Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Наличники Иркутска на выставке

Персональная фотовыставка Ярослава Шиллера «Panta rhei - наличники Иркутска» начинает свою работу в Арт-галерее «DiaS»
далее...

Прямая речь

далее...

Среда обитания

Среда Петрова №24

У каждого молодого человека хотя бы раз в жизни возникал случай, когда он сидел на ступеньке в подъезде или на лавочке в парке с бутылкой пива или еще лучше «Портвейна» и пил прямо из горла. Конечно, сейчас не каждый в этом признается. Кому-то статус не позволяет, а кто-то просто забыл. В конце восьмидесятых – девяностых именно так тогдашняя молодежь бренчала под гитару, слушала музыку и пела песни. Там – на этих лавочках и ступеньках - были и хорошие, правильные, мальчики и девочки, и совсем «отпетые» хулиганы. Первые чаще всего приносили вино, которые можно было стащить из дома, не боясь быть обвиненными в «хищении» продукта, вторые – с большим удовольствием, затягиваясь сигаретой, его разливали по стаканам и выпивали, иногда ругаясь крепким словом.

В 1984 году на ленинградском рок-фестивале группа «Кино» с лидером Виктором Цоем стала настоящей бомбой. Им не могли не дать лауреата, иначе бы поклонники снесли бы организаторов. Его друзья пишут много историй о первых концертах в разных городах. Например, в Киеве, на одном из первых «квартирников» (был такой хороший формат денег подзаработать) пришел участковый, и если б вовремя не спрятали кассету с записью, то Цою вписали бы «незаконную трудовую деятельность» (была у нас такая статья в нашем законодательстве). У истории нет сослагательного наклонения, но может быть у участкового был хороший вкус, и вечерами он тоже слушал «Кино», поэтому и не задержал артиста.

Тридцать лет назад в одном из интервью Виктор сказал: «Нам за честность могут простить практически все, и, скажем, недостаточно профессиональную игру, и даже недостаточно профессиональные стихи. Этому есть масса примеров. Но когда пропадает честность - уже ничего не прощают». Вот за эту честность текстов его и полюбило не только то поколение, но и еще несколько следующих.

Несмотря на то, что я – человек попсовый, выросший, в общем, совсем на других песнях, в моей аудиоколлекции, когда-то насчитывающей две сотни кассет, было почти весь известный Цой, а многие песни мы знали наизусть и вечерами, уложив детей в детском оздоровительном лагере (уже не пионерском), напевали «Алюминиевые огурцы», «Восьмиклассницу», «Пачку сигарет», «Когда твоя девушка больна», да много чего пели. Кстати, Цой тоже уважал некоторых попсовых артистов, например, Боярского и Леонтьева. Кто-то рассказывал, что он ходил на питерский концерт Валерия Яковлевича.

После выходы на экраны фильма «Игла» Цой был из каждого утюга, как современные поп-звезды. О нем говорили, о нем писали, его боготворили. Я тут подумал, что его смерть и продлила творчество, внесла его на самый верх российской музыки, как и Вампилова в драматургии, поскольку есть сомнения, что девяностые эти талантливые парни могли и не пережить.

Он не считал себя борцом. Он просто пел. И его «Перемен требует наше сердца» – это, скорее, обращение к более старшему поколению, нежели к пятнадцатилетним пацанам и девчонкам. Сергей Соловьев, режиссер «Ассы», писал, что он был одним из толпы десятитысячников и не очень понимал, каких перемен требовали их сердца. Это были не перемены в политике, с чем мы сейчас чаще всего ассоциируем эту песню, а перемены в наших мозгах, внутри себя, своем отношении к жизни, обществу.

Нельзя сказать, что ниша Цоя сейчас занята. Он все также популярен, его песни поют более молодые артисты, причем добавляя им популярности. То поколение, которое тогда, на тех лавочках, пело Цоя, сейчас самое работоспособное в стране. Кто-то называет его «средним классом», кто-то - «рассерженными горожанами». Однако в выходные многие из них, выезжая на дачу или природу, берут в руки гитару и поют те самые песни, на которых они выросли. В ближайшие дни они обязательно вспомнят и Виктора Цоя, его черный типаж, а многие его ценители положат на его могилу его любимые желтые розы.

Ну я, попсовый пацан, вспомню свою любимую песню:

….

Одеялом лоскутным на ней - город в дорожной петле.

А над городом плывут облака, закрывая небесный свет.

А над городом - желтый дым, городу две тысячи лет,

Прожитых под светом Звезды по имени Солнце...

Вот такая она, очередная среда Петрова.

 

                                          Алексей Петров, историк


21.06.2017