Издательство «МИФ»

Пиявки да лягушки Александра Суслова

Восхищаюсь стойкостью и выдержкой людей, которые при виде тараканов, пауков и иже с ними хладнокровны и не кидаются вон сломя голову, как это делаю я. С этой точки зрения лично для меня Александр Владимирович Суслов – настоящий герой. Его жизнь с детства связана с насекомыми, и о них он может говорить часами. А еще коллекционирует жучков и паучков, бабочек, моллюсков, разводит рептилий. Сразу вспоминаются строки из детской песенки: «А то мои подружки – пиявки да лягушки». «Фу, какая гадость!» – сказали бы многие. 

Иркутский биолог, энтомолог Александр Суслов ведет блог «Экзотариум» в соцсети «ВКонтакте». Кроме того, он - научный сотрудник отдела природы Иркутского областного краеведческого музея, ведущий  инженер Байкальского музея ИГУ.

– Александр, чем же вас так привлекли пауки, тараканы и бабочки?

– Когда у детей спрашивают о том, кем они хотят стать, то многие отвечают: космонавтами, врачами, полицейскими. Крайне редко кто-то говорит о том, что хочет стать специалистом по насекомым. У меня интерес к энтомологии – науке о насекомых – возник очень давно. Мне было лет пять. До этого мое внимание насекомые не привлекали, но с пяти лет в один момент просто заинтересовался ими, и пошло-поехало. Помню, как с мамой зашли в магазин, и я на прилавке увидел книгу с блестящим жуком на обложке. На следующий день мама подарила мне эту книгу. Она называлась «Иллюстрированная энциклопедия насекомых», ее автором был чешский энтомолог Вацлав Станек. Это была такая толстая книга, страниц на пятьсот, в цветной глянцевой обложке. На ней была изображена златка – тропический жук. В самой книжке было очень много фотографий разных насекомых, паукообразных, клещей, многоножек. Я обожал эту книгу, обожал разглядывать фотографии. Изображенные на них насекомые казались мне большими, я не сильно представлял себе их размеры, указанные в тексте. Ну, изображен жук с рогами – такой большой. Или бабочка на ветке, у нее огромные крылья. Всё это привлекло мое внимание, заинтересовало. Первый сбор насекомых был детский. У меня не было никакого наставника, который бы рассказал мне, как ловить, как накалывать, препарировать насекомых. Тем более как их определять до вида. Да и времена тогда были: 1990-е годы, не было ни интернета, ни толком литературы. Всё, что тогда попадалось мне на даче, в лесу, в большинстве своем оставалось для меня безымянным. Мне тогда сложно было разобраться во всем этом разнообразии, поэтому насекомых в основном я сверял по картинкам из имеющихся немногочисленных книг.

– То есть вопрос о выборе дальнейшей профессии вообще не стоял?

– В целом нет. Хотя был период в детстве, когда я планировал выучиться на палеонтолога, а потом раскапывать и изучать динозавров. Но кто в детстве не увлекался динозаврами? Все в то время были под впечатлением от фильма «Парк юрского периода», и у всех были игрушечные динозавры, которых приносили в класс, а еще были вкладыши с динозаврами от жвачек... Позже интерес к энтомологии и в целом к современной фауне всё же перевесил. У меня дома появились мадагаскарские шипящие тараканы. Летом держал жужелиц, жука-плавунца, гусениц в банках и прочую некрупную живность, которую было несложно найти в природе. Таким образом, к окончанию школы долго думать, куда же поступать и чем заниматься дальше, мне просто не пришлось.

– В каком возрасте вы начали собирать насекомых?

– Лет с пяти. Собирал почти всё подряд. Хотя, как и любой ребенок, акцентировал внимание на более крупных и ярких экземплярах. Например, на красивых бабочках, больших жужелицах, усачах. Мелкие насекомые меня мало привлекали тогда. Хранилось это всё в коробках из-под обуви или конфет. Булавок энтомологических не было, я пользовался обычными канцелярскими. Всё, что собирал, накалывал, конечно же, как попало, неаккуратно, с расправкой тоже не заморачивался.

– Эти экземпляры у вас сохранились?

– Да, но там буквально несколько коробок. Когда я начал формировать энтомологическую коллекцию для выставок, вспомнил о своих детских сборах. Аккуратно снял некоторых наколотых жучков со швейных иголок или канцелярских булавок, размочил, наколол на специальные энтомологические булавки. Целостность у этих экземпляров была приемлемая, чтобы представить их в выставочной энтомологической коллекции.

