Издательство «МИФ»

Среда Петрова № 20 (142)

Перепись неграмотных и малограмотных прошла в Иркутске 2 декабря 1928 года. С десяти утра до двух часов дня тысяча студентов обошли все дворы города и заполнили анкеты на всех неграмотных и малограмотных. Реально же в воскресный день все закончилось только поздним вечером, поскольку вышли только семьдесят процентов переписчиков. Газеты писали, что перепись прошла блестяще, и только 15 дворов остались неохваченными, но до них дошли в понедельник утром.

Акция прошла в рамках выполнения решения XV съезда ВКП(б) о решительном повышении культурного уровня населения города и деревни. Тогда партия и государство поставили задачи не просто ликвидировать неграмотность, но и бороться с пьянством, хулиганством, грязью и неряшливостью. Для работы в Иркутске создали шесть районных штабов: три в Центральном районе (школа им. В. Ленина на перекрестке Карла Маркса и Ленина, девятилетняя школа имени Н. Крупской на ул. Тимирязева, 71, и семилетняя школа на Канавной) и по одному в Свердловском (школа на Гоголевской, 83), Нагорном (28девятилетняя школа на ул. 2-й Советской, 110) и Маратовском (девятилетняя школа на Якутской ул, 26) районах. Кроме того, отдали пять штаб-квартир участковых.

Переписчики сработали слаженно. Школы предоставляли помещения безоговорочно, а сами школьники работали не хуже студентов.  Во вторник, 4 декабря, десять сибирских организаций уже заявили о ликвидации неграмотности в Сибирском крае.

Тогда обучение одного неграмотного стоило пять рублей. Если активисты не могли заняться обучением, то они должны были внести деньги в кассу специально созданного общества «Долой неграмотность!». Так, коллектив Иркутского кирпичного завода и Иннокентьевского депо отчислили один процент на это. Тут же 125 рублей отдали служащие отделения сельхозбанка, 212 рублей – государственная обувная фабрика. Вызов приняли городской театр (6 000 руб.), ИрСоюз (1 800 руб.) и клуб станции Иннокентьевская. На обучение тысячи неграмотных перечислила средства «Кино-Сибирь», особенно постарались кинотеатр «Гигант» (51 рубль 55 коп), «Художественный» (41 руб. 45 коп), «Новый» (53 руб. 45 коп) и «Маяк» (26 руб. 61 коп). Довольно скромно помог горсовет (250 руб.).

Однако оказалось, что заявленные цифры часто не совпадали с реальными. «Власть труда» объясняла это халатностью учреждений и предприятий, порой граничащей с преступностью. 15 декабря обсуждался вопрос об открытии первых 50 ликпунктов, поиском помещений, подбором преподавателей. Все они были открыты на средства, «собранные трудящимися Иркутска». Интересный опыт сбора денег – через стенгазеты - предложили студенты. Если каждый сдаст по 20 копеек, то можно собрать еще три тысячи (в Иркутске тогда было 15 тысяч (!) учащихся и студентов).

Но результаты переписи в обещанный срок так и не были опубликованы. 15 декабря сообщили, что поскольку вопрос в работе горсовета не стоял ранее, то его обсуждение перенесли на 1 января 1929 года. Молодые пролетарии Иркутска, конечно, были не в восторге: куда дели деньги, отпущенные горсоветом? Такие вопросы все больше задавали не только в воздух, но и лично председателю горсовета Карину. Почему на девять выделенных тысяч открыто только девять ликпунктов? О необходимости заказа учебников для неграмотных в Новосибирске говорили журналисты, но кто оплатит заказ в несколько тысяч рублей? Была создана специальная комиссия по контролю за средствами в составе шести человек: Винницкого, Фуфаева, Левина, Горшкова, Корзина и Мониной. Она потребовала, чтобы все вечера, проводимые в пользу сбора средств, освобождались от налогов.

К 20 декабря были подготовлены 850 добровольцев, которые начали обучение грамоте. Из 86 открытых пунктов первые 44 создавали в колхозах и коммунах Иркутского, Оекского, Усольского, Черемховского, Балаганского, Усть-Удинского и Заларинского районов.

9 января 1929 года был опубликован отчет, что на ликвидацию безграмотности собрано 19,5 тысяч рублей. Деньги расходовали на проведение дней красного календаря, альбомы противоалкогольных и антирелигиозных выставок, приобретение книг, выписку газет и журналов, субсидии пионерам и дотации клубу Октябрьской революции. Проходили лекции преподавателей университета и «ликвидаторов» (так называли тех, кто обучал грамоте) на темы типа «Исправление орфографических ошибок». В Иркутск приехал даже нарком просвещения Анатолий Луначарский. Но об этом будет другая «Среда Петрова».

                                                                         Алексей Петров, историк

Фото из газеты «Власть труда» (проект «Хроники Приангарья»)

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

02.12.2020


Новости партнеров

Среда Петрова