Издательство «МИФ»

Сто лет назад белые потеряли Иркутск

5 января 1920 года эсеро-меньшевистские повстанцы захватили контроль над Иркутском, который Александр Колчак после потери Омска объявил новой столицей Российского государства. Восставшие разогнали колчаковское правительство и защищавший город белогвардейский гарнизон, но и сами продержались в Иркутске недолго, вынужденно уступив власть большевикам. Об этом Дмитрий Окунев на страницах Газета.ру.

В конце 1919 года инициатива в Гражданской войне полностью перешла на сторону Красной армии. Южное ядро антибольшевистских сил после неудачного похода на Москву откатывалось все дальше к Черному морю, оставляя без боя город за городом. На востоке войска Верховного правителя России Александра Колчака терпели поражения по всей линии фронта. В белых армиях началось брожение. Кое-где нижние чины не отдавали честь своим командирам, а некоторые офицеры и даже генералы всерьез раздумывали о дезертирстве. Восстанавливать дисциплину военачальникам приходилось самыми радикальными мерами.

В середине ноября 1919 года колчаковцы без боя сдали свою столицу Омск. Перед подходом красных город в спешном порядке покинули пять эшелонов, забравшие Верховного правителя, его штаб и легендарный золотой запас. Главнокомандующий войсками генерал Константин Сахаров буквально в последние минуты прорвался на поезде с горсткой людей в восточном направлении, когда части РККА перешли Иртыш по льду и подходили к вокзалу. Это не было бегством: белые планировали сохранить людей и боеприпасы с тем, чтобы позднее дать противнику генеральное сражение.

Склонный к эпатажу командующий советской 5-й армией Михаил Тухачевский грациозно въехал в брошенный Омск на белом коне.

Руководство остатками колчаковских войск после отставки Сахарова принял Владимир Каппель. Во главе с ним сохранившие верность Верховному правителю солдаты и офицеры совершили 3200-километровый переход от Омска в Забайкалье в условиях 50-градусного мороза, испытывая всевозможные лишения и перманентно вступая в бой с преследователями. Это событие вошло в историю как Великий Сибирский Ледяной поход.

Целью военных, чиновников и прочих эвакуировавшихся из Омска гражданских лиц был Иркутск, который Колчак объявил своей новой столицей. Однако положение белых в городе было крайне непрочным. Его контролировали представители партии социал-революционеров, перебравшиеся сюда после захвата власти в Омске Колчаком в ноябре 1918 года.

В должности управляющего Иркутской губернией находился эсер Павел Яковлев. С установлением режима Колчака он создал в городе параллельные белогвардейской контрразведке и лично подчиненные ему органы госохраны. Яковлев освобождал или смягчал наказания арестованным большевикам, а часть пленных красноармейцев собрал в отряд особого назначения, во главе которого поставил офицеров-эсеров. Немногочисленные представители Колчака в Иркутске не могли ничего сделать с линией Яковлева. А самому Верховному правителю долгое время было не до наведения политического порядка в далеком от фронта прибайкальском городе.

Кроме того, с падением белого Омска и общим резким ослаблением позиций Колчака из числа наиболее решительных сибирских эсеров и меньшевиков был сформирован Политический центр – коалиционное правительство, поставившее своей задачей свержение власти Колчака в Сибири, одновременно недопущение победы большевиков и создание на Дальнем Востоке «буферного» демократического государства. Основную ставку эсеры и меньшевики сделали на агитацию в тыловых частях колчаковской армии. Почувствовав слабость неприятеля, Политцентр подготовил восстания в крупных городах Енисейской и Иркутской губерний. Первые попытки смогла пресечь контрразведка белых. Заговорщики понесли потери, но избежали полной ликвидации. Залечив раны и подтянув в строй новых сторонников взамен казненных, они все же добились желаемого. Под контроль Политцентра перешли Черемхово, Нижнеудинск, Балаганск.

В каждом случае на сторону мятежников переходили рабочие и шахтеры, традиционно сочувствовавшие социалистам.

Члены правительства, как известно, прибыли в Иркутск без Колчака. Железная дорога была забита эшелонами с чехословаками, которые формально находились в союзе с белыми, но в реальности действовали по своему усмотрению. Поезда Верховного правителя и председателя совета министров Виктора Пепеляева двигались рывками, с большими задержками. Так, под Красноярском им пришлось простоять шесть суток. В это время в городе шла усиленная пропаганда, а 4 января он перешел в руки красных.