– Какого размера сейчас ваша коллекция?

– У меня, помимо энтомологической коллекции, есть немало живых животных: насекомых, паукообразных, рептилий и амфибий. Из насекомых в основном тропические тараканы. Их где-то около 40 видов. Я их собираю с 2001 года. Некоторые виды даже привозил сам из Юго-Восточной Азии. Что касается количества видов и экземпляров в энтомологической коллекции, то я его так с ходу не назову. Просто не подсчитывал, не задавался такой целью, но, думаю, стоит в ближайшее время взяться и провести ревизию.

– Где же вы содержите такое количество животных и насекомых?

– Не в квартире, конечно же. В специальном помещении. Они никому не мешают, и им, в свою очередь, никто не мешает.

– Какую реакцию вызывает у людей ваша профессия?

– Знакомые, естественно, все в курсе и уже привыкли. Большая часть из них – такие же увлеченные люди, как и я. Они тоже содержат насекомых, змей, коллекционируют сухих насекомых. Для них это не удивительно. Они той же «веры», что и я. Когда на выставках, например, люди приходят, видят необычных животных, то реагируют тоже нормально. Нет большого всплеска эмоций или какого-то ужаса. Более того, посетители приводят с собой детей, они заинтересованы увидеть животных, что-то узнать о них новое. То есть они изначально готовы к тому, что им предстоит увидеть. Змеи, тараканы в террариумах или жуки в деревянных коробках под стеклом их не пугают. Обычно мне задают точно такие же вопросы, как и вы, корреспонденты.

– А ваша супруга как относится к таким домашним питомцам?

– Изначально, когда моя супруга в первый раз узнала про мое увлечение, то даже расстроилась. Она позже мне об этом рассказала. Ну а потом приняла, сейчас относится вполне спокойно. Ей самой это уже интересно.

– Вы задумывались над тем, почему люди так боятся насекомых?

– Эмоции бывают разные. Некоторые люди, наоборот, ходят на выставки насекомых. Например, этой весной у нас была большая выставка, экспозиция заняла два зала и включала живых насекомых, паукообразных, энтомологическую коллекцию (более 30 коробок), оборудование для сбора и препарирования насекомых. Посетители не демонстрировали никакого чувства отвращения, неприязни. Такого не было ни разу. В специальной книге оставили только положительные отзывы. Более того, посетители благодарили за то, что мы открыли им этот мир – мир насекомых. Тем не менее не все люди ходят на подобные выставки, многие насекомых боятся. Почему боятся? Обычно мы боимся того, что плохо понимаем. Многие не знают насекомых, для обывателей они кажутся какими-то ненормальными, страшными. У привычных для нас зверушек – кошек и собак, например, – четыре лапы, а у этих шесть лап, у некоторых они еще и колючие, имеют много глаз и длинные усы. Поэтому, не зная эту область науки и объект, который эта наука изучает, люди боятся. Может, еще присутствует простое чувство отвращения, которое у некоторых вызывают шевелящиеся ножки, усы… На самом деле ничего особенного в насекомых нет, при помощи этих ножек они просто передвигаются, а усиками ощупывают пространство вокруг, улавливают запахи. Много разных мифов ходит вокруг насекомых. Особый страх у людей вызывают жуки-усачи, которых еще называют стригунами, волосогрызками. Летом они летают по городу, черные такие. Все думают, стригун сядет им на голову и сделает новую стрижку, сгрызет волосы. Но усачи ни в коем случае вред прическе не нанесут. А вот хвойному лесу они вредят. Взрослые жуки грызут подрост ели, сосны, лиственницы, а их толстые личинки точат древесину, прогрызая длинные ходы.

– Насекомые – одни из первых живых существ, которые появились на Земле. Они перенесли столько катаклизмов и оказались более живучими, чем динозавры. Благодаря чему они пережили всех и вся?

