Издательство «МИФ»

Последнее интервью Валентина Распутина

В марте исполнилось пять лет, как уже нет Валентина Распутина, но деятели литературы до сих пор вспоминают его книги, статьи и общественную деятельность. Публицист Марина Стирота рассказала, что в 2014 году ей посчастливилось взять интервью у Валентина Григорьевича для журнала "Жёны офицеров". Как потом оказалось, это было последнее интервью, которое дал советский классик. На прошлой неделе отрывки из интервью были опубликованы на портале "Момент истины". "Глагол" прочитал его и решил поделиться им с незначительными сокращениями со своими читателями. Отметим, что данное мнение не обязательно совпадает с мнением редакции. 

Вопрос: Валентин Григорьевич, Ваше писательское кредо? 

Распутин: Я понимаю себя и всегда понимал все-таки как писателя русского. Советское имеет две характеристики: идеологическую и историческую. Была Петровская эпоха, была Николаевская, и люди, жившие в них, естественно, были представителями этих эпох. Никому из них и в голову не могло прийти отказываться от своей эпохи. Точно так же и мы, жившие и творившие в советское время, считались писателями советского периода. Но идеологически русский писатель, как правило, стоял на позиции возвращения национальной и исторической России, если уж он совсем не был зашорен партийно. Литература в советское время, думаю, без всякого преувеличения могла считаться лучшей в мире. Но она потому и была лучшей, что для преодоления идеологического теснения ей приходилось предъявлять всю художественную мощь вместе с духоподъемной силой возрождающегося национального бытия. Литературе, как и всякой жизненной силе, чтобы быть яркой, мускулистой, требуется сопротивление материала. Это не обязательно цензура (хотя я всегда был за нравственную цензуру или за "нравственную полицию" - как угодно её называйте), это могут быть и скрыто противостоящие механизмы, вроде общественного мнения. К примеру, нынешнего, которое вора и проститутку считает уважаемыми людьми и предателю воздает почести. 

Вопрос: Валентин Григорьевич, ваше отношение к телевидению? 

Распутин: Я странный человек - изначально не люблю телевидение. Даже когда оно было ещё "приличным". "Доставка на дом" всего и вся меня не устраивает. Спектакль нужно смотреть в театре, книгу обсуждать с друзьями, на футбол ходить на стадион. Сидеть несколько часов подряд, уставившись в светящийся угол, и потреблять то, что на тебя вываливают, - это не естественно и как-то глупо. Можно было с самого начала не сомневаться, что огромные возможности телевидения будут использованы во вред человеку. Как есть женщины, не способные к постоянству, так есть и искусства, придуманные в недобрый час, предрасположенные к уродству. А сегодняшнее российское телевидение - самое грязное и преступное в мире. Я его перестал смотреть, разве что изредка новости, и участвовать в нем желания не испытываю. Там - "свои". Одержимые одной задачей, составляющие один «батальон» лжи и разврата. "Дьявол с Богом борются, и поле битвы - сердца людей" - эти слова Ф. М. Достоевского будут вечным эпиграфом к человеческой жизни. В каждом человеке сидят два существа: одно низменное, животное, и второе - возвышенное, духовное. И человек есть тот из двух, кому он отдается. Да, многие привыкли к той телевизионной "жвачке", которой пичкают их с утра до вечера, многим она нравится. И боевики со стрельбой и кровью, и Содом в обнимку с Гоморрой, и пошлости юмористов, и эпатажи представителей шоу-бизнеса, и прочее-запрочее. Ну, что же - на то и сети, чтобы ловить наивные души. Одно можно сказать: жалко их, сидящих то ли на крючке, то ли на игле. 

Вопрос: Ваше отношение к другой сети - Интернету? 

Распутин: Плохо. Потому что в сети не прочтешь "Войну и мир", нет там места и другим серьезным произведениям. Не хочу никого наставлять, но нужно остерегаться того, что может вымазать изнутри. Нас потихоньку начинают встраивать в глобалистический порядок. Молодежь не случайно бунтует против него в Европе. Это бунт против выравнивания, когда сущность каждого народа уничтожается, разрушаются все его культурные особенности. 

Вопрос: Валентин Григорьевич, самый важный вопрос - о сегодняшнем состоянии нашего народа. 

Распутин: Жив народ. Его долготерпение не надо принимать за его отсутствие. В нем вся наша мудрость. И народ не хочет больше ошибаться. 

Это начало начал - власть национального доверия. Россия, свалившись в заготовленную для нее яму, ушиблась жестко, переломала кости, в ее теле травма на травме, но не убилась, поднять ее можно. Антинародная политика властей того времени привела к тому, что не только стали растаскивать государственные богатства, но и принялись уходить из государства люди, притом в массовом порядке. Я имею в виду не эмиграцию в Америку и Израиль, а устранение от своих обязанностей по отношению к государству, то есть эмиграцию внутреннюю. В избирательных списках эти люди присутствуют, но из агонизирующего государственного организма они вышли и живут только своими интересами, занятые собственным спасением. Это граждане автономного существования, сбитые в небольшие группы, сами себя защищающие, сами себя поддерживающие материально и духовно, как старообрядцы в прежние времена, не желающие мириться с чужебесием нового образа жизни. Если бы удалось вернуть их на государственную службу, - а для это надо, чтобы власть признала и сказала им, что России без них нет, - когда они убедятся, что положение меняется и государством управляют патриоты, то они смогут не влиться в самую деятельную и здоровую силу. Народ силен подъемным, восхитительным настроением, появившейся перед ним благородной целью. 

