Виктор Лягушкин - человек, который провел первую в мире подледную фотовыставку

Виктор Лягушкин - человек очень известный в среде фотографов. Он десять лет профессионально снимает природу для National Geographic, много ездит по всему миру. Ему принадлежат шикарные фотографии пещер, первая в мире подледная художественная выставка (теперь их уже две), книга, на которую с друзьями собирает деньги. Виктор - частый гость Иркутска, но для него Иркутск - это все-таки Байкал. Об этом Алексей Петров поговорил с Виктором в рубрике "Современный разговор".

Алексей Петров: В Иркутск все время кто-то приезжает. Через соцсети можно отследить много уникальных людей. Таким образом мы узнали о приезде Виктора Лягушкина. В Иркутске вы бываете не то что часто, но иногда.

Виктор Лягушкин: Да, случается. Много раз был.

Алексей: А когда первый раз побывали?

Виктор: В 2003 или 2004 годах.

Алексей: Можно ли говорить, что за эти 17 лет в городе что-то изменилось?

Виктор: Я же только наездами бываю… Ну если так, то… Почище стало, да. Но домов деревянных стало меньше. Это плохо.

Алексей: Я посмотрел вашу биографию. Вы родились в Москве, жили под Прагой, учились в Санкт-Петербурге. Возникает вопрос: вы вообще чей?

Виктор: Очень сложный вопрос. Ярый космополит. Вообще, моя родина – Москва. Там я прожил довольно долго, этот город я воспринимаю как родное место.

Алексей: Вы учились в театральной академии. Когда и как ваше образование пригодилось вам? Или по принципу «вся жизнь – театр»?

Виктор: У меня достаточно творческая профессия. Поэтому, наверное, где-то и пригождается.

Алексей: Все детство вы хотели быть военным, но потом передумали. Почему?

Виктор: Я из семьи потомственных военных. У меня и отец, и дед, и прадед – военные. Брат тоже. Я же как-то не чувствовал призвания к этому делу. Наверное, это несколько нескромно говорить, но думал, что мои способности несколько шире…

Алексей: Тогда не могу не спросить. Почему именно «Лягушкин»? Это как-то связано с путешествиями? С чем-то другим?

Виктор: Если про псевдоним, то это сложилось очень давно. Долгая история. У меня был длинный перформанс. Придумал художника, которого зовут Витя Лягушкин. И от его имени работал.

Алексей: То есть я правильно понимаю, что есть творческий человек Витя Лягушкин, и есть Виктор….

Виктор: Уже нет. 30 лет прошло. Та субличность поглотила эту.

Алексей: Вы уже десять лет профессионально занимаетесь подводной съемкой. Есть в багаже какие-то истории, когда что-то сломалось, что-то улетело, в общем, что-то пошло не так?

Виктор: Нет, мы тщательно планируем каждую поездку. В том числе договариваемся и с авиакомпаниями. Мы же все люди, у нас есть язык. Значит, можем и договориться. Написать письмо, что-то обсудить. Это вопрос усилий.

Алексей: Сейчас вы на Байкале. Что будет результатом вашей поездки?

Виктор: Материал для National Geographic про Алексея Молчанова. О рекорде, который он установил на Байкале – нырнул на 80 метров при поддержке Фонда «Байкал».

Алексей: Я посмотрел фотографии. Могу сказать, что фотовыставка, которая у нас недавно была, это что-то удивительное! А как вообще сложилась выставка «На морском дне»? Я понимаю, что это у вас была вторая выставка, первая была двумя годами раньше. Вы открыли это направление?

Виктор: Да, это первая в мире подледная фотовыставка. Сейчас называем его довольно громко – «Фестиваль искусств». Хотя он еще не развился достаточно. Никто, кроме нас, не занимается подобными мероприятиями.

Идея появилась очень просто. Снимал для одной рекламной компании картины Дениса Лотарева. И понял, что они под водой лучше смотрятся. А затем подумал, что и фотографии, снятые под водой, будут лучше выглядеть именно под водой. Так и получилось. Видимо, это связано с особенностями преломления света.

Алексей: Что потом происходит с фотографиями?

Виктор: Мы их поднимаем, когда начинает таять лед, и выставляем там, где есть детский центр, в котором занимаются исследованиями Арктики, изучают биологию. Мы из фотографий делаем экспозицию, чтобы дети могли в любой момент и посмотреть, как подводные животные выглядят на снимках.

Алексей: Что чувствуете, когда приезжаете на Байкал?

Виктор: Восторг! Байкал – выдающееся озеро! Там особенные люди! Байкал совершенно фантастическое место, его ни с каким другим не сравнить. Уникальное!

Алексей: В одном из интервью вы отмечали, что экспедиция прошла не очень успешно. Вы упомянули «нулевой результат», сказали, что на Байкале ничего не поменялось. Почему?

Виктор: Это относилось не к Байкалу, а к нашей работе. К ее результатам, точнее. Я фотожурналист. У меня есть артпроекты – выставки. Хотя и они, если подумать, тоже несут общественное значение. Вообще, результат работы журналиста – изменение в обществе. Когда начинали тот проект на Байкале вместе с Лимнологическим институтом, то идея была следующая: донести до власти, что нужно что-то предпринимать. Мы потратили около трех лет, работая на Байкале, собирая доказательства того, что на озере происходят катастрофические изменения. Но, к сожалению, не удалось донести до власти, что нужно что-то делать.

Алексей: Природа, человек, чудеса. Чего больше?

Виктор: Чудес! Но и природы тоже…. Когда как, в общем. Иногда получается, что больше людей. А иногда – природы. А чудеса – больше для себя уже…

Алексей: «Беломорский бестиарий» - книга о фантастических тварях или реальных демонах Белого моря. Правильно понимаю, что у книги три автора, вы – один из них. Можно тогда несколько слов об этом.

