Издательство «МИФ»

Итоги года-2018: Владимир Демчиков

"Глагол. Иркутское обозрение" подводит итоги 2018 года. Год был разным: у кого-то зашкаливают позитивные эмоции, а у кого-то  - одни сплощные разочарования. Журналист, колумнист, активный гражданин Владимир Демчиков не скупился на слова и ответил на все три вопроса нашего обозрения. В прошлом году он был немногословен

"Глагол": Владимир, что, по вашему мнению, произошло важного в городской (региональной) жизни у ходящем году?

Владимир Демчиков: на протяжении всего 2018 года мне казалось, будто иркутская жизнь превратилась в бледное отражение каких-то федеральных (чуть не написал "феодальных") событий и процессов и почти утратила собственное, независимое, возникающее из местных источников наполнение. Хотя у нас еще просыпались, конечно, какие-то остатки иркутского самоуважения. Можно вспомнить, как потопили, слава богу, иркутские жители идиотский федеральный «проект по присвоению аэропортам имен великих соотечественников» (а вот Москва и Питер не убереглись). Или то, как люди отбили попытку хамского увольнения чиновниками от образования директора лицея № 3 Николая Кашина. Или то, как прокатили "Единую Россию" на выборах в Законодательное собрание области – особенно порадовало, что мандата не получил автор закона об отмене выборов мэра Иркутска Андрей Лабыгин. Это, конечно, были приятные эпизоды, но их было немного.

Даши Намдаков в очередной раз доказал в прошедшем году, что является главным иркутским магом и волшебником. Стоит ему только показаться на горизонте с каким-то своим произведением (нынче – с мощным "Духом Байкала", установленным в Узурах), как десятки людей волшебным образом превращаются в боевых экологов-искусствоведов, седлают виртуальных слонов и отправляются скакать по пыльным прериям соцсетей, держа наперевес вострые комментарии и даже жалобы в прокуратуру. Впрочем, пусть пишут, все имеют право на свое мнение. Но как Намдакову удается буквально щелчком пальца превращать мирных людей в неистовых воинов света – это большая загадка.

Самым печальным событием местной жизни стала для меня гибель нашего легендарного памятника архитектуры и истории, старейшего в Иркутске деревянного дома – Дома Шубиных (XVIII век) на ул. Лапина. Дом Шубиных исчез, на его месте сейчас построена свеженькая копия, не имеющая никакой исторической и культурной ценности, только балансовую стоимость.

Самым загадочным событием года было, конечно, трехдневное пленение в Иркутске 282 пассажиров Боинга-777, летевшего из Парижа в Шанхай и экстренно севшего в Иркутске 11 ноября из-за задымления в салоне. Три дня иностранцы, не имевшие виз, сидели в двух отелях под присмотром фсбшников. За это время в Иркутск успел прилететь и тоже сломаться еще один «боинг» Air France, и только 14 ноября на третьем (!) "Боинге" они улетели в свой Шанхай. За эти три дня случились неизбежные контакты французов с работниками гостиничной сферы услуг и вспышки взаимного интереса. Следившие за ситуацией иркутяне писали, скажем, о романе официантки из Усть-Илимска с каким-то пиар-начальником из Louis Vuitton. Но никто не написал о романе какого-нибудь нашего "охранника в штатском" и, допустим, легкомысленной пленной француженки. Из этого справедливо можно заключить, что наша граница на замке.

А самым комичным событием стала, конечно, дружная публикация иркутскими СМИ анонимного "Обращения руководителей образовательных организаций г. Иркутска" к горожанам с призывом не вмешиваться в решение кадровых вопросов. Это обращение, спешно придуманное где-то в недрах управления образования после неудачной попытки уволить директора лицея № 3, обернулось настоящим анекдотом: в новостях громко объявили, что его подписало 200 человек (хотя школ в Иркутске около 80), но при этом ни одной фамилии руководителей, якобы подписавших обращение, нигде так и не было опубликовано. Таким образом, Иркутск стал пионером в создании совершенно нового жанра – анонимного публичного обращения к горожанам. Особенно смешно звучит в этом обращении призыв "не преступать нравственные нормы" – такого я вообще не припомню, все-таки с речами о морали и нравственности к миру обычно обращаются не анонимы, а люди, не скрывающие своих имен.

