Издательство «МИФ»

Бессмертный полк Иркутского государственного университета

Вспомним в эти дни наших университетских учителей-фронтовиков, тех, кто в Бессмертном полку Иркутского государственного университета. Вспомним в эти дни тех, кого знали, у кого слушали лекции, чьи труды изучали. Вспомним тех, кто в силу непреодолимых обстоятельств в годы Великой Отечественной стали солдатами. Кого-то призвали повесткой из военкомата. Многие пошли на фронт добровольцами.

Один из них - доцент Семен Федорович Коваль. Историк. Ученый, имевший всесоюзное признание. Честнейший. Справедливый. Скромный. Он был тяжело ранен в первые же дни на фронте - остался практически без руки. Но никогда и ничего в мирные дни не просил для себя. И только в середине 1980-х годов - прошло сорок лет после войны! - мы добились для него теплой, достойной квартиры…

А должность декана исторического факультета исполнял с 1970 по 1973-й и с 1976 по 1979 годы доцент, кандидат исторических наук Петр Харлампиевич Гребнев. Боевой офицер, фронтовик, служил в Красной Армии с июля 1941 года. Принимал участие в боевых действиях, освобождал Румынию, Югославию, Австрию, Венгрию. Награждался орденами Красной звезды, Отечественной Войны II степени, медалями "За боевые заслуги", "За победу над Германией", "За взятие Будапешта", "За взятие Вены"...

Петр Харлампиевич был требовательным. Чтил дисциплину, порядок. Но был и понимающим, прощающим. По-отцовски заботился о студентах. Петр Харлампиевич Гребнев оставил о себе добрую память воина, труженика-педагога, авторитетного воспитателя студенческой молодежи.

Помню известного в стране профессора-юриста Вадима Аркадьевича Пертцика. Он много лет был деканом юридического факультета. Видный ученый, Заслуженный юрист РСФСР. Известный исследователь проблем местного самоуправления в СССР. В марте 1942 года (ему было 19 лет) после окончания военного училища в городе Калинине был отправлен на фронт. В период с 1942 по 1944 годы  участвовал в боях с фашистами в частях Воронежского и 1-го Украинского фронтов. За два года прошёл путь от командира огнемётного взвода до командира батальона. Трудно поверить, но ему было всего 21 год, когда вступил в эту должность. В мае 1944 года направлен на учебу в Москву. За боевые заслуги награждён двумя орденами: орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны I cтепени, а также двенадцатью медалями.

Помню профессоров-юристов Владимира Ивановича Шиканова и Владимира Ильича Нижечека. На войне Владимир Иванович служил в подразделениях радиоразведки. Основатель и глава Иркутской научной школы криминалистики. Заслуженный юрист России.

А с Владимиром Ильичем был даже очень хорошо знаком. Встречались часто, несмотря на весомую разницу в возрасте. Он как-то умел общаться (не побоюсь сказать - даже дружить) с молодыми людьми – мне не было, когда с ним познакомились в парткоме, даже и тридцати лет. Владимир Ильич любил литературу, поэзию. С ним часто обсуждали после партийных собраний, разного рода совещаний, заседаний, которых в те годы в ИГУ было великое множество, новинки литературы в толстых журналах. Владимир Ильич Нижечек был известным специалистом по теории и истории государства и права, исследовал проблемы политологии. Заслуженный юрист России. С 1939 по 1946 годы профессор В. И. Нижечек находился на воинской службе. В период Великой Отечественной войны участвовал в обороне Москвы, Сталинградской битве, а также в освобождении от нацистских нелюдей Румынии, Венгрии и Чехословакии.

Часто общался я и с ветераном войны Корзуном Михаилом Адамовичем - проректором ИГУ, затем - директором НИИ биологии, деканом биолого-почвенного факультета. Какой чудесный был Человечище! Самобытный. Разносторонний. Чуткий. Отзывчивый. Потрясающий юморист. Он понимал нас, студентов и аспирантов, активистов профсоюзной, комсомольской организаций университета, и всегда поддерживал наши добрые инициативы и дела. Студенты, аспиранты, отслужившие срочную в армии или Военморфлоте, звали Михаила Адамовича между собой – Батя.

