03 февраля 2023
13:00

Как создавалась "Ангарская деревня"

26 ноября 2022

Этнографического музея под открытым небом "Ангарская деревня" могло и не быть. Так складывались причины, и так хотели те, кто принимал решение. Но вышло по-другому.

Ангарская деревня

Сейчас это вторая достопримечательность в Братске после Братской ГЭС. Газета "Знамя" публикует цикл материалов журналиста Кирилла Бакуркина, посвященных созданию уникального музея под открытым небом. Читателям "Глагола" это будет также интересно, мы их публикуем со значительными сокращениями. 

Сегодня существование башни острога, оставшейся в Братске, кажется само собой разумеющимся. Со своей "сестрой", уехавшей в Коломенское, они почти за 400 лет чудом не пропали: не сгорели из-за чьей-то халатности (хотя острог горел дважды за свою историю), не были уничтожены целенаправленно в пылу революционных преобразований как наследие царизма и угнетения народов. 

Газета "Восточно-Сибирская правда" 17 августа 1943 года опубликовала письмо Э. Гушанского: "Разрушается памятник старины. Недавно мне пришлось побывать в Братске. В этом районном центре находится весьма интересный памятник русской старины, так называемый "Острог" - деревянное здание с бойницами. Смотришь на это строение, стоящее на горке, на стыке Ангары и Оки, и романтика уносит тебя за сотни лет назад, когда богатыри Ермака вели суровые бои во славу родины и отсиживались у этих самых бойниц... Но, увы, вся романтика очень быстро сменяется досадным недоумением. Памятник не ограждён и не охраняется - носит следы разрушения и загрязнен. Так называемую «Мемориальную доску» нельзя прочитать - надпись вся стёрлась. Самое возмутительное - это то, что памятник находится рядом со зданием райсовета и районные руководители могут из своих окон любоваться этим зрелищем ежечасно. На приведение старинной крепости в порядок нужны буквально десятки рублей и немного любви к нашей старине. 

Конечно, едва ли власти в военные годы обратили внимание на это письмо. Да и после войны было совсем не до этого. Как вспоминает научный сотрудник Братского краеведческого музея в 1970-1984 годах Наталья Луканкина, после затопления ложа водохранилища башню острога перенесли на мыс Пурсей, и она превратилась там в общественный туалет.

С момента создания проекта Братской ГЭС было понятно, что старый Братск и близлежащие сёла, где некоторые постройки, вероятно, стояли ещё с XVIII века, уйдут под воду. Считалось ли это какой-то существенной потерей в тот момент? Некоторые коренные жители вряд ли хотели менять уклад жизни. Но для многих это был единственный шанс бесплатно построить новый дом. Для людей, которые приехали на стройку, исчезновение поселений вообще не было какой-то моральной проблемой. Хоть Братск и оказался для них новой родиной, но ещё ничто не стало в нём родным. Журнал "Тальцы" в 1997 году писал, что из зоны затопления Братского водохранилища к перевозке разрешались строения со степенью износа не более 8-10%. По Братскому району был обеспечен перенос лишь 5 703 усадеб личных владельцев из 119 населенных пунктов. Кроме двух башен Братского острога, не было спасено ни одного памятника деревянного зодчества из нескольких тысяч. 

Житель старого Братска Василий Камнев рассказывает, что никто не смотрел, сколько процентов износа у дома: "Кто что хотел оставить, тот то и вывозил из зоны затопления. Один мой родственник специально устроился на пилораму работать, чтобы выбрать для дома хороший брус. И мужики, коренные братчане, вместо отдыха в воскресенье шли на лесопилку, где заготавливали себе стройматериал. Деньги на строительство давали нормальные. Родственник этот свёз брус в посёлок Порожский - это примерно 8 километров от старого Братска, сушил его там и потихоньку строил для семьи дом, а сам года полтора жил в курятнике. Когда вода стала уже подступать, я помню, по улицам лежала всякая домашняя утварь - чугунки, корыта деревянные, прялки. Башен острога на момент затопления оставалось три. Третья была совсем уже разрушена, и её, кажется, просто сожгли". 

Наталья Луканкина уточняет, что деревянная архитектура старого Братска не уникальна. Её огромная ценность как раз в обратном, в том, что она совершенно обычна для Приангарья и сохранялась здесь сотни лет.

Журнал "Вокруг света" № 8 за 1977 год рассказывал, что с середины XVIII века, когда Московский тракт дошел до Иркутска и трудный путь по Ангаре через пороги и шиверы был заброшен. Приангарье оказалось как бы изолированным от мира. Русское и местное население стабилизировалось, притока извне не было. Эта изоляция во многом способствовала сохранению в культуре и быте многих архаических черт XVII-XVIII веков и возникновению своеобразного ангарского типа "поселья" со своими этнографическими особенностями. Оно дошло и до нас, это прошлое Приангарья, но время стремительно отодвигает его в небытие. 

Мысль о сохранении исчезающей под водой деревянной архитектуры пришла к архитектору Юрию Гумбургу, который в группе промышленных проектировщиков получил Государственную премию СССР за проект Братской ГЭС. Идею Гумбурга поддержал руководитель Братскгэсстроя Иван Наймушин. Известно, что Гумбург предлагал довольно эклектичный вариант застройки будущего музея с включением в исторический ансамбль церкви и башни из села Илимского, старинных деревянных построек, а в непосредственной близости от них - ресторан, турбазу и другие элементы инфраструктуры. В 1966 году он разработал и представил проект схемы расположения музея города Братска на мысе Пурсей у поселка Падун. Для решения этой задачи предлагалось использовать треугольник территории мыса Пурсей, где расположена башня острога.

И здесь на помощь пришел Октябрь Леонов. Он работал журналистом на Чукотке и Сахалине, написал публицистическую книгу "1500 километров раздумий". В 1967 году он приехал в Братск. 

Наталья Луканкина вспоминает: Октябрь приехал как тележурналист, но решил с телевидением расстаться. В 1968-м Леонов занял пост первого ответственного секретаря Братского отделения ВООПИиК и оставался на этом посту десять лет, вплоть до своей смерти. Стоит заметить, что, будучи ответсекретарём на окладе в 120 рублей, можно было бедно, но сносно прожить всю жизнь, не утруждая себя даже шестичасовым рабочим днём. Но для него главным заданием жизни стало создание музейно-мемориального комплекса. 

Продолжение следует.

1959. Строительство Братской ГЭС. Фото Говарда Сочурека из открытых источников.

Возрастное ограничение: 16+

В наших соцсетях всё самое интересное!
Ссылка на telegram Ссылка на vk
Читайте также