Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Наличники Иркутска на выставке

Персональная фотовыставка Ярослава Шиллера «Panta rhei - наличники Иркутска» начинает свою работу в Арт-галерее «DiaS»
далее...

Прямая речь

далее...

Среда обитания

Среда Петрова № 43

На прошлой неделе мы играли в революцию. Конечно, это были не революционные действия со стрельбой и захватом Зимнего дворца, а большая историческая игра с иркутскими школьниками. 43 команды состязались в своих знаниях про события столетней давности – по датам, портретам, фактам восстанавливали в своей памяти все известное и неизвестное о событиях 1917 года.

Мне же было интересно понять, как современный школьник воспринимает то, о чем мы в 15-17 лет говорили, конечно, в разы больше. Сейчас уже никто не читает Сергея Михалкова и его известные «Мы видим город Петроград в семнадцатом году: бежит матрос, бежит солдат, стреляют на ходу. Рабочий тащит пулемет, сейчас он вступит в бой». Сейчас уже мало известны и легендарные «Апрельские тезисы», которые ранее не просто читали, а анализировали с карандашом в руках. Если заглянуть дальше, то не все могут назвать фамилию мужа Крупской (любимый вопрос историка Сергея Шмидта), поскольку определенный процент быстро, не моргнув глаз, отвечает: Крупский. А саму Надежду Константиновну большинство не узнает по фотографию.

Наверное, так и должно быть. У каждого времени свои герои. Поэтому для большинства молодых людей события столетней давности – это Колчак и Троцкий, воспетые в известных культовых фильмах, ну еще Корнилов, которого, кстати, узнали очень многие.

Из курьезов отмечу, что в Коллонтай, первой в мире женщине-министре, одна из команд признала Поклонскую. Наверное, обе женщины одинаково красиво выглядят на фотографиях, а может быть, это был жест отчаяния – напишем хоть что-нибудь. Почему-то мало кто помнит знаменитую бородку Владимира Ильича, хотя наше поколение вряд ли его спутало на фотографии, а те, кто родились во время Путина, представляют себе основателя Советского государства исключительно с улыбкой и усами. Зиновьев стал Сперанским, Борис Шумяцкий – Постышевым, а Гашек, милый сердцу Гашек – Гайдаем.

А еще интересно было читать названия команд – участниц: «Революционерки», «Октябристы», «Октябрята», «Стражи истории», «Большевики», «Историки из Жилкино» или «Путешественники во времени». Дети  пытались войти в тот образ юных людей, которые пришли к власти и решили «наш новый мир построить».

По результатам игр отобрали 14 команд, которые вышли в финал. Победили семиклашки из школы № 11: «Мы готовились», - честно сказали они. И это правильно, ведь и название у них самое что ни есть подходящее – «За революцию!». Современные дети изучают революции по фильмам, картинам, а только потом – книгам.

Вспоминаю еще одну историю из шелеховской дискуссии о молодежи и революции. Одна студентка рассказывала, что ее мама всегда выступала за революцию и СССР (это ее лучшие молодые годы, время воспоминаний о прошлом), а бабушка – за царский режим и белых (ее родня пострадала в страшные тридцатые). Вот так и спорят до сих пор, собираясь вечерами на кухне. Накануне столетнего юбилея октябрьских событий многие тоже будут спорить о необходимости революции, «о которой так долго говорили большевики». Век прошел, а общество так и не сформулировало свое отношение к событиям тысяча девятьсот семнадцатого. Хотел завершить текст фразой первого русского нобелевского лауреата Ивана Павлова, который не отдал бы на «большевистский эксперимент» даже собаки, а получилось почти по Геннадию Андреевичу, что Октябрь в головах наших пока остается непокоренной вершиной. Такая она, среда Петрова.

                                            Алексей Петров, историк

Картина Бориса Кустодиева «Октябрь в Петрограде»

 


01.11.2017