Хорошо помню и профессора-физиолога Льва Николаевича Могилева - он прошел, как сам говорил, "...под свинцовым дождем, стоптав много пар сапог, всю войну". Участвовал в освобождении Новгорода, Ленинграда, Западной Украины, Польши. В начале1945 года на территории Германии был ранен. Лев Николаевич - советский писатель-фантаст, а еще и поэт, и художник. Я был аспирантом, а затем преподавателем кафедры психологии и педагогики ИГУ, а он и его супруга дружили с нашей заведующей Аллой Георгиевной Степанченко. Лев Николаевич и Алла Георгиевна – однокурсники. Она была хлебосольной хозяйкой и часто приглашала не только сотрудников нашей кафедры, но профессоров, преподавателей из других факультетов и вузов, артистов театров, музыкантов, художников в гости к себе домой. Там и встречались с профессором Л. Н. Могилевым.

Надо обязательно отметить, что Лев Николаевич был человеком скромнейшим, мне иногда даже казалось – стеснительным. Но как-то на партийном собрании ИГУ услышал, как он он жестко и четко критиковал одного из проректоров университета за формальное отношение к людям; так что сомнений не осталось - Лев Николаевич достаточно волевой и знающий себе цену человек. Но о себе, о войне ничего никогда не рассказывал. Правда, как-то согласился по моей просьбе встретиться перед юбилеем Дня Победы в 1980 году с педотрядом исторического факультета и отделения журналистики "Товарищ. Помогал я ребятам в их деятельности, работая в то время на кафедре психологии и педагогики после аспирантуры. И перед встречей попросил Льва Николаевича хоть чуть-чуть рассказать мне о себе. Надо ведь было и студентов подготовить к разговору с ним. Беседовали с профессором у него на кафедре...

Между прочим, не уделяя особого внимания, попросил Льва Николаевича назвать его любимую песню в годы военных лет. Очень хотел, чтобы мой подопечный отряд "Товарищ" что-то приятное для него спел. А он в ответ: "Любимая песня только недавно появилась. Булат Окуджава с композитором Валентином Левашовым написали. Вы, Константин, слышали её, конечно". И добавил горько: "Не было у меня в годы войны почему-то желания петь". Помолчал... И произнес тихо:

"А мы с тобой, брат, из пехоты.
А летом лучше, чем зимой...
С войной покончили мы счеты, -
Бери шинель, пошли домой!"

Тогда я и узнал, что Лев Николаевич, оказывается, войну с 1941 по 1945 годы прошел в пехоте. Поэтому и написал он как-то о себе так: "…стоптав много пар сапог, всю войну прошел в пехоте". Встреча, к сожалению, с педотрядом "Товарищ" не состоялась. Лев Николаевич тяжело заболел…

Посчастливилось мне быть знакомым и встречаться часто с удивительным человеком и видным ученым, ветераном Великой Отечественной войны, профессором-геоморфологом Анатолием Гавриловичем Золотаревым. Поражали его тактичность, взвешенность суждений. Но в его поведенческих актах была одна особенность, которая уж очень импонировала многим. Анатолий Гаврилович терпеть не мог сплетников, интриганов. Руки им не подавал – так и говорил прямо в лицо, "забывая" о своей врожденной тактичности российского интеллигента: "Руку вам пожать стыдно мне". В университете к профессору Золотареву относились всегда как-то по особенному - очень тепло. Мы радовались за Анатолия Гавриловича, когда он получил высокую государственную награду и стал заслуженным деятелем науки РСФСР.

