Издательство «МИФ»

Нет потолка, но есть дно: иркутский художник-аниматор о состоянии российской мультипликации

Более ста лет прошло с того дня, как зритель впервые увидел российскую мультипликацию. 8 апреля 1912-го года экраны покорили жуки, анимированные рукой режиссера Владислава Старевича. Фильм «Прекрасная Люканида, или Война усачей с рогачами» стал одной из первых объемно-мультипликационных картин в мире. Тогда для зрителей это было настоящее чудо и все были уверены – жуки живые и играют сами.

С тех пор мультипликация шагнула далеко вперед, зрителей уже не удивить ожившими насекомыми, компьютерная графика все точнее копирует живой мир, а сборы от проката мультфильмов соперничают со сборами блокбастеров. Вот только успехи – это скорее про зарубежную индустрию, в то время как российская анимация, как выразился один из кинокритиков, переживает «один из скучнейших периодов – период стабильного развития». 

Каково будущее нашей мультипликации? Задавая себе этот вопрос, стоит вспомнить, что большое всегда начинается с малого, а великие художники рождаются порой в самой обычной провинции, например в Иркутске. А почему бы и не в этом старинном сибирском городе, ведь именно в Иркутске работает филиал оного из известных киновузов страны, где обучают по такой редкой для России специальности, как аниматор?

Совсем недавно в иркутском филиале ВГИК прошла демонстрация учебных работ будущих художников-аниматоров, с открытым зрительским голосованием, в результате которого победителем была признана коллективная студенческая работа «BIG TRIP THEORY». О перспективах мультипликации и ее проблемах мы поговорили с Никитой Рютиным, молодым преподавателем компьютерной графики и руководителем победившего проекта.

- Расскажите об идее мультфильма. О чем он должен говорить зрителю?

- Эта работа была выполнена студентами в рамках практики, на которую обычно дается 36 часов. Это конечно очень мало, поэтому возникла идея разделить проект на части, чтобы каждый студент проработал своего персонажа и затем мы все смогли соединить воедино. Я исходил из тех условий, что ребята в филиале ВГИК все-таки ещё начинающие аниматоры, поэтому старался выдумать что-то максимально простое в объяснении. Шар, переливающийся бензиновыми оттенками, олицетворяет сомнения, переживания, эмоции и противоречивые чувства, которые есть в каждом из нас. Их становится так много, что невозможно удержать это в стабильном состоянии. И наконец – взрыв, шар разделяется на тысячи разных маленьких персонажей, чтобы каждый из них сам разобрался, что же он чувствует, кто он и чего хочет. 

– Как, по вашему мнению, с этой задачей справились студенты?

– Не все ребята поняли задумку, у многих были и остаются проблемы с мотивацией. В основном меня интересовала техническая сторона проекта, насколько студенты понимают работу в команде и этику работы с файлами. Признаюсь, я представлял себе более яркие образы – принцесс, монстров. Оказалось, что минимум критики и полная свобода не всегда дают желаемый результат. Ничего, в следующий раз повысим планку. 

–  Название созвучно названию известного ситкома, это намеренно?
– В первую очередь, конечно хотелось назвать ролик «BIG BANG THEORY» (Теория большого взрыва) но ведь мы прекрасно знаем, что существует такой сериал, и ролик рискует потеряться в чуждой ему информационной среде. Тогда, недолго думая, я предложил заменить слово BANG (взрыв) на TRIP (впечатление). И мы хотели что бы персонажи в конце потеряли цвет – накал эмоций, а после растворение в небытие. Такой намек на то, что для их существования необходима более приемлемая среда.

– Приемлемая среда – это тоже про то, что волнует вас в реальности?

– Да, речь не про пространство, в котором живут персонажи, а про наши реалии. Например, отсутствие бюджетов, неверие в свежую идею, общее безразличие к отечественной анимационной индустрии. 

– Как это сказывается на качестве преподавания и обучения?

– Как и везде. На такой проект, как например «BIG BANG THEORY» нужно заполнить отчет по практике на каждого студента, а это целая пачка бумаги. Минимум 30 страниц бесполезной, повторяющейся информации. В итоге отчетами мы занимаемся дольше, чем работой. А ведь, чтобы вырастить мультипликаторов, нужно внимание не к отчетам, а технической базе и сбалансированному учебному процессу.

