Среда Петрова № 10 (60)

95 лет назад, 15 марта 1923 года, в Иркутске прошла перепись населения, квартир, торговых и промышленных предприятий. Каждый домовладелец или похожий на него должен был предоставить пришедшему агенту точную площадь своей усадьбы, квартир или строений. Квартирные старосты в районах, где усадьбы были недостроенными, должны были иметь при себе сведения об их владельцах и точные размеры. Ну а в торговых точках также спрашивали площади, количество уплаченных налогов и сборов, сведения о числе рабочих и служащих, количество выпускаемой продукции. Как это можно было поместить в одной голове не знаю, но тех, кто все это не имел и не рассказал, ждал штраф в триста рублей или принудительные работы.

В первые годы Советской власти считать людей любили часто. Так, с 1920 года в Иркутске переписи проводили ежеквартально. Известно, что тогда в Иркутске проживали граждане 31 национальности. Русских было 82,18 %, евреев – 7,12 %, поляков – 3,2 %, татар – 2,7 %, китайцев – 1,24 %, немцев – 0,68 %, латышей – 0,67 %. Кстати, грамотных было больше среди немногочисленных датчан и шведов (все 100 %), евреев и поляков (73% и 72%), а у русского большинства процент едва подходил к 65. По грамотности среди городов первым был Иркутск - 61,24 %, Балаганск – 52,53 %, Черемхово – 47,9 %, Нижнеудинск – 47,02 %, Зима – 43,39 %. Киренск и Бодайбо тогда вообще не считали.

Затем стали активно считать социальный статус людей. Ответственными за проведение переписи были органы кооперации, поскольку это влияло на «более правильное распределение продовольствия». Второй причиной проведения переписи в городах стал подсчет избирателей, которые имели право участия в выборах в местные советы. Тогда были определены большие группы граждан, которых новая власть лишила активного избирательного права. Так, не могли голосовать интеллигенция, бывшие царские чиновники и сотрудники полиции, торговцы, священники, приказчики. Но их все равно переписывали, ведь большая часть из них со временем могла стать советскими трудящимися, рабочими и служащими.

Бывший член городской управы, советский статист Федор Казанский писал в 1921 году, что Иркутск по степени бюрократизации может сравняться с Иркутском, требуя из «канцелярских лодырей» делать «производственных работников». А для этого нужно изучать цифры и проводить различные статистические замеры и переписи. Скоро начались повальные сельскохозяйственные переписи, и городские власти пересчитали всех коров, лошадей и кур в каждом дворе. К 1926 году в Иркутске проживало 90 202 жителя без учета военных, в Черемхово – 8 409. В границах сегодняшней области это были два самых крупных города.

Считались все охотно, хотя с точными сведениями были проблемы. Мы не владеем статистикой передачи «неверных» сведений народному трибуналу, или тех, кто солгал и внес сумятицу в официальную статистику, но предположим, что таковые были. На перепись начала работать целая индустрия: например, государственные издания должны были подготовить срочный заказ бумаги «в достаточном количестве», любые учреждения должны были оказывать «полное содействие» лицам, занятых переписью. Последним, кстати, предоставляли бесплатный проезд в городском транспорте, который был еще в диковинку на иркутских улицах, а также в поездах и пароходах. С одного берега Ангары до «Царь-девицы», например, можно было прокатиться без билета. В 1926 году было принято постановление, что переписчики получали деньги за свои труды, независимо от официального места работы.

И для властей был важный пункт – участие в профсоюзах. Сегодня этот вопрос для многих категорий кажется неуместным, а на заре новой власти профсоюзное движение активно вовлекало в свои ряды советского человека.

Перепись людей в современном мире – одно из любимых занятий властных институтов. Но если традиционные переписи проходят раз в десять лет, то разного рода другие переписи и деления людей – намного чаще. Вот и в ближайшие выходные нас поделят по социальным статусам – ходить или не ходить до ближайшего избирательного участка. Ходить – и ты можешь рассчитывать на товары потребления по иным ценам, праздники, лотереи (в большой стране придумывают разные вкусности). Не ходить – и на тебя свешают всех собак. Но это уже другая история, и о ней в другой «Среде Петрова»

                              Алексей Петров, историк, иркутянин


14.03.2018

Среда Петрова