Издательство «МИФ»

25 лет назад в Иркутск приехал Солженицын

12 июня 1994 года в Иркутск приехал Александр Солженицын. В мае девяносто четвертого лаууреат Нобелевской премии по литературе вернулся в Россию после 16-летнего пребывания в изгнании и путешествовал по стране. 

"Глагол" в дни столетия писателя уже рассказывал о том, как Солженицын был в ИркутскеБратске, Тайшете. Также Александр Исаевич посетил Усть-Илимск. 

Это был второй приезд Солэеницына в наш город. Впервые он побывал в Иркутске и на берегу Байкала в далеком 1962 году, будучи молодым фотографом. Фотографии были представлены на выставке в петербургском музее Достовеского в прошлом году. 

Свои воспоминания о визите Солженицына на страницах литературного журнала "Сибирские огни" недавно опубликовал Анатолий Байбородин. "Глагол" публикует небольшой отрывок из статьи.

Александр Исаевич избрал своеобычную манеру общения с народом: люди пришли внимать пророку, а тот желал людей послушать.

- Говорите, что хотите, всё, что у вас на душе: тревоги, страхи, надежды, предложения, соображения и вопросы. Я буду в качестве секретаря. Мне это нужно, чтобы представить общероссийские дела. А потом я откликнусь на главное, отвечу.

Многим это не понравилось; кто-то рядом со мной проворчал, - но это потом, когда народ говорил, говорил и говорил:

- Интересно получается: пришли его послушать, а уже час слушаем своих шизофов и графоманов. Мы и без него их наслушались. А если ему интересно послушать народ, ну и, ходил бы по городам, деревням, разговаривал со всякими встречными поперечными. Выпил бы в деревне с мужиками, они бы ему с три короба наговорили. А теперь стой в этой духоте, в тесноте, и слушай всякие глупости...

Проворчавший, конечно же, обидел говорящую публику, потому что среди болезненного или незначительного, было сказано немало и мудрого, смелого, искреннего. Говорили то, о чём потом толковали лет десять, что потом обратилось в сотрясание воздуха, ибо все десять лет власть имущие и в ус не дули, чихали на то, что говорит и думает народ: как грабили и гробили Россию, так и продолжали черное дело, да еще и откровенно изгалялись в "голубом ящике", насмехались над русскими дураками. Верно сказано, а Васька слушает да ест… сыто урчит и похохатывает.

И в политпросе люди спрашивали Солженицына, выговаривали нобелевскому лауреату о том, что в России миллионы наркоманов и проституток, миллионы убиты в криминальных разборках; говорили о нищете рабочих, крестьян и спецов, деятелей науки и культуры; о бедственном положении русского искусства, задавленного, будто грязной свиньей, прозападной масс культурой и макулатурой.

– Власть через телевидение и печать навязывает порнуху и чернуху... Где фильмы о наших национальных православных идеалах, о любви, о скромности, о совести? На каждом шагу маты…

– Не смотрите, не читайте…

- Я хотел бы спросить Вас, Александр Исаевич, что делать нашему народу, когда его обворовывают?

- Не давать себя обворовывать...

- Да нас не спрашивают…

- Для начала сами не воруйте…

- Как Вы относитесь к масонству?

- Сложный вопрос… Не для такой общей беседы.

- Вы, Александр Исаевич, - присоветовал писателю наш земляк, - должны сказать людям правду, не побояться, как это делает Валентин Распутин. Вы знаете, что его шельмовали в прессе и при Горбачеве, и при нынешней власти. Вы знаете, что вашим именем постараются воспользоваться антипатриотические силы. Найдите в себе мужество не дать, чтобы Вашем именем прикрывалось дальнейшее разрушение России. Уважаемые иркутяне, уважаемые россияне, уважаемый Александр Исаевич! Я в настоящее время работаю врачом "скорой помощи". И примерно, треть вызовов - заболевания на почве пьянства. Население находится в состоянии жесточайшего запоя. И когда разговариваешь с этими людьми во время оказания помощи или после уже, когда их пытаешься пролечить в психо-наркологическом диспансере, то выясняется, что люди, - и женщины, и мужчины (сейчас разницы нет), - пьют чаще всего от того, что у нас отняли завтрашний день. У нас отняли перспективы, доступное здравоохранение, воспитание детей, образование…

Разумеется, при всей противоречивости суждений, говорил Солженицын и суровую, впрочем, всем известную правду о российской трагедии.

