Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Наличники Иркутска на выставке

Персональная фотовыставка Ярослава Шиллера «Panta rhei - наличники Иркутска» начинает свою работу в Арт-галерее «DiaS»
далее...

Прямая речь

далее...

Среда обитания

Среда Петрова № 23

Вспоминая школьные годы, залез в архив и увидел результаты опроса, который проводил в 11 классе по музыкальным пристрастиям друзей. Тогда половина класса слушала рок, четверть – попсу, остальные – всего понемногу. Тут же припомнилась история о том, как мы, провинциальные пацаны, поехали во Дворец спорта на концерт группы «Кар-мэн». После трехчасовой тряски в электричке (давно не ездил, не знаю, как сейчас) Серега Лемох нас просто очаровал. Все хотели также научиться петь и танцевать одновременно. Домой были скуплены плакаты, кассеты, постеры, которые еще долго занимали места в дверных проемах и окнах квартиры, а всю обратную дорогу мы напевали: Я влюбился в Boney M, Багама-Мама.

А вот у Женьки над столом висела Саманта Фокс. Он не был любителем попсы, и, несмотря на то, что сам играл весь русско-народный репертуар на баяне, больше предпочитал рок и печатать фотографии. Живя в Москве, он как-то побывал на «дискотеке восьмидесятых», где выступала та самая Саманта. Конечно, формы уже не те, но в почти двадцатитысячном зале не нашлось ни одного равнодушного, который не просто вспомнил текст тогда популярной мелодии «I want your body», но и те самые постеры.

А еще некоторые тащились (простите за такой термин) от «Ласкового мая». У нас были куплены билеты, но в этот день нас отправили в колхоз убирать брюкву. Ну какая могла быть брюква, если в кармане лежали четыре билета на девятый ряд. Выезжая из колхоза за десять минут до начала концерта, мы ненавидели всех – школу, сельское хозяйство всего Советского Союза, и только часовая задержка, позволившая нам прибыть на него с пятиминутной задержкой, остановила шестнадцатилетних подростков в шаге от «революционных» событий. Вторая половина тогда не понимала такого музыкального пристрастия, хотя сейчас смеется, пританцовывая под «Белые розы».

Почему я заговорил об этом? Недавно побывал на молодежной вечеринке и понял, что мелодии те же: ритмы и мелодии нашей юности и молодости глубоко шагают по России. Те же «Ласковый май» с Юрой Шатуновым, от которого вздыхают и сорокалетние, и их дети, те же Алены, Лики, Лады, Миши…. Мир сходит с ума, - сказал один товарищ, - мы уходим в бездну прошлого и в музыке тоже. И тут же поправляется: или нас уводят.

Часто ли мы задумываемся о том, как составляем мнение о человеке. Из детско-школьных воспоминаний оно, скорее всего, формировалось на уровне «дал / не дал списать», «угостил / не угостил конфеткой», «пригласил / не пригласил на день рождения». Светка С., неглупая девочка, рассказывала, что была очень довольна собой, что сидела на первой парте и четко распределяла задания: «я решала первые пять заданий, а ты – с шестого по десятый. Потом мы обменивались и вовремя успевали, и могли еще подсказать соседке по варианту». В студенчестве появлялись такие понятия, как «дал / не дал шпору (шпаргалку)», «отбил / не отбил подругу», «пил / не пил в одной компании». Позднее – «голосовал / не голосовал за…».

У современной молодежи статус играет знаковую роль. Наличие автомобиля, телефона, возможности ездить в отпуск за пределы и …музыкальное пристрастие. Да, да…музыка. В нашем смехе и в наших слезах, и в пульсации вен: «Перемен! Мы ждем перемен!»

Вспомнили? Мы все хотим перемен вокруг, но не очень готовы принимать перемены внутри себя. Мы не хотим отучать себя от пьянства и ругани матом. Мы не хотим делать тише телевизор / плеер, когда нам делают замечания. Мы не хотим слушать других людей, а считаем, что лучше прийти на их страничку в социальных сетях и обозвать «пятой колонной», «агентом госдепа», а потом ждать – отфрендит или нет, чтобы вновь накинуться на жертву.

И только музыка объединяет нас. Левых и правых, великих и нормальных, простых и сложных. Музыка нашего двора. Музыка нашего детства.

Хотелось праздника, и купил себе красные ботинки. Леха, с которым давно не виделись, сказал: думал, что ты ходишь в костюме и галстуке, а тут - в гламурных ботах. Но вкус одобрил, напевая при этом одну известную мелодию из «школьной» поры. В Багдаде все спокойно. Такая вот непродуманная попытка самореализации, как сказал бы большой московский начальник. Если не в политике и музыке, то хоть шлепанцы как не у всех. Такая она,  среда Петрова. Из прошлого в реалии. 

 

Алексей Петров, 

историк, житель областного центра, а когда-то провинциального города


14.06.2017