– По крайней мере, в Иркутске хотя бы есть учебное заведение с такой специальностью.

– Есть. Причем к нам едут ребята со всей страны. Диплом художника аниматора получить непросто. Условия поступления, конкурс, стоимость обучения – а у нас все-таки есть бюджетные места и относительно демократичная атмосфера. Но посудите сами – окраина города, дефицит бюджета, отсутствие профессиональных художников анимации – все это сказывается на студентах, качестве их мастерства. 

– А вы сами профессиональный аниматор?

– Я самоучка, если не считать художественного образования, получение которого как-то затянулось, вечный студент – это про меня. С детства обожал мультфильмы, но их количество и недостатки вызывали у меня тоску, мне всегда хотелось их переделать. Ещё учась в школе, я фигачил какие-то странные эксперименталы и в конце 9-го класса уже заработал на этом свои первые деньги. У меня была своя студия, но многочисленные кризисы в 2016 году поставили на этом точку. Во ВГИК я попал совершенно случайно – мне позвонили и предложили провести практику для студентов. Сам не заметил, как уже несколько лет почти каждый день езжу через весь город на занятия.

–  Что именно заставило вас остаться в вузе «на окраине города»? Ведь наверняка у вас были более масштабные амбиции?

– Когда я первый раз пришел, честно, хотелось плакать. Я предполагал, что все будет не очень, но когда увидел забитых, никому не нужных студентов, потерявших веру в свое дело – это на самом деле было ужасно. После этого я уже не мог нормально спать, зная что где-то на окраине Ново-Ленино дети хотят научиться анимации, а у меня есть все данные что бы им помочь. В общем-то ситуация с технической базой и бюджетом за эти годы почти не изменилась, но по крайней мере каждый год я вижу рост качества исполнения, который конечно все ещё трудно сравнивать с серьезными школами анимации. Например, первая наша практика была очень тяжелой, мы работали в черно-белом стиле, с простыми персонажами (шарик и квадратик) и все равно справились лишь несколько человек. 
Вторая была уже более конструктивной, но там опять же все ушло в импровизацию, никто не знал что в итоге получится. И наконец третья практика – «BIG TRIP THEORY» – это наше заявление. Мы хотим изменить ситуацию, мы готовы работать и меняться под новые условия, но и не надо забывать, что для хорошей анимации нужны технические, средства, минимизация бюрократии. 

– Каким вам представляется будущее ваших студентов?

– В первую очередь, ребята сами должны понимать, какого уровня они хотят достичь и постоянно работать в этом направлении, используя учебные задания в своих целях. Но ждать, что вы выполните минимум и сразу станете аниматором – по меньшей мере наивно. Кто-то после поступит в московские вузы, кто-то пойдет в коммерческие школы, где можно очень быстро прогрессировать за счет выдающихся технических возможностей. Будущее студентов – работа в Москве, Питере, Европе и различных странах, где ситуация с анимацией не такая плачевная как на периферии и вообще в нашей стране. Конечно, это при условии что студент сам готов встретить всю боль реального мира, принять её, и продолжать учиться. Здесь нет какого-то потолка, в который можно упереться, но есть вполне ощутимое дно, на котором очень легко оказаться, если ничего не делать. 
– Учебный год вот-вот закончится, уже есть планы на следующий?

– В прошлом году мы набрали новый курс очень талантливых и перспективных ребят и решили направить учебный процесс в более продуктивное русло, где мы сразу работаем над цельным проектом. Это конечно тоже непросто, тонкостей очень много. Так что есть надежда и на следующий год. Ведь чем лучше мы будем учить, тем более талантливые ребята будут к нам попадать.

Справка: Никита Рютин родился в 1991 году в Саянске. Художник-аниматор, преподаватель компьютерной графики. В 2014 году нарисовал фан-клип для группы «АукцЫон» на песню «С днем рождения (Данко)». Является автором серии мультфильмов «Жуки-вразброс». В настоящее время работает над 3D-боевиком «NOWORNEVER». Авторские работы можно увидеть на ютуб-канале.

Беседовала Оксана Цепилова, Центр развития кинематографии имени Леонида Гайдая

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

12.04.2020


Новости партнеров

Киноразговоры