Среда Петрова № 9 (59)

Пятьдесят шесть назад, 6 марта 1962 года, в Иркутске произошла топонимическая реформа, только тогда таких терминов, конечно, не употребляли. Исполком городского Совета депутатов трудящихся переименовал 85 улиц, переулков и проездов, имевших одинаковые названия. Например, шесть улиц с названием Набережная Ушаковки получили наименования: Молдавская, Онежская, Ледяная, Тувинская, Тверская, Аларская.

В истории Иркутска это не первая реформа, когда в один день карта города серьезно преображалась. Причем, начиналось это еще не в советскую, а царскую бытность. 15 февраля 1872 года лично генерал-губернатор Николай Петрович Синельников сменил названия 14 улиц: как тогда писали газеты, они утратили значения своих первоначальных наименований и делали затруднения в поиске мест приезжим людям. Например, поменяли названия всем шести Солдатским (между современными улицами Ленина и Урицкого) улицам.

70 топонимов исчезли с карты Иркутска 5 ноября 1920 года «в ознаменовании третьей годовщины Великой Октябрьской…»: это самая большая революция в городе, ведь тогда переименовали не только все центральные улицы, но и площади и предместья. Еще долго в газетах, а в разговорах и того дольше не могли забыть Большую (ныне – Карла Маркса) и Амурскую (Ленина), Почтамтскую (Степана Разина) и Иерусалимские (Советские), Пестеревскую (Урицкого) и Баснинскую (Свердлова). Это была не реформа, а настоящая революция. Мир перевернулся, или история остановилась – так старожилы много позже вспоминали те дни.

Третья реформа в Иркутск пришла с убийством Кирова. 25 городских улиц, «не добитых» в двадцатом, стали в «новой скорлупе»: Перфильевский переулок стал Пугачевским, Власовский – Пионерским, Сукачевская улица – Сибирской (здесь в общаге живут студенты истфака, наверное, не подозревая об этом), Любарский переулок – улицей Ударника. Но и этого было мало. Уже 4 февраля 1940 года 58 улиц нецентральной части города поменяли окрас: переулок Кузнецкий стал 8 марта (не в женский день об этом говорить, но это так), Пивной переулок – Пивзаводским, восемь Глазковских сменили на такое же количество Железнодорожных. Единственным утешением горожан стало нанесение на карту фамилий известных писателей и поэтов, и тем, кто сейчас живет в Свердловском округе, просто повезло. Говорят, что из Москвы не пришел новый список партийных деятелей, который необходимо было ввести в городской оборот.

И тут новый, пятый, рывок. В год 45-летия Октября все иркутские карты вновь заменили: официально новые названия вступали в силу с 1 мая. Как считали тогдашние власти, это была нормальная городская работа без всякой оглядки на предстоящие выборы (18 марта избирали депутатов в Верховный совет).

Будучи членом комиссии по городской топонимике, скажу, что мы постоянно получаем письма с просьбами о том, чтобы имя того или иного уважаемого гражданина было отражено в названии городской топонимики. Увы, но современное общество совсем разучилось разговаривать на такие темы не на повышенных тонах, а если им предлагаешь составить список желаемых названий новых строящихся улиц, то потом с ужасом обнаруживаешь, что разговор дальше «Садовая, Плодовая, Ягодная» не идет. О том, что топонимическая реформа (именно реформа, не революция) необходима Иркутску, ученые и общественные деятели говорят давно. Есть несколько интересных решений, которые серьезно обсуждаются в разных кабинетах.

История города строится из таких небольших городских историях. Наш творческий коллектив переложил это в новый издательский проект, который вскоре будет презентован. А пока бережно относитесь к истории города. Как среда Петрова.

                        Алексей Петров, историк

 


07.03.2018

Среда Петрова