– Действительно, насекомые появились на Земле еще в каменноугольный период. Тогда возникли их основные группы, которые сейчас присутствуют в природе. Это тараканы, веснянки, подёнки, стрекозы. Конечно, много видов затем вымерло, на их место пришли новые. Что насекомым помогает выживать? Во-первых, приспособляемость к среде обитания, во-вторых, плодовитость. У насекомых именно на это идет акцент, в этом их стратегия: чем больше потомство, тем выше выживаемость. Хотя из сотни яиц вылупляются, конечно, не все. Половина будет, например, съедена птицами, еще часть погибнет от других факторов. И только небольшая часть доживает до взрослого состояния. Задача тех, кто дожил до зрелого состояния, до стадии имаго (взрослая стадия. – Прим. ред.), – дать потомство. И чем больше – тем лучше. Вот так они и выживают.

Очень часто обыватели ругают коллекционеров. Мол, из-за того, что мы собираем насекомых, страдает природа. На самом деле никакого ущерба коллекционеры-энтомологи не причиняют. Численность насекомых от нашего хобби или работы нисколько не страдает. А вот лесозаготовительная компания, которая рубит вековую тайгу для вывоза древесины в Китай, истребляет среду обитания насекомых, уничтожает растения, с которыми насекомые связаны. После этого насекомых просто-напросто не станет. Если мы в поле выпустим целый курс студентов-биологов с сачками и поручим поймать всех бабочек, которые в этом поле обитают, они никогда не смогут этого сделать. Все равно новые бабочки прилетят или выведутся из отложенных ранее яиц, и их количество будет такое же, если не больше. На насекомых, да и вообще на природу в большинстве своем, очень негативно влияет хозяйственная деятельность человека. У нас в области очень обширная лесная зона. А там, конечно же, сложившийся энтомоценоз (сообщество различных видов насекомых. – прим. ред.). Иркутск, как и любой другой город, разрастается. Само собой, человеку приходится осушать болота, подстраивать окружающую среду под себя. Из-за этого состав фауны насекомых разрушается или меняется. Тем не менее насекомые переселяются из леса в город, приспосабливаются к жизни. В лесопарковой зоне города мы можем встретить те же виды, что и в удалении от города.

– Получается, город влияет на насекомых. А они как влияют на город?

– Вспомните историю про горностаевую моль, с которой администрация города очень активно воевала пару лет назад. Как выяснилось, этот вид родом с Дальнего Востока. Моль каким-то образом завезли сюда. Она дала большую вспышку численности, все деревья были окутаны паутиной от многочисленных гусениц. Вообще, насекомым свойственно время от времени давать вспышки размножения. Однако такому бурному «расцвету» могло способствовать и то, что здесь, возможно, у них нет врага, который бы сдерживал численность. Птицы до них через паутину тоже толком добраться не могут. Да и гусеница, возможно, невкусная для них. Неприятное явление для горожан. Столько деревьев объедено, гусеницы всюду свисают. Она и сейчас встречается местами, где обработку не проводили.

– Как она могла к нам попасть?

– Возможно, через какую-то продукцию. С Дальнего Востока что-то везут, например, автомобили, любой другой товар, туда могли попасть яйца, гусеницы или бабочки.

– Когда мои коллеги узнали, что у нас с вами будет интервью, они очень сильно просили узнать: как истребить тараканов?

– А надо? На нашей планете насчитывается около четырех тысяч видов тараканов. И только незначительная часть видов из этого разнообразия живет рядом с человеком, соседствует. Остальные обитают обособленно и с человеком не контактируют. В Иркутске встречаются несколько видов тараканов, живущих в помещениях. Самый распространенный – рыжий таракан. Значительно реже встречается черный таракан. В отапливаемых подвалах, теплотрассах и в канализации обитает нарядный туркменский таракан, завезенный в Иркутск еще в начале 1990-х годов. Крайне редко встречается американский таракан, достигающий в длину трех сантиметров.

– Зачем этим «рыжим бегунам» соседство с людьми?

– У нас климат такой: на улице холодно, а тараканам, как и всем живым существам тропического происхождения, хочется тепла. Вообще, у нас в Иркутской области нет тараканов, живущих в естественной среде. До Новосибирской области можно встретить лесного таракана. Он также распространен в Европе и европейской части нашей страны. Потом идет Восточная Сибирь, в которой вообще нет тараканов вне человеческого жилья или коммуникаций. Дальше идет Приморье и Дальний Восток, и вот здесь уже встречаются реликтовые тараканы, которые живут в гнилой древесине аянской ели. В природе тараканы выполняют очень важную функцию. Они являются не только источником пищи для хищных насекомых, амфибий, рептилий и прочих животных, они еще и санитары природы. Поедают разлагающуюся древесину, листочки, фрукты, падаль. Они чистят природу от всякой гнили, органического мусора. В квартирах они выполняют ту же самую задачу, что и в природе. Если в помещении живут нечистоплотные люди, которые не выносят вовремя мусор, то тараканы находят там большое поле для жизнедеятельности. Им тепло, у них много еды, есть в доступе вода, и тогда тараканы начинают размножаться. Само собой, от этого страдают все жильцы дома, даже те, у кого идеальная чистота, потому что тараканы лезут по вентиляции, в щели между стенами. Для них нет непролазных мест.

