в Варшаве, не переночевать уже, но отблагодарить подарком. Впереди у меня еще города в этой стране. В Катовице встречаюсь с актером из Украины Остапом, который живет здесь уже третий год, в Познане - с режиссером, который уже работает в профессии, в Варшаве - с совсем взрослым актером и режиссером. Они все, кроме первого, похожи скорее на ветер, если описывать их языком чувств. В Остапе же есть что-то серьезное, какие-то внутренние переживания и запросы…

На фото: Кшиштофф Занусси в Иркутске. 


Aliexpress WW

01.03.2019

Киноразговоры