Издательство «МИФ»

Елена Аносова: когда тебе за тридцать, очень трудно войти в сферу искусства

Журнал "Ирк.Собака.ru" проводит премию для тех, кто делает Иркутск лучше. ТОП 25 - это способ сказать спасибо всем тем, кто вносит большой вклад в развитие города в разных сферах. В этом году журнал чествует людей в номинациях: "Бизнес", "Мода", "Искусство", "Наука и жизнь", "Урбанистика".

"Глагол" поддержал начинание журнала и публикует двадцать пять интервью с номинантами премии.

Елена Аносова, фотограф и художница, комбинирует в своей работе документальную фотографию, видео, инсталляции, работу с архивом и издание книжных проектов. Большую часть знаковых проектов она создает в Иркутской области. За них она получила ряд наград, в том числе World Press Photo в категории "Повседневная жизнь".

- Как тебя правильно назвать по профессии?

- Мне не очень нравится, когда меня называют "фотографка". Этот феминитив еще не прижился в моей вселенной, но русский язык имеет свойство меняться со временем. Художница, документалист, фотограф - мне близко, но на самом деле - никто никому ничего не должен, и главное, не как тебя называют, а как ты себя осознаёшь, то, что я создаю, это результат визуальных исследований - визуальная социология.

- В 30 лет ты поменяла достаточно "сытую жизнь" на студенческую общагу и школу Родченко. Зачем?

- По первому образованию я художник-живописец. Училась и не доучилась в нашем училище искусств. Потом был иркутский Политех и специальность "Технология художественной обработки материалов". Но в 90-х и нулевых искусство не приносило материального благополучия, поэтому я ушла в графический дизайн. В детстве я хотела быть художником. Возможно, раньше для этого не хватало смелости. Мы все иногда боимся серьезных шагов и резких перемен, особенно если уже сложилась некоторая стабильность. Я владею профессией графического дизайна и арт-директора, это прекрасные навыки, которые помогают и сейчас. В какой-то момент я поняла, что сейчас самый прекрасный момент и нужно использовать возможность попробовать сделать то, что всегда хотела. Когда тебе тридцать, и если ты не из Москвы, живешь вне художественной среды и сообщества, очень трудно войти в сферу искусства. Поэтому абсолютно нормальная стратегия пройти туда институционально. Учеба, практика, работа в музее - вариантов достаточно много. Но образование, пожалуй, один из самых демократичных способов. Тем более, что обучение в школе Родченко бесплатное. Так все началось. В юности я любила скульптуру. Сейчас меня больше всего привлекают инсталляции, но для их создания требуются огромные ресурсы, раньше их не было. Поэтому вход в современное искусство я решила сделать через фотографию. Это гораздо доступнее. Сама считаю и студентов учу: нужно начинать работать с тем, что есть. Нет камеры? Снимай на телефон. Нет мастерской? Напросись к друзьям, сними хотя бы на несколько дней и оплати бартером. Когда ты уже чего-то достиг, можешь определять свои условия. Например, моя работа про Ольхон должна выставляться в музее метрового размера, чтобы вы могли рассмотреть определенные детали. "Ольхон" сейчас выставляется в Брюсселе, в Центре современного искусства. Впервые эту работу показывают в 13 фотографиях, обычно она показывалась в Москве и Лондоне в двух-трех экземплярах.

- У твоих исследований есть определенная тематика?

- Меня волнуют темы изоляции, границ, которые я трактую достаточно широко. Приведу три примера. Социальные границы в моих исследованиях о деформации в женских тюрьмах, географические - в моих работах про Дальний Восток и новый виток интересов на Курильских островах, и, например, моя работа на Крайнем Севере, в которой речь идет в том числе и о природных барьерах. Это довольно изолированные пространства. Исследуя эти микросообщества, можно составлять впечатление о том, как выглядит в макромир.

- К каким выводам ты пришла?