"Глагол": второй вопрос об изменениях в вашей жизни, которыми вы можете поделиться;

Владимир Демчиков: при том, что городская жизнь в основном не радовала, были в ушедшем году и отличные события и проекты. В некоторых даже удалось поучаствовать. Причем иногда они начинались с какой-то мелочи. Скажем, из обычных посиделок в кафе с заехавшей в Иркутск красавицей и моим старым знакомцем, гениальным художником, возник проект крутой выставки, которая после Иркутска уже начала свое путешествие по музеям других регионов (речь о выставке Эдуарда Попова "А если это свет?"  в галерее В. Бронштейна). А из нашего прощального "топтания в сенях" после дружеского застолья родилось целое новое направление в работе Центра немецкого языка имени В. Гумбольдта – музыкальное. Вообще мрачный 2018 год оказался человечески, наоборот, очень теплым. Жаль только, что времени на общение со старыми и новыми друзьями-приятелями, с которыми начали что-то делать в этом году, нам катастрофически не хватало.

Самым крутым событием ушедшего года стала поездка в Монголию. Я не был в Улан-Баторе с 1987 года. И вот более чем через 30 лет съездил туда по приглашению моих бывших монгольских учеников, сейчас уже взрослых и солидных людей. Вернуться куда-то через 30 лет и увидеться с людьми, с которыми не виделся 30 лет – это всегда потрясение, а тем более, когда все это с тобой происходит в магической Монголии, которая сама по себе потрясение. Мы с ребятами объехали наши старые «родные места», успели и поиграть в баскетбол, и покататься на лошадях, и поорать старые песни, и немного попутешествовать, и обойти лучшие заведения неузнаваемого Улан-Батора. Да и просто было чем поговорить после 30-то лет. Обязательно съезжу туда еще, и, думаю, не один раз.

"Глагол": что вы ждете от 2019 года, года свиньи, который наступает?

Владимир Демчиков: честно говоря, ничего особенно хорошего от года свиньи я не жду. Самая актуальная русская пословица последних двух десятилетий: надейся на лучшее, но готовься к худшему. Рубль, несомненно, продолжит свое пикирующее "вставание с колен" (год назад доллар стоил 57 рублей, а сейчас уже под семьдесят), цены продолжат расти, выборы будут еще смешнее, пропаганда еще наглее, статистика еще бодрее. Но если в 2019 году только этим ограничится и не дойдет до какой-то большой войны – это будет меньшим из зол. То есть я надеюсь, что в наступающем году все ограничится просто продолжением медленной деградации страны, к ней все по крайней мере притерпелись и научились как-то в этом жить. Хотя и к худшему сценарию я, конечно, тоже стараюсь внутренне готовиться – все мы понимаем, в какое время живем, от кого и от чего зависим.

Единственное, что все-таки добавляет настроения – я надеюсь, что со старыми и новыми друзьями и знакомыми, с местными самолучшими дизайнерами, подпольными поэтами, гениальными киношниками, великими художниками, виртуозными кулинарами и прочими лучшими представителями местного возвышенного сброда мы продолжим какие-то совместные дела и просто общение – с непременными долгими разговорами обо всем. Так, за разговорами, глядишь, и обманем еще один год со свиньей (хотя лучше бы без нее).

"Глагол" поздравляет нашего автора и друга с Новым годом!

Фото автора

Напоминаем, что традиционно "Глагол" публикует итоги года известных иркутян в области культуры и искусства, общественной жизни в течение больших новогодних каникул. Свои итоги вместе с нами подвели уже режиссер Никита Добрынин (Иркутск-Москва), директор Дворца детского и юношеского творчества, режиссер городских мероприятий Антон Кутимский, директор Иркутской областной юношеской библиотеки имени И. Уткина Ирина Тябутова, один из самых известных музыкантов Иркутска Андрей Гедеон. Читайте "Глагол"!


Aliexpress WW

30.12.2018

Итоги года