– Придется огорчить коллег…

– Кстати, тараканы любят натуральные материалы – дерево, мел, известку. И с появлением всевозможных синтетических материалов, пластика например, их стало меньше. Приятная новость для ваших коллег.

– Есть интересное определение – коллективный разум общественных насекомых. Как он работает?

– Давайте разберемся в этом на примере муравьев. Вы знали, что они все друг другу близкие родственники? Да, вот так. В центре муравьиного семейства находится главная самка – королева или матка, иногда их бывает две и более. Королева выделяется на фоне других особей в колонии, она с крупным, налитым брюшком, массивным грудным отделом. Самка откладывает яйца, из которых появляются сначала личинки, потом личинки превращаются в куколок. А из куколок появляются рабочие муравьи. Так вот, первых рабочих самка вывела, как только они перешли в фазу взрослого насекомого, то тут же начинают приступать к делу: ухаживают за яйцами, которые отложила самка, переносят их куда-то, перекладывают, следят, как они себя чувствуют, потом появляются личинки и куколки, и они тоже ухаживают за ними. Приносят корм для самки, которая сидит в гнезде. Затем на свет появляются их сородичи и тоже приступают к работе. Семья муравьев может достигать миллионов экземпляров. Они как одно целое, все вместе работают на благо своего коллектива, своей семьи, они друг у друга не таскают ничего, не воруют, не подставляют, не убивают друг друга. Если наступает война – а между семьями муравьев разных видов происходят стычки, – то они готовы отдать свою жизнь, чтобы до гнезда с самками и яйцами не добрались враги.

– И всем этим движет инстинкт?

– Поразительно, но да.

– Вы ведете свой собственный блог «Экзотариум Александра Суслова». Насколько он популярен для аудитории?

– В свободное время популяризую террариумистику и энтомологию. Социальные сети являются хорошими, раскрученными площадками, где можно рассказывать о своей деятельности, делиться опытом с коллегами по цеху и, соответственно, брать на заметку нужную информацию, в общем, развиваться. Что касается популярности блога, то это оставляет желать лучшего, так как тема содержания экзотики в неволе и коллекционирования насекомых все-таки довольно узкая, но с каждым годом набирающая популярность.

– Вы сейчас занимаетесь кандидатской диссертацией, чему она посвящена?

– Да, в настоящее время доделываю кандидатскую, готовлю третью статью для журнала из перечня Высшей аттестационной комиссии. Работа посвящена комплексу чешуекрылых насекомых, связанных с растениями рода Betula (береза) в Южном Предбайкалье. Лесная энтомология. Большинство видов этого комплекса являются фитофагами (растительноядные организмы, животные, питающиеся растительной субстанцией. – Прим. ред.), повреждающими листья или сережки. Незначительная часть видов питается лишайниками, растущими на коре, или использует ветви и ствол дерева как площадку для окукливания. Собственно, я занимаюсь выявлением фаунистического состава путем выращивания гусениц в садках в лаборатории, провожу изучение фенологии – сроков присутствия в течение сезона тех или иных стадий развития – этих видов, взаимодействия с другими организмами в биоценозе, например с муравьями. Для некоторых видов бабочек, развивающихся на березе в других регионах, в той же Новосибирской области, известны случаи массового размножения, когда ситуация становится идентична иркутской с горностаевой молью. Так вот, имеющиеся данные о биологии и экологии представителей изучаемого мной комплекса могут быть полезны в случае, если у какого-либо вида, развивающегося на березе, произойдет вспышка массового размножения. Эти данные можно использовать при планировании грамотного ведения борьбы против того или иного вредителя леса.

Беседовала Ани Думикян, "Право выбора"

Фото из архива Александра Суслова


Aliexpress WW

18.09.2019