- Что количество "снобов" так же, как и людей с хорошим чувством юмора, равномерно распределено по земному шару (смеется). Во всех уголках мира есть прекрасные люди: честные, доброжелательные, все время стремящиеся к чему-то, и везде есть люди, которые склонны к девиациям.

- Ты говоришь, что в современном искусстве нередко контекст и биография художника важны для понимания. Пройдет много лет, и в твоей личности будут копаться - готова в этому?
- К этому никто не готов и вряд ли задумывается в процессе работы. Но в наше время проще: ты сразу и честно можешь сказать о том, что тебя интересует тема изоляции. Это называется "артист стейтмент". Я не скрываю, что около четырех лет провела в закрытой школе-интернате. Из-за этого у меня возник запрос на исследование сообществ. В этом также есть ключ к пониманию импульса моих интересов. Когда люди спрашивают, зачем поехала в тюрьму, поясняю: в подростковом возрасте увидела, как среда закрытой институции может деформировать людей. Но сейчас я не тинейджер, и не хотела бы работать с этой темой с детьми. Мне тридцать с лишним, и есть другие закрытые институции, в которых происходит эта деформация. Мне важны эти исследования. В серии "Отделение" секвенция из 200 портретов, и можно увидеть, как среда меняет людей.

- Как устроена финансовая жизнь художника?

- Мне кажется, что как у всех. У меня нет стабильной зарплаты, но я иногда преподаю в РАНХиГС, школе Родченко, даю частные уроки, преподаю в Петербурге в академии "Фотографика", Томском госуниверситете, в Австрии, Нидерландах, Норвегии. У меня нет возможности делать это системно, потому что нельзя просто прогулять пары и поехать снимать проект на Курильские острова. Но это не хаос, мой план преподавания, поездок, работы в мастерской, съёмок для изданий (NewYorker, "Такие Дела" и др.) расписан на полтора года вперед. Сейчас я еду на Крайний Север, потом работаю куратором в Омске, у нас будет выставка "Мастера Сибири", при ней моя лаборатория для финалистов. Ноябрь проведу в резиденции в Амстердаме. В начале декабря откроется моя небольшая выставка в Португалии. Потом вернусь в Иркутск, чтобы провести новогодние каникулы с семьей, и продолжу свою работу в Байкальске.

- У тебя бывает отпуск, свободное время?

- Мне кажется, что я всегда отдыхаю, ведь работаю сама на себя. Вся работа - на результат. Некоторые процессы тяжелы, грустны и трудоемки, но когда знаешь итог, стоит вкладывать силы. Результат для меня - это книга, выставка, инсталляция, объект, вопросы, которые я задам, фильм. Но если говорить об отдыхе, то я люблю прохладный климат и тишину. Горы, Аршан. Середина осени, когда туристический сезон закончился. Много гуляю по лесу и могла бы спать в палатке, но уже холодно. Я довольно серьезно отношусь к комфорту. Люблю качественную еду, хорошие напитки и уединение с природой, которая мне так близка.

Александра Поблинкова, фото Елены Аносовой

"Глагол" неоднократно сообщал об успехах Елены. В этом году она была участницей международного арт-проекта в Брюсселе, в 2018 году получила грант музея современного искусства "Гараж". Читайте также "Елена Аносова и ее время для переосмысления". 


03.10.2019


Новости партнеров

Глагол + Собака

Уроженцу Киренска, популярному актеру Леониду Кулагину - 80 лет!

Да Бохан их знает: юные КВНщики из бурятского поселка приняли участие в телепроекте

На всем пространстве СНГ оказалось два мужика - Лукашенко и Боровский

Иркутск после апокалипсиса времен Степана Шоболова

Выпускники лицея ИГУ провели свой «Последний звонок» в Minecraft

Актёр иркутского драмтеатра Яков Воронов отмечает шестьдесят пятый день рождения

Юбилей актрисы Тамары Панасюк

Тайшетские школьники нарисовали победу

Черемховская разруха поразила Меньшова, или почему «Любовь и голуби» не снимали в Сибири

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»