«Визитные карточки» искусства

«Глагол» представляет рубрику АРТ-ВЗГЛЯД с искусствоведом, научным сотрудником галереи сибирского искусства Иркутского областного художественного музея имени В. П. Сукачева Марией Моженковой. Каждый четверг мы погружаемся в мир искусства и знакомимся с выставочными проектами нашего города, а также мастерами – художниками, скульпторами и другими представителями прекрасного. Сегодня у нас пятидесятый выпуск. Маленький юбилей.

Среди несчётного количества произведений мирового искусства существует ряд определённых творений, известных практически всем и каждому. Этакие «визитные карточки» искусства, культурные символы своего времени. Они обрастают легендами, их перефразируют, ими вдохновляются.

Их можно встретить везде. Они в конфетах. Ну, кто не знает трёх медведей (которых на картине И.И. Шишкина «Утро в сосновом бору» на самом деле четыре) на фантике конфеты «Мишка косолапый»? А обёртка для всемирно известного «Чупа-чупса»? Да-да, к её дизайну приложил руку сам Сальвадор Дали. Творения Густава Климта и Винсента Ван Гога прочно вошли в декор прикладных предметов быта и текстиля. А уж какое количество шуток и мемов придумано про «Чёрный супрематический квадрат» Каземира Малевича…

Хотя мало кто знает, что он был не единственным и далеко не первым, кто создал подобный экспонат. Существует ещё несколько идентичных произведений, датируемых XVII-XIX веками, но кто помнит тех художников? А вот в каждом чёрном квадрате непременно помянут имя Малевича.

А несчастная «Джоконда»? Уж сколько персон приписывали её изображению, каких только диагнозов не ставили по её улыбке! А сколько художников создали свои вариации… Марсель Дюшан и Сальвадор Дали, Энди Уорхол и Рене Магритт и далее, и прочие. Почему эта дама XVI века не даёт покоя и будоражит воображение по сей день? Загадка не менее притягательная, чем её улыбка.

Надо заметить, что «Мона Лиза» и «Чёрный супрематический квадрат» давно стали двумя антагонистическими символами классического искусства и авангарда соответственно. Они уже перешагнули рамки осознания их как произведений искусства определённых эпох и стали вневременными символами, парафраз которых каждый раз является попыткой что-то переосмыслить, соотнести прошлое с настоящим, ну, или просто прославиться посредством признанного шедевра.

Если обратиться к современности и к собранию Иркутского областного художественного музея им. В.П. Сукачёва, то «визитных карточек» искусства в экспозиции можно встретить несколько.

«Нищая. Девочка-рыбачка» кисти Ильи Репина давно и прочно заняла позицию самой популярной картины музея. Шедевр мирового уровня находит отклик у многих посетителей. Недаром Владимир Платонович Сукачёв был впечатлён этой картиной уже при знакомстве с Ильёй Репиным во Франции (где, кстати, она и была написана) и в одно из посещений мастерской художника вспомнил о ней, пожелав приобрести в свою коллекцию. А вот в середине XX века картину чуть не забрали в коллекцию Третьяковской галереи. Но отстояли, вернули.

Другая история с этюдом «Неудавшееся свидание» Павла Брюллова. Стоит только забрать картину на реставрацию или переместить в другой зал, как начинают сыпаться вопросы. «А где наша любимая девочка со свечкой?». И вот, вроде и художник то не так знаменит (Павел Александрович Брюллов приходился племянником известному живописцу Карлу Брюллову), и работа этюдного характера, в которой автор решал задачу по постановке света. Но… девочка со свечкой манит, трогает, чарует и будоражит воображение.

Сильнее неё притягивает взгляд полотно Юлия Клевера «Зимний закат в еловом лесу». Уж как не ругают искусствоведы художника за салонность и пристрастие к излишней эффектности, а публике он нравится и в XIX, и в XXI веке.

Конечно, вкусы зрителей, как и мнения профессиональных критиков со временем претерпевают изменения. Какие произведения останутся популярными и любимыми – увидим в будущем.

                                      Мария Моженкова, искусствовед

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

23.09.2021


Новости партнеров