Как известно, до Иркутска Колчак так и не доехал. 25 декабря у станции Нижнеудинск примерно в 520 км от цели назначения его эшелоны задержали «до дальнейших распоряжений» чехословаки, подчинявшиеся французскому генералу Морису Жанену, решившему поддержать восстание Политцентра.

«Правительство, переехавшее в Иркутск, с самого начала чувствовало себя там неуютно, — писал известный советский и российский историк Павел Зырянов в своей книге «Адмирал Колчак. Верховный правитель России». – С одной стороны – социалистическая городская дума и управляющий губернией эсер Яковлев, действовавший все более открыто. С другой – военные власти, с которыми не наладилось добрых отношений и делового сотрудничества».

Гарнизон Иркутска включал примерно 5 тыс. юнкеров, унтер-офицеров и казаков. Сохранившие верность Колчаку части от восставших отделяла еще не замерзшая Ангара. Понтонный мост был сорван ледоходом, а пароходы контролировались чехословаками. Мятеж Политцентра начался в городе вечером 27 декабря 1919 года, когда батальон и две роты повстанцев заняли телеграф и развернули наступление на гостиницу «Модерн», где жили члены правительства. Всю ночь шел бой, а к утру юнкера и казаки вытеснили мятежников за реку Ушаковку. Каждую ночь повстанцы, получив подкрепления из-за Ангары, переходили через Ушаковку и пытались наступать, но всякий раз отбрасывались обратно.

Активисты Политцентра рассчитывали на помощь Яковлева, но он сперва занял двойственную позицию, а 28 декабря скрылся в неизвестном направлении.

В городе образовалась линия фронта, колебавшаяся то в одну, то в другую сторону.

Передача титула Верховного правителя России генералу Деникину

Несколькими днями ранее Колчак назначил атамана Григория Семенова главнокомандующим вооруженными силами Дальнего Востока и Иркутского военного округа. Произведенный в генерал-лейтенанты казачий лидер прислал на помощь защитникам Иркутска отряд численностью около 1000 человек. Белым удалось войти в иркутский пригород Глазков, однако чехословаки, сославшись на приказ генерала Жанена, потребовали от них уйти назад под угрозой применения силы. Из-за своей малочисленности и невозможности связаться с гарнизоном внутри Иркутска семеновцам пришлось вернуться ни с чем.

В критической ситуации Колчак не стал цепляться за власть. Но адмирал хотел проехать через охваченный восстанием Иркутск в своем прежнем статусе. 4 января он издал свой последний указ, который должен был вступить в силу по прибытии Колчака в Верхнеудинск. В частности, полномочия Верховной Всероссийской власти передавались главнокомандующему Вооруженными силами Юга России генералу Антону Деникину, чьи войска днем ранее сдали красным Царицын, а всю полноту военной и гражданской власти «на территории Российской Восточной окраины» получал атаман Семенов.

В тот же день, воспользовавшись объявленным в Иркутске перемирием, повстанцы потребовали от колчаковского правительства отречения Верховного правителя от власти, передачи власти на всей территории Сибири Политцентру и отрешения от должности атамана Семенова.

Большинством голосов министры одобрили все пункты, а затем бежали из города или укрылись в иностранных миссиях. В свою очередь, командиры гарнизона дали общий приказ личному составу оставить позиции, сели в машины и первыми покинули Иркутск. Часть белогвардейцев и казаков перешла на сторону Политцентра. Последними сложили оружие юнкера. В полночь появились сообщения о том, что правительственные войска оставили Иркутск. 5 января 1920 года на улицах был расклеен «Манифест» Политцентра, в котором говорилось:

«Волею восставшего народа и армии власть диктатора Колчака и его правительства, ведших войну с народом, свергнута».

Сформированный Политцентром Временный совет Сибирского народного управления объявил себя властью на территории, «очищенной от власти реакции» от Иркутска до Красноярска. Временный совет был объявлен высшим органом государственной и законодательной власти в Сибири, а Политцентр — исполнительным органом Временного совета.

Адмирал в это время по-прежнему находился в вагоне своего поезда под Нижнеудинском фактически на правах арестанта у чехословаков. Они же охраняли эшелон с золотом. 15 января Жанен выдал Колчака Политцентру. Его допрашивали следователи эсеров, а после передачи Политцентром власти Иркутскому Военно-революционному комитету – большевики. В ночь на 7 февраля Колчак и Пепеляев были расстреляны.

На фото из открытых источников: вступление Красной Армии в Иркутск

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

06.01.2020


Новости партнеров

Вокруг Колчака