Светлую память оставил во мне и профессор истории Михаил Иванович Капустин, участник Великой Отечественной войны с 1941 года, командир батальона. Сражался он с нацистами на Южном и Украинском фронтах. Войну закончил в звании подполковника. Михаил Иванович был награжден 15 государственными наградами, в том числе двумя орденами Отечественной войны I и II степени, двумя орденами Красной Звезды. Он в мирное время был внешне очень уж суровым, иногда даже жестким, угрюмым, но…

Расскажу только об одном случае. Как-то остановил он меня на улице возле второго корпуса ИГУ и спрашивает: "Вы что такой замотанный? Даже похудели в последнее время!". И сразу, как говорится, "прямо в лоб": "Давайте займу денег Вам. Получите что-нибудь – и вернете долг через Юрия". (Юра – его сын. Наш университетский микробиолог. Я был знаком с ним). Деньги в долг у Михаила Ивановича взял – они на самом деле были очень нужны. У меня за несколько дней до встречи с профессором Капустиным сын родился. Через месяц с небольшим, подработав в Карлукской школе, отдал Юре всю сумму и попросил, чтобы он передал отцу. Через день Юра мне их вернул со словами: "Михаил Иванович просил сказать тебе, чтобы ты отдал деньги тому, у кого ты их брал, а он тебя, по его словам, уже много месяцев не видел"...

Жил Михаил Иванович скромно, один. Отказывал себе во многом. В питании, одежде. У него была квартира кооперативная. Но и в ней практически не было мебели, не говоря уже о каких-то "излишествах". А ведь получал по тем временам профессор очень даже приличную зарплату. У некоторых людей, любящих судачить, это вызывало удивление. После его смерти рассказывали, что часто посылал в Москву деньги боевым друзьям-инвалидам, родственникам. Вот и мне "одолжил" однажды, а мой "долг" принять категорически отказался...

И вспоминаю сегодня еще одного нашего университетского учителя – профессора Илью Иннокентьевича Кузнецова. Он не был фронтовиком. В годы войны учился на историко-филологическом факультете. Но главным делом всей его жизни, главной проблемой его исследований стала история Советской Армии, тема героического подвига народа в Великой Отечественной войне. Им он и посвятил свыше 280 научных работ, широко опубликованных как в России, так и за ее пределами - в Монголии, США и других странах. Профессор Илья Иннокентьевич Кузнецов навсегда останется примером глубокого, оригинального и разностороннего исследователя ратного подвига народов СССР и России. Родина отметила заслуги ученого государственными наградами.

Но самой высокой наградой, которую профессор Кузнецов Илья Иннокентьевич прочувствовал сердцем своим, к счастью, при жизни – это были слова земляков-фронтовиков на одном из городских торжественных собраний, посвященном Дню победы: "Ты, Илья Иннокентьевич, настоящий ветеран Великой Отечественной войны нашего народа, огромное спасибо тебе за твой научный подвиг".

У наших университетских учителей-фронтовиков, как и у всех других ветеранов и тружеников тыла Великой Отечественной, не было весомых счетов в российских, а тем более в зарубежных банках, многоэтажных коттеджей, дорогих коллекций всего и вся, машин. Им не платили доллары и прочую валюту иностранные фонды. И сражались они с нацистами не за ордена, а за Отчизну…

И еще самое главное. У всех у них была какая-то удивительная совестливая ответственность и чувство долга за все и перед всеми. Мы, люди молодые в те далекие времена, не всегда, к сожалению великому, понимали это. И сегодня стараемся вернуть им нашу признательность благодарной памятью, добрыми словами. Но, к сожалению, и боли нашей, они их уже не услышат...

Не обо всех наших университетских учителях-фронтовиках рассказал. Не со всеми был знаком достаточно хорошо. Ведь многие из них - даже кому было лет 50-60 - казались мне в 1970-1980 годы такими старыми-старыми, хотя были наши дорогие солдаты и офицеры университетского Бессмертного полка гораздо моложе, чем я сегодня.

Автор: Константин Жуков, кандидат исторических наук, заслуженный учитель РФ, почетный профессор ИГУ. 

Фото выставки 2015 года на историческом факультете ИГУ "Преподаватели исторического факультета - участники Великой Отечественной войны".

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

09.05.2020


Новости партнеров

Победе-75