Издательство «МИФ»

Краеведы Усть-Кута нашли могилу первооткрывателя озера Байкал

Курбат Афанасьевич Иванов, пятидесятник тобольский, боярский сын, прославился тем, что открыл для России Байкал. В 1643 году по приказу якутского воеводы Головина Курбат Иванов с 26 служилыми и 48 промышленными людьми, имея проводником тунгусского князца Можеула, отправился на поиски Ламы-моря, как называли Байкал тунгусы. 2 июля они подошли к берегу озера, стали делать суда, с помощью которых переправились на остров Ольхон. На основании этих данных Курбат Иванов составил "Чертеж Байкала и в Байкал падучим рекам". 

Считалось, что могила Курбата Иванова утеряна. Но недавно известный краевед из Усть-Кута Светлана Пшенникова и руководитель экспедиционного центра Русского географического общества, редактор журнала "Воинское братство" Александр Орлов пришли к иному выводу: возможное место захоронения Курбата Иванова - на казацком кладбище города Усть-Кута. Это можно назвать своего рода сенсацией. 

Такую историю о жизни знаменитого первопроходца рассказывает Светлана Пшенникова: "Об этом кладбище я впервые узнала ещё в 50-х годах от старожилов Усть-Кута. Они говорили, что находили фрагменты гробов необычной формы - в виде ящиков: так казаки хоронили умерших. Потом, с 1963 года, наша школьная поисковая группа начала этим серьёзно заниматься. И снова мы услышали о находках таких странных гробов (берег реки Куты сильно подмывало). Все указывало на то, что здесь находятся захоронения XVII века. К тому же известно, что позже, после того, как чума пронеслась по Москве, по указу Екатерины II стали хоронить вдалеке от селений.

Нам удалось точно определить первоначальное расположение острога, возникшего на слиянии рек Куты и Лены. По правилам градостроительства, существовавшим в XVII веке, в центре любого поселения всегда возводилась церковь, вокруг которой строились приказные избы, торговые лавки и дома селян. Сегодня о месте, где стояла старая церковь Спаса, напоминают три вековые ели, чудом сохранившиеся после пожара.

Теперь у нас есть все основания говорить о том, что это возможное захоронение известного первопроходца Курбата Афанасьевича Иванова. В начале сентября 1640 года Курбат Иванов был направлен во главе десятка служилых людей в верховья Лены. Наказная память обязывала казаков "описать и сметить пашенные места и сенные покосы, и Лене реке до вершины и падучим в нее сторонним рекам сделать чертеж". В 1646 году тобольский казак приехал в усть-кутский острог, который входил в Илимское воеводство. Якутским воеводой был Василий Пушкин, которому Курбат Иванов писал "скаски" - отчёты и донесения первопроходцев. Например, о том, сколько ржи надо посеять крестьянам. Речь идёт о посевах на территории солеваренного завода: там в те времена были распаханы земли. Здесь занимались и плотницким делом: делали добротные карбаза для сплава вниз. Курбат очень много сделал для развития землепашества на территории солеваренного завода, оставив достойный след в развитии усть-кутского края.

Почему нам это важно? В 1648 году якутский воевода его отозвал, Курбат Иванов был направлен в Анадырский острог (русское поселение на реке Анадырь) приказчиком, где в это время заканчивал свою службу атаман Семён Дежнёв, первоначально основавший острог как зимовьё. Там они впервые встретились (потом, позже, судьба сведёт их снова).

Курбат Иванов, сведения о котором мы собирали буквально по крупицам, работая в архивах и слушая предания старожилов, был человеком большой воли, государственного масштаба, хорошо образованный и умный. Когда он стал приказчиком на Анадыре, то развил там бурную хозяйственную деятельность. Обязательными были посевы пшеницы (хлеб завозить было дорого) и сбор ясака (дань пушниной с местных охотников - тунгусов).

И вот он собрал ясак, а его якутский воевода снова отзывает. Так что нужно было передать пушнину в Якутск, а потом добираться до места дальнейшей службы. Курбат Иванов с грузом ясака успел доехать до Нижнеколымска, где случилась трагедия. Пришлось казакам там зимовать. Нужно было найти судно. Складских помещений там не было, поэтому казаки натянули парусину в виде шатра, куда и сложили ясак. Случился пожар, и все шкурки сгорели. С этим, конечно, стали серьезно разбираться.