А национальная униженность - это ведь не только предательство национальных интересов в политике и экономике и не только поношение русского имени с экранов телевидения и со страниц журналов и газет, но и вся обстановка, в том числе бытовая в которой властвует, с одной стороны, презрение, а с другой, уже с нашей, - забвение. Это и издевательство над народными обычаями, и осквернение святынь, и чужие фасоны ума и одежды, и вывески, объявления на чужом языке, и вытеснение отечественного искусства западным ширпотребом самого низкого пошиба, и оголтелая (вот уж к месту слово!) порнография, и чужие нравы, чужие манеры, чужие подметки - все чужое, будто у нас своего и не было. 

Русский человек оказался в изоляции от своих учителей, его сознание и душу развращают и убивают вот уже более двадцати лет, но чутье-то, чутье-то, если не разумный и не зависимый взгляд!.. У нас в крови это всегда было - издали распознавать злодейство. 

Да и что такое сегодня народ? Никак не могу согласиться с тем, что за народ принимают все население или всего лишь простонародье. Он - коренная порода нации, рудное тело, несущее в себе главные задатки, основные ценности, врученные нации при рождении. А руда редко выходит на поверхность, она сама себя хранит до определенного часа, в который и способна взбугриться, словно под давлением формировавших ее веков. 

Достоевским замечено: "Не люби ты меня, а полюби ты мое", - вот что вам скажет народ, если захочет удостовериться в искренности вашей любви к нему". Вот эта жизнь в "своем", эта невидимая крепость, эта духовная и нравственная «утварь» национального бытия и есть мерило народа. 

Народ в сравнении с население, быть может, велик числом, но это отборная гвардия, в решительные часы способная увлекать за собой многих. Все, что могло купиться за доллары и обещания, - купилось; все, что могло предавать, - предало; все, что могло согласиться на красиво-унизительную и удало-развратительную жизнь, - согласилось; все, что могло пресмыкаться, - пресмыкается. Осталось то, что от России не оторвать и что Россию на за какие пряники не отдаст. 

Россию обдирают как липку и свои, и чужие - и конца этому не видно. Для Запада "разработка" России - это дар небес, неслыханное везение, Запад теперь может поддерживать свой высокий уровень жизни еще несколько десятилетий. Ну, а "домашние" воры, полчищами народившиеся из каких-то загадочных личинок, тащат буквально все, до чего дотягиваются руки, и тащить за кусок хлеба им помогают все слои населения. Национальную идею искать не надо. Она лежит на виду. Это правительство наших, а не чужих национальных интересов, восстановление и защита традиционных ценностей, изгнание в шею всех, кто развращает и дурачит народ, опора на русское имя, которое таит в себе огромную, сейчас отвергаемую силу, одинаковое государственное тягло для всех субъектов Федерации. Создать порядок, который бы шел по направлению нашего исторического и духовного строения, а не коверкал его. Добавлю, что никогда народ не будет доверять государству, пока им управляют изворотливые и наглые чужаки! 

Вопрос: Как вы понимаете подлинный патриотизм? 

Распутин: Мне не однажды приходилось говорить о патриотизме. Напомню сейчас, что патриотизм - не только постоянное ощущение неизбывной и кровной связи со своей земле, но прежде всего долг перед нею, радение за ее духовное, моральное и физическое благополучие, сверение, как сверяют часы, своего сердца с ее страданиями и радостями. Человек в Родине словно в огромной семейной раме, где предки взыскивают за жизнь и поступки потомков и где крупно начертаны заповеди рода. 

Вопрос: Что вы скажете о новом поколении? 

Распутин: У меня впечатление, что молодежь-то как раз не "вышла" из России. Вопреки всему, что на нее обрушилось. Из чего я делаю эти выводы? Из встреч с молодежью в студенческих и школьных аудиториях, из разговоров с ними, из наблюдений из того, что молодые пошли в храмы, что в вузы опять конкурсы - и не только от лукавого желания избежать армии, что все заметнее они в библиотеках. 

Молодежь теперь совсем иная, чем были мы, - более шумная, открытая, энергичная, с жаждой шире познать мир, и эту инакость мы принимаем порой за чужесть. Нет, она чувствительна к несправедливости, а этого добра у нас за глаза, что, возможно, воспитывает ее лучше патриотических лекций. Молодежь не может не видеть, до каких мерзостей доходят "воспитатели" из телевидения. Молодые не взяли на себя общественной роли, как во многих странах мира в период общественных потрясений, но это и хорошо, что студенчество не поддалось на провокацию, когда вокруг него вилась армия агитаторов за «свободу». 

Марина Сирота, публицист, автор спецпроекта "Эксперт" ИД "Момент Истины". 2014. 

На фото: Валентин Распутин на Байкале

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

30.05.2020


Новости партнеров

Уголок библиофила