Среда Петрова № 2(52)

Семьдесят лет назад, 18 января 1948 года, в газете «Восточно-Сибирская правда» старейший иркутский архитектор Вадим Коляновский опубликовал статью «Проблемы нового Иркутска». Коляновский – фигура для нашего города известная, а для автора легендарная, поскольку его имя упоминалось в моей дипломной работе как проектировщика здания Русско-Азиатского банка, которое до сих пор является одним из красивейших зданий Иркутска. Оно было построено в 1912 году и радует глаз и горожан, и гостей города на перекрестке улиц Карла Маркса и Ленина.

Так вот, будучи уже в преклонной возрасте, Вадим Иосифович написал программный материал о том, как живет послевоенный Иркутск. По его мнению, царский Иркутск не имел никакой планировки, дома строились хаотично, произвольно, поэтому и большинство улиц такие кривые. Планирование города началось только в советские годы, а получило хоть какое-то развитие в 1940 году с помощью специалистов ленинградского Горстройпроекта, которые рекомендовали вести строительство по правому берегу Ангары. Проектировщики поставили задачу превратить старый торговый Иркутск в «город промышленного значения среднего масштаба», и первые результаты планировались получить уже к началу пятидесятых.

Автор писал, что от станции Иркутск-II будет проведена линия железной дороги к дамбе Ангаростроя. Продвижение по Якутскому и Александровскому трактам разделяет город зоной завода им. Куйбышева и других заводов тяжелой промышленности. Расширение города в сторону Иркута также невозможно из-за строительства автозавода и наличием еще одной линии железной дороги. Таким образом, заводские строения и заводские поселки сузили Иркутск в кольцо. Однако он предложил расширить Иркутск за счет присоединения территорий к предместью Свердлово села Кузьмиха и, если позволит уровень воды, станции Михалево, а земли, занятые огородами, использовать для жилищного строительства.

Продвижение Иркутск в сторону Кузьмиха даст нам только позитивные преимущества, писал Коляновский: не нужно будет ломать старый Иркутск и заменять его 3-4-этажными кирпичными домами. Останется как есть Марата, средства можно будет сэкономить. И как Нева в Ленинграде, река Москва в столице, украсит новый Иркутск красавица Ангара, протекающая по центру города.

Статья вызвала большую дискуссию в прессе. Оказалось, что существовала идея перенести центр города в район 8-й и 9-й Советских улиц, но такая трактовка была признана неправильной. Исторический центр должен быть сохранен и в ближайшее время должна быть поставлена задача его реконструкции и застройки, - писали работники партийных и государственных органов. Образ Иркутска могут улучшить работы по концентрации жилищного и гражданского строительства на основных магистралях города, а большое влияние на внешний вид будет иметь оформление берегов Ангары: «красивые здания, обилие зелени, гранитные набережные будут подчеркивать величие и своеобразную прелесть реки».

Что мы имеем сейчас? Когда-то предложение В. И. Коляновского о строительстве еще одного моста выше существующего считали экономически неоправданным. А ведь как это могло изменить Иркутск уже тогда, в середине прошлого века. С другой стороны, не получилось и дискуссии о предложении строительстве моста для связи Маратовского предместья к железной дороге.

О цельности Иркутска говорили многие архитекторы послевоенного Иркутска. В. Шастин уже тогда предлагал вынести промышленные предприятия (швейная, обувная, пимокатная фабрики) из черты города, и их строительство в центре вообще недопустимо. Так, в 1948 году площадь Труда превратилась в благоустроенный сквер «с низкой партерной зеленью», а выходящие на нее «сарайного типа здания пекарни» должны были «в ближайшие годы заменить объектами общественного характера». Да и не все новые постройки вписывались в формат областной столицы. Так, «вредила плановой застройке» школа № 13 по ул. Тимирязева (сейчас лицей № 3) и нелепое здание школы №26, «обращенное к улице Коминтерна задним фасадом и хозяйственными службами».

Разговор об истории города сродни разговору об истории собственной семьи. Особенно, если ты имеешь к нему историческое отношение. Как иркутянин в четвертом поколении (моя прабабушка приехала сюда с Украины по реформе Петра Аркадьевича) понимаю, что такие дискуссии необходимо продолжать. В юбилейные дни «Восточки» хочется закончить мысли фразой ее редактора Александра Гимельштейна: «И, кстати, читайте газеты!». Только там мы найдем живую историю города. Такая она, среда Петрова.

                                                     Алексей Петров, историк, иркутянин

На фото: репродукция М. Калихман, 1948 год. 


17.01.2018

Среда Петрова