Курбат успел добраться до места новой службы - до Чечуйского волока, захолустья на водоразделе между верхней Леной и верховьями Нижней Тунгуски. Шёл 1667 год. И здесь Семёну Дежнёву, который служил в это время на Чучуйском волоке, поступили донесения о том, что Курбат Иванов, его преемник на Анадыре, виноват в большом преступлении: ясак утрачен при нём. Дежнёв начал защищать товарища, но отстоять его перед начальством не смог.

В Чечуйский волок приезжают из Илимска два казака с оружием и бумагой: арестовать Курбата Иванова. А привезти не в центр Якутского воеводства, но в Илимск.

По дороге, а везли его на двух подводах, как настоящего преступника, сердце глубоко порядочного человека, потрясенного такими обстоятельствами, не выдержало: он умер.

Ближе всего по пути следования до Илимска находился Усть-Кутский острог. Одни исследователи утверждали, что тело довезли-таки до Илимска, другие говорили о том, что в то время было запрещено перевозить мёртвых, а поскольку Курбат был православным, его обязательно нужно было отпеть, предать земле и составить соответствующий акт, который надлежало передать илимским властям.

Тогда стали определяться по километражу: село Подымахино ещё не проехали, Таюру тоже, а приход был только в Усть-Куте. И, думаю, привезли его в наш острог, где он два года (с 1646 по 1648) был приказчиком и много сделал для дальнейшего развития землепашества.

Потом на моё имя пришло письмо от руководителя экспедиционного центра Русского географического общества Александра Орлова, который интересовался, где может быть похоронен Курбат Иванов, след которого теряется приблизительно в Усть-Куте. Я высказала ему своё мнение об этом. А в 2013 году из Москвы и Владивостока стартовала историко-географическая экспедиция, посвященная 370-летию выхода на Байкал отряда под руководством казака Курбата Иванова.

И вот теперь мы можем поставить точку в этом расследовании. На нашем кладбище в XVII веке был похоронен Курбат Афанасьевич Иванов, первооткрыватель Байкала, первый картограф верховьев Лены и Охотского побережья. И теперь каждый может прийти на это место и поклониться первопроходцу Курбату Иванову".

Светлана рассказала, что она написала письмо Александру Орлову, который согласился с усть-кутскими краеведами: "Результаты нашей экспедиции 2013 года по следам Курбата Иванова были представлены научной общественности на отдельной встрече в Институте российской истории РАН РФ в августе 2013 года, и материалы были переданы в архив института… Что касается даты смерти и места захоронения Курбата Иванова, в отчете также отражены эти вопросы. Думаю, краеведы Усть-Кута правы в своих изысканиях и выводах", - заявил он. В его отчете написано: "Путь от Чучуйского волока до Илимского острога составляет около 500 км и шел по реке Лене до Усть-Кута, далее по притокам Илима и по самой реке Илим. Вдоль Лены был и сухопутный путь. Если считать возможным, что смерть Курбата Иванова наступила между 2-7 днями пути от верхней точки, то за этот срок обоз мог проделать от Чучуя от 70 до 200 км пути к Илиму. И тогда ближним приходом к месту смерти могло быть только одно поселение по течению Лены. Это Усть-Кутский острог, где, кстати, в 1646-1648 годах Курбат Иванов был приказным человеком. Известно, что в 1699 году илимский воевода Ф. Р. Качанов, объехавший все воеводство, записал размеры Усть-Кутского острога, назвал церковь в нем "Нерукотворного образа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа" и указал место острога: "А против того острожку на усть Куты реки – остров".  Другими словами, наиболее вероятное место, куда могли свезти умершего Курбата Иванова для последней тризны над ним, является именно Усть-Кут. То есть, его погребение могло состояться в традиционном месте погребений Усть-Кутского острога на погосте церкви Спаса".

А тем временем в деревне Чанчур Качугского района, в живописнейшем месте вблизи Байкало-Ленского заповедника установлен скромный памятник серо-коричневого гранита. На камне начертано: "Казаку Курбату Иванову – первопроходцу к Байкалу в 1643 году". Ниже высечено изречение армянского историка Егише: "Память о прошлом - это дозорная вышка, с которой хорошо видно будущее". Венчают композицию два медных колокола. Один символизирует преданность православной вере, другой – государству российскому.

По материалам портала Усть-Кут38

На фото: камень, поставленный в память о Курбате Иванове в поселке Чанчур Качугского района; второе фото - Усть-Кут в 1890 году. 


Aliexpress WW

09.02.2019