Виктор: Это дневниковые записи журналиста, писателя и натуралиста Богданы Ващенко. Иллюстрации – мои фотографии и рисунки художника Дениса Лотарева. Это наш новый проект. Всегда говорил, что подводный мир Белого моря выглядит как друга планета. И мы стали думать, как же показать эту другую планету.

Путешественники часто видели чудовищ, демонов. Видели они их потому, что ожидали этого. А мы ведь всегда встречаем то, что хотим. Мы не просто их видим, а осознаем. У человека есть некая сигнальная система, которая позволяет различать предметы. Если же мы сталкиваемся с чем-то незнакомым, то стремимся наделить его свойствами того, что хоть как-то нам знакомо и понятно. Например, индейцы в Америке не понимали, откуда появлялись белые люди. Им казалось, что они спускались с небес, с облаков. До этого индейцы не видели кораблей, и воспринимали их как облака – то, что для них было понятным и известным. Тюлени превращались в русалок. И тому подобное. Очень много таких примеров.

Алексей: То есть те чудеса, о которых вы говорите, здесь тоже присутствуют. Верно?

Виктор: Да, присутствуют. И мы как раз задумались, а что было бы, если бы средневековые путешественники увидели этих совершенно фантастических подводных обитателей Белого моря? Как бы их описали? И попытались сделать это. Получилась книга. В ней присутствует и сугубо биологическая информация, и материал для «игры ума» - будто натуралист 16 века нырнул и увидел уникальный подводный мир.

Алексей: Что произошло в Мексике 10 лет назад, что после этого вы почувствовали себя профессиональным фотографом?

Виктор: Нет, тут немного не так. В Мексике я стал нырять и снимать в пещерах, до этого этим не занимался. А профессиональным фотографом я стал тогда, когда начал зарабатывать больше денег, чем зарабатывал на проектах для журналов. Вот и всё. Поэтому стал больше снимать и меньше заниматься дизайном для журналов.

Алексей: Составляете ли вы для себя топ мест для посещений?

Виктор: Есть какие-то нюансы, да. Во-первых, не посещаю пещеры просто так, потому что захотелось. Я ведь не спелеолог и не дайвер. Я фотограф и создаю фотографии. Но великие пещеры… они, конечно, великие! Их стоит посмотреть!

Алексей: Правильно ли я понимаю, что вы путешествуете только с проектами? Или у вас есть какие-нибудь частные поездки?

Виктор: Стараемся не ездить частным образом, потому что много путешествуем по работе. Отдых для меня – это лежать на диване, уехать в деревню, где нет интернета, выращивать картошку. 

Алексей: В одном из интервью вы говорили, что хотите арендовать атомный ледокол и отправиться снимать Северный полюс. Как думаете, через сколько лет это станет возможным?

Виктор: Думаю, что в ближайшее время этого не произойдет.

Алексей: А что должно произойти, чтобы это путешествие осуществилось?

Виктор: Много факторов влияет. Существует несколько источников финансирования подобных проектов. Есть гранты от Фонда. Они все запрещены на территории России. Но власть может поменяться, и тогда поездка, возможно, будет профинансирована Фондом. Также есть возможность частного финансирования крупных проектов. Но у нас эти компании пока что не заинтересованы в таких проектах. И пока этого не происходит. Может, и произойдет, но это очень медленный процесс. И третий вариант – государственные программы, которые существуют в странах. Но в России таких программ нет, вряд ли появятся в ближайшее время, поскольку вряд ли сменится политическая формация.

Алексей: Есть ли места, которые вы хотите посетить? Может, уже запланировали путешествие?

Виктор: Давняя мечта – сделать проект по пещере Крубера – Вороньей пещере в Абхазии. Это глубочайшие пещеры на планете. Либо по Снежной. Мы никогда не делали проекты в вертикальных пещерах.

Алексей: Вы говорили, что неоднократно бывали в Иркутске. Для вас Иркутск – это точка, связанная исключительно с Байкалом? Или что-нибудь успели здесь посмотреть?

Виктор: Гуляем, конечно, с друзьями. Но… в общем и целом – это перевалочный пункт до Байкала.

Алексей: Как вы думаете, будет ли так всегда?

Виктор: Стану ли я иркутянином? Вряд ли.

Алексей: Что вас еще возбуждает, кроме поездок с фотоаппаратом?

Виктор: Ну нет, они меня не возбуждают. На самом деле, если бы я мог снимать лежа на диване, то это для меня было бы гораздо удобнее. А вся эта логистика и тяжелые сумки – худшее, что есть в профессии. Люди ориентируются на свой опыт, представляя это как путешествие, отдых. А на самом деле, у тебя есть определенный маршрут, и есть груз в 300 кг. А еще есть съемочный день, в который ты должен уложиться, предварительно составив график съемок. И при этом нужно эту аппаратуру тяжелую носить с собой везде, разбирать и собирать, разбирать и собирать… Это никакой не праздник, ничего веселого в этом нет. Делать фотографии – интересно, а вот это все – нет.

Алексей: Какие ваши творческие планы? Есть топовые точки, которые будут покорены?

Виктор: Совсем скоро поедем на Белое море. Примерно на месяц. Там будем снимать. Потом возьмемся за выставку «Когда растает лед». Потом отправимся в Москву, издавать книгу. А затем… с высокой долей вероятности ... начнется масштабный проект на Чукотке. Будем освещать серьезные проблемы с китами. Поедем туда с августа по октябрь.

Фото из соцсетей

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

13.08.2021


Новости партнеров