- Скажу о вопросе, который еще считаю не погибшим, который еще можно спасти. И это решающим образом повлияет на судьбу России. Это вопрос о собственности земельной. Вокруг нее было много дискуссий. Чуть-чуть не свершилось непоправимое. Но непоправимое еще не произошло. Земля, которая считается госу­дарственной, на 80% украдена у крестьян. Ибо Октябрьский переворот не дал землю крестьянам, а отнял землю, он объявил ее национальной собственностью, хотя она крестьянская.

И еще о писателе: Русская, государственно и национально мыслящая элита раскололась на два лагеря по отношению к нобелевскому лауреату… Избранные российские писатели громогласно величали Александра Солженицына, словно литературного небожителя и спасителя России. Корней Чуковский  назвал повесть "Один день Ивана Денисовича" "литературным чудом": "С этим рассказом в литературу вошёл очень сильный, оригинальный и зрелый писатель"; "чудесное изображение лагерной жизни при Сталине". Анна Ахматова высоко оценила "Матрёнин двор", отметив символику произведения: "Это пострашнее „Ивана Денисовича“… Там можно всё на культ личности спихнуть, а тут… Ведь это у него не Матрёна, а вся русская деревня под паровоз попала и вдребезги…»

Валентин Распутин истово проповедовал, что Солженицын «…и в литературе, и в общественной жизни… одна из самых могучих фигур за всю историю России, (…) великий нравственник, справедливец, талант. (…) Солженицын - избранник российского неба и российской земли. Его голос раздался для жаждущих правды как гром среди ясного неба. Великий изгнанник. Пророк".

В беседе, записанной мной вначале девяностых годов и напечатанной в журнале "Сибирь", Валентин Распутин сказал: Достоевский и Солженицын «совер­шенно самостоятельные фигуры, великие личности - тот и другой. Достоевский - житель духовного мира, заглядывающий в матери­альный; Солженицын - матери­ального, знающий духовный. Достоевский был послед­ний писатель дореволю­ционной России, кто знал пути ее спасения, во весь голос говорил о них, но и предвидел, что спасением своим она не воспользуется. Солженицын стал пер­вым писателем такого масштаба, кто оболва­ненную Россию привел на место ее трагическо­го выбора и показал, как и почему, благодаря каким бесовским силам она изменила самой себе. (…) Оба - как верстовые столбы на мученическом пути России. Еще молчало почти все, отводя душу в анекдотах, но нашелся человек и сказал всю горькую правду. Мы говорим, что правда прорастает из-под любого камня - точно так же поднялся Солженицын. Он поднялся первым, потом легче было разгибать спи­ну другим. Для этого нужно бы­ло иметь и мужество, и талант. А еще важно было сберечь и пре­умножить талант за проклятые годы лагерей. Ведь Солженицын начинал писать в молодости, за­тем фронт - там не до рукописей; затем тюрьма и лагеря, где тоже не отводили кабинета для само­образования и полезного чтения. И все-таки человек настолько ог­ромной силы воли, настолько мо­гучего духа, что продолжал рабо­тать и в этих условиях. И когда вышла повесть "Один день Ивана Денисовича" - это было как по­трясение. Воистину: охота пуще неволи. Затем "Матренин двор", "Раковый корпус"... А два послед­них года для читателей России и вовсе проходят под знаком Сол­женицына, и если бы наше лю­безное Отечество, как во времена Достоевского, захотело внять уро­кам нашего великого современни­ка, на многое бы у нее открылись глаза и по-другому смотрела бы она на происходящее…"

Солженицына и Распутина связывала дружба до смертного одра; оба почитали друг друга за великих писателей земли русской; и Александр Исаевич толковал, заведя речь о корневом русском языке: "…Распутин - один из самых крупных русских писателей... Я в течение сорока с лишним лет, и особенно в последние десять, работал над составлением словаря русского языка. Речь идет о словах из чистого образного русского языка, который мы потеряли. Мы сейчас, как нерусские, мы говорим на каком-то жаргоне, перемешанном с английскими словами, которые многие не понимают - всякие ваучеры, дилеры... И в последние годы я решил обогатить свой словарь примерами из классиков и современных писателей. С классиками проблем не было, а вот из ныне здравствующих писателей настоящую русскую речь я обнаружил у Распутина, Астафьева и Белова. Другие, вроде, как и нерусские писатели. У других я не нашел слов, которые захотелось бы занести в словарь…"


Aliexpress WW

12.06.2019