Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Выставка «Очарованный странник»

Выставка петербургского художника Арона Зинштейна открыта в иркутской арт-галерее «Диас» в 130-м квартале.
далее...

Прямая речь

далее...

Среда обитания

Среда Петрова № 48

Семьдесят лет назад, 14 декабря 1947 года, советскими властями было принято решение о проведении денежной реформы. Это была вторая денежная реформа в стране. Первая реформа в начале двадцатых деноминировала все обесцененные рубли и ввела червонец. Реформу 1947 года до сих пор многие называют самой скандальной и масштабной по отбиранию денег у граждан.

Как пишут официальные источники, 11 декабря в Иркутское отделение МВД пришел пакет, который можно было вскрыть только через трое суток в три часа дня в присутствии высоких чиновников милиции и больших финансистов: в секретных пакетах была инструкция, как можно за неделю - с 16 по 22 декабря – обменять деньги всех иркутян.

Денежная реформа «с целью укрепления курса рубля» шла пакетом с «отменой карточной системы снабжения и перехода к развернутой торговле по единым государственным ценам». 15 декабря в газетах были опубликованы места, где можно было обменять свои старые рубли на новые из расчета «один новый рубль за десять старых». А вот если вы хранили деньги в сберегательных кассах, то все было совсем не так: вклады до трёх тысяч рублей переоформлялись 1:1, с трех до десяти тысяч – два рубля новых за три старых, остальное уходило в «фонд государства».

Деньги менялись в конторах Госбанка. Так, в Кировском районе таковых было двадцать, Нагорном – 25, Свердловском – 19, Ленинском и Сталинском – по 15, а также три на закрытом от посторонних глаз заводе имени Сталина. В Иркутском районе это было в сельсоветах Хомутово, Тальцы, Михалево и Большой Разводной, поселковом совете Суховской, конторе МТС с. Оек, почтовых отделениях в Урике, Акино-Баклаши и конторах в Мегете и Введенщине. Кассы работали с 9 до 18 часов. Об очередях газеты не писали, не принято было. Зато они давали зарубежные комментарии и вдохновляли советских людей, что их поддерживали в Хельсинки, Лондоне и Варшаве, поскольку это «серьезно поднимет благосостояние граждан».

И больше ни слова о денежной реформе. Только маленькими буквами на последней странице сообщение областной прокуратуры, что в ряде районов области следственными органами вскрыты преступления, связанные с обманом государства при проведении реформы и «попытками дезорганизации свободной торговли продовольственными и промышленными товарами». Например, работники Зиминского отделения госбанка внесли в кассу 62 тысячи рублей, оформив их документами от 13 декабря, т.е. за день до старта реформы. Четверых во главе с главным бухгалтером привлекли к уголовной ответственности. Завмагом № 38 в Нагорном районе Иркутска рассчиталась за 87 литров водки старыми деньгами, а потом пыталась обменять старые 9987 рублей на новые, но тоже была арестована. Шуму наделал и арест некой Бахтиной, которая скупала ширпотреб и перепродавала его по спекулятивным ценам.

Ленинский район между делом сообщил, что организации не смогли организовать бесперебойный подвоз хлеба населению. Склады забиты обувью на сто тысяч рублей, а в свободную продажу ничего так и не поступило. В Свердловском районе не нашлось ни одного предприятия, который можно было бы поставить в пример, - говорилось на собрании партактива. Трудящиеся Кировского района, как и весь советский народ, приняли постановление 14 декабря с огромной радостью и одобрением. Только фотографий в газетах почему-то не было.

На руках граждан, как считало государство, были огромные деньги. Только оно забыло вспомнить, что не выплатили ни один из 13 советских займов - три выпуска в годы индустриализации, заём «Пятилетка в 4 года», четыре выпуска займа 3-й пятилетки, заём укрепления обороны, четыре выпуска займов военных лет. Людей обязали подписаться, на что уходил примерно каждый шестой заработанный рубль, а потом провели реформу и деньги изъяли уже навсегда.

21 декабря состоялись выборы в местные советы, и иркутяне с «большим одушевлением» проголосовали за блок коммунистов и беспартийных. Многие участки к семи вечера уже рапортовали о стопроцентной явке! Общая явка в Иркутске составила 99,85 процентов. Против кандидатов от товарища Сталина проголосовало 1,47 % иркутян. По городу продолжали гулять слухи о том, что в магазинах появились продукты, и народ на припрятанные деньги разбирал даже то, что не покупал десятилетиями: дорогие мебель и люстры, медикаменты в огромных количествах, а в газетах появилась реклама, что к новогоднему столу можно купить консервы и кондитерские товары в широком ассортименте, чай, кофе, какао и другие товары. Новый, 1948 год, иркутянин встретил с бутылкой «Московской» по новой цене – 60 рублей. На зарплату можно было купить десять бутылок.

Вступая в предновогоднюю суету, удивил и Президиум Верховного Совета СССР, отменив выходной день 9 мая, перенеся его на 1 января. Мы опять вступали в новую жизнь. Такая сегодня среда Петрова.

                                                Алексей Петров